Саммит ШОС в Душанбе может стать встречей соперников

  • 24 ноября 2010
Российские делегаты саммита ШОС в Ташкенте
Image caption Россия и Душанбе на встрече могут затронуть вопрос аренды аэродрома Айни

В таджикской столице в четверг начинается очередное заседание Совета глав правительств государств – членов Шанхайской организации сотрудничества (ШОС).

В его работе примут участие премьер-министры России, Казахстана, Китая и вице-премьер Узбекистана. Кроме того, в саммите участвует президент Киргизии Роза Отумбаева, которая впервые после избрания на этот пост посещает соседний Таджикистан.

По мнению наблюдателей, на встрече в Душанбе главное внимание будет уделено проблемам стабильности и безопасности в Центральной Азии.

Руководители центральноазиатских государств, а также России и Китая озабочены ситуацией в Афганистане, событиями в Киргизии и Таджикистане, а также контрабандой в регион афганских наркотиков.

Без надежды на прорыв

Однако, как говорят эксперты, ожидать прорыва от очередной встречи политиков в Душанбе вряд ли приходится.

Непростые отношения и внутренние противоречия между странами-членами ШОС не позволит, по мнению многих, выработать механизмы реализации ранее достигнутых договоренностей.

"У государств, входящих в ШОС, разные позиции, - говорит таджикский экономист Фируз Саидов. - В рамках организации больше развиты двусторонние отношения. Между некоторыми государствами есть очень хорошее экономическое сотрудничество. Например, Китай и Таджикистан, Китай и Киргизия, Казахстан и Таджикистан".

"Но в том, что касается, например, отношений Душанбе и Ташкента здесь не заметно каких-либо ярких примеров сотрудничества, скорее наоборот, - уверяет эксперт. - Не все так гладко в отношениях и с Россией. После введения таможенных пошлин на нефтепродукты возникли проблемы, которые не способствуют сближению позиций Душанбе и Москвы".

Между Китаем и Россией

Китай и Россия – ключевые государства Шанхайской организации сотрудничества. Мнение Пекина и Москвы учитывается в первую очередь при принятии решений экономического и политического характера.

По мнению обозревателей, Россия пытается усилить свое политическое влияние в Центральной Азии, считая этот регион зоной своих традиционных геополитических интересов. При этом по объемам инвестиций в экономику стран ШОС и торгово-экономическому сотрудничеству лидирует как раз Китай.

Именно Китай является инициатором развития транспортной сети и энергетических проектов. Для этой страны также важно, чтобы ее товары достигали новых рынков сбыта, поэтому она заинтересована в развитии региональной инфраструктуры.

"Китай заинтересован в сотрудничестве со всеми центральноазиатскими странами, - считает политолог Вафо Ниятбеков. - Можно рассматривать данную организацию как попытку России и КНР по недопущению в пространство ШОС третьих сторон, то есть стран Запада. Центральноазиатские государства видят, что какой-то практической значимости организации нет".

Проблема Айни

По мнению обозревателей, на встрече в Душанбе Россия и Таджикистан могут затронуть тему аренды Москвой таджикского военного аэродрома Айни и возможного возвращения российских пограничников на таджикско-афганскую границу.

Несколько лет назад российские пограничники вернули контроль над участками одной из самых неспокойных государственных границ СНГ своим таджикским коллегам.

В Таджикистане, впрочем, остался небольшой штат российских советников, которые помогают местным пограничникам.

Таджикистан и Афганистан разделяют около 1400 км общей границы, и большая ее часть проходит по труднодоступной горной территории.

За последние несколько лет страны Запады профинансировали несколько крупных проектов по границе, модернизировали пограничные заставы, передали военным техническое оснащение и средства связи.

Однако главным стратегическим союзником Таджикистана остается Россия, заявляют в Душанбе, несмотря на некоторое похолодание в российско-таджикских отношениях.

"Не думаю, что будет целесообразным в любой форме закреплять защиту госграницы за Россией или любой другой страной, - говорит аналитик Шокирджон Хакимов. - Это будет означать сокращение суверенитета и независимости государства. Что касается использования военного аэродрома Айни, то возможно договориться об аренде этого объекта, но не ограничиваться лишь одной страной, например, Россией, а рассмотреть предложения, сделанные Индией, Китаем и другими государствами".

Главная интрига

Тем временем, по мнению российского политолога Аджара Куртова, Таджикистану необходима военная помощь России, особенно в условиях нарастающей конфронтации с Узбекистаном.

Поэтому главной интригой нынешней встречи может стать развитие таджикско-узбекских отношений. Многие наблюдатели в последнее время сравнивают их с холодной войной.

Узбекистан выступает против практически всех водно-энергетических инициатив Таджикистана и строительства крупных ГЭС в Таджикистане и Киргизии.

По мнению официального Душанбе, запуск энергоблоков станции позволит стране добиться энергетической независимости, а государствам Центральной Азии - решить проблемы с постоянным энергоснабжением.

Однако Ташкент высказывает опасение, что дополнительные станции вызовут серьезные экологические проблемы в регионе и приведут к нехватке воды для потребления и орошения в странах низовья – Узбекистане, Казахстане и Туркменистане.

"Таджикистан будет поднимать вопросы, связанные с Рогунской ГЭС и проблемами с Узбекистаном, - считает таджикский политолог Парвиз Муллоджонов. - Скорее всего, там будет полемика между таджикской и узбекской делегацией, но она реально ни к чему не приведет. Поэтому ждать какого-то особого прорыва не стоит, но возможно между Россией и Таджикистаном будет некоторое потепление".

Спор об энергии

Позиция соседнего Узбекистана, между тем, является решающей для многих потенциальных инвесторов.

В конце прошлого года Узбекистан официально покинул объединенную энергосистему Центральной Азии. В осенне-зимний период Таджикистан испытывает жесткий дефицит энергии и вынужден импортировать ее у соседей.

Однако из-за этого решения Узбекистана транзит энергии в Таджикистан из Туркменистана становится невозможным. Наиболее чувствительным выход Узбекистана из объединенной энергосистемы стал для Таджикистана и Киргизии.

Новости по теме