Сможет ли Грузия найти родителей всем детдомовцам?

  • 28 декабря 2010
Дети в детском доме
Image caption В Грузии надеются найти семьи все детдомовским воспитанникам

Грузинское правительство надеется, что к 2013 году в Грузии не будет ни одного крупного детского дома, а все дети будут расти если не в семьях, то в обстановке близкой и похожей на семейную.

Ирина Бекуридзе, руководитель детского дома-яслей, расположенного на улице Нуцубидзе в Тбилиси, провожает меня в одну из комнат. Здесь, в группе номер четыре, около десяти воспитанников. Наше появление сразу отвлекает внимание детишек от игрушек, разбросанных на полу.

У черноглазой трехлетней Маки особый интерес вызывает фотоаппарат, на который она неловкими движениями старается надеть крышку. В микрофон, который я подношу к ней, Мака говорит одно слово - "деда", что в переводе с грузинского означает мама. Она улыбается и смотрит прямо в глаза, отчего почему-то становится немного неловко.

"Смотришь на них - обычные дети, играют, смеются, плачут... А ведь на самом деле за каждым ребенком - какая -нибудь трагичная история, - говорит Ирина Бекуридзе. - И вроде бы у них есть все здесь - еда, одежда, уход, но они лишены самого главного".

Здесь, в детском доме для детей в возрасте до шести лет, живет около 150 детей, лишенных родительской опеки. Около трети из них - дети с ограниченными возможностями или тяжелыми проблемами со здоровьем.

В Грузии ежегодно до 12-14 новорожденных находят на улице, в подъездах, а иногда и в мусорных баках, говорит Бекуридзе. Порой спасти их не удается.

Многие из тех, кого спасти удалось, оказываются здесь, в детдоме на улице Нуцубидзе - самом большом учреждении для детей, лишенных родительской опеки в младенческом возрасте.

Однако грузинское правительство надеется, что таких детских домов не будет уже к 2013 году, и каждый ребенок будет жить если не в родной семье, то хотя бы в семейной обстановке.

"Социальные" сироты

Мака, как нам объясняют здесь, "новенькая". Недели три назад ее привезла патрульная полиция с вокзала, где она просила милостыню.

Первое время при виде воспитательниц девочка по привычке протягивала руку и просила милостыню. Мать у Маки сидит в тюрьме, а у бабушки нет необходимых документов для опекунства над внучкой, так что Маки, наверное, придется ждать освобождения матери.

Круглых сирот в детских домах Грузии немного: согласно исследованиям, более 80% детей, лишенных родительской опеки, имеют хотя бы одного родителя.

"Главной причиной того, что в Грузии родители оставляют детей, все-таки является бедность, - говорит Майя Мгелиашвили, технический советник социальных работников международной организации ЕveryСhild в Грузии. - Многие родители не могут удовлетворить элементарные нужды детей и при этом находятся в кризисных ситуациях. Так что они принимают вот такое "легкое" решение - оставить ребенка в детском доме".

По мнению экспертов, такое решение может тяжело отразиться на развитии ребенка. Натия Парцхаладзе, консультант по защите ребенка фонда ЮНИСЕФ, говорит, что время, проведенное в детском доме с рождения и до трех лет, особенно негативно сказывается на развитии ребенка.

По ее словам, в определенной степени, на родительское решение влияет и советское прошлое, когда отдать ребенка в детский дом было приемлемым для общества шагом.

"Множество исследований показало, что воспитание в такой (детдомовской) среде непосредственно влияет на развитие мозга ребенка. Это тяжелое последствие трудно исправить в будущем, - говорит Парцхаладзе. - Те родители, которые принимают решение оставить ребенка в детском доме, просто не знают о том, насколько отрицательно это может повлиять на развитие ребенка".

Из детского дома в семью

Процесс деинституционализации - т.е. максимального сокращения числа детей в коллективных государственных институтах социальной опеки - в Грузии начался более 10 лет назад. Результаты, по мнению властей, довольно успешные.

Сегодня в государственных учреждениях в Грузии, находящихся в ведении министерства труда, здравоохранения и социальной защиты, живет чуть более 1000 детей, что в пять раз меньше, чем до начала реформы.

Приоритетом, по словам Эки Санеблидзе, заместителя главы департамента по социальным программам агентства социального обслуживания при министерстве труда, здравоохранения и социальной защиты, является возвращение ребенка в свою биологическую семью.

Image caption Иностранцы практически не могут усыновить здорового ребенка из Грузии

"Мы изучаем семьи детей, которые сегодня находятся в наших структурах, и, если есть возможность вернуть ребенка в семью, мы помогаем семье различными программами", - говорит Санеблидзе.

В этом году было изучено около десятка детских домов, в которых находилось более 500 детей. Около 30% этих детей смогли вернуться в семьи биологических родителей, говорит Санеблидзе.

Одним из компонентов деинституционализации является работа с теми семьями, в которых высок риск отказа от детей или возможность решения отправить ребенка в детский дом. Таким семьям дают ваучеры на детское питание для детей в возрасте до двух лет, а также помогают найти для детей места в так называемых дневных центрах, в которых дети могут находиться после школы и до вечера. Таких центров сейчас в Тбилиси более 20.

"Однако нынешних программ недостаточно и в этом направлении еще многое предстоит сделать, чтобы выработать полноценную систему, которая помогла бы детям из таких семей избежать детских домов, - говорит Мгелиашвили. - Это включает в себя развитие очень многих сервисов, которых пока еще нет в Грузии. Это - интенсивная работа с семьями, решение проблем их занятости, жилья и так далее".

Если в силу ряда причин невозможно возвращение ребенка в биологическую семью, его могут усыновить или временно разместить в патронатных семьях.

Еще одним революционным нововведением реформы являются дома семейного типа, которые по планам правительства сменят традиционные крупные детские дома в Грузии.

В таких домах находится около восьми детей, а воспитатели работают в паре - один из них - женщина, второй - мужчина: для того чтобы жизнь в таком доме максимально походила на семью.

Сейчас, по словам Санеблидзе, открыто 17 таких домов, где живет около 120 воспитанников. Правительство надеется в течение двух лет открыть 72 таких дома, что, по предварительным подсчетам, достаточно для того, чтобы Грузия забыла о традиционных детских домах.

"Ненужные"

К Нино никто не приходит уже три года, то есть всю ее жизнь. От нее отказались прямо в родильном доме. Скорее всего, причина этому тяжелые диагнозы: у Нино парапарез, эпилепсия и ДЦП. Девочка практически не двигается и постоянно находится под действием лекарств.

Рядом - кроватка светловолосой Мари. Она нервно раскачивается и почти всегда плачет. У нее микроцефалия. Правда, ей повезло немного больше: ее иногда навещает отец. Мать не приходит никогда, а оставить Мари она решила "во благо других своих детей".

Около одной трети детей на Нуцубидзе - дети с ограниченными возможностями или проблемами со здоровьем. От таких в Грузии часто отказываются прямо в родильном доме. Если ребенок не первый, то зачастую его тщательно скрывают от других братьев и сестер.

Несмотря на то, что на усыновление детей в Грузии имеются длинные очереди, никто не хочет принять в семью детей с ограниченными возможностями, говорит Санеблидзе.

По словам Бекуридзе, в ее практике был всего один такой случай. Усыновили маленького мальчика врожденной деформацией лица: заячьей губой и волчьей пастью. Правда, и то - после пластической операции. Нежелание усыновлять таких детей чаще всего объясняют экономическими проблемами, однако, скорее всего, здесь играет важную роль и отношение общества к таким детям.

"В нашем обществе, я думаю, какая-то стигма по отношению к детям с ограниченными возможностями. Наверное, это и причина того, что таких детей оставляют, думая, что они представляют проблему для семьи и других детей в семье", - говорит Бекуридзе.

Долгий путь домой

Дети с ограниченными возможностями иногда попадают в патронатные семьи, однако единственой надеждой для таких детей обрести постоянную семью остаются иностранные граждане, у которых шансов на легальное усыновление или удочерение здорового ребенка в Грузии практически равны нулю.

Правда, таких случаев, как оказалось, тоже немного. За последние два года было лишь два случая усыновления детей иностранными гражданами, говорит Санеблидзе, однако, в будущем благодаря последним изменениям в законодательстве Грузии процесс усыновления и удочерения иностранными гражданами будет более активным.

Раньше законодательство предусматривало усыновление и удочерение иностранными гражданами только по истечении 18 месяцев после получения соответствующего статуса ребенком. Если в течении этого времени ребенок не был бы усыновлен, то рассматривались заявки иностранных граждан. Теперь этот срок уменьшился до восьми месяцев.

Сегодня, по словам Санеблидзе, 19 детей уже прошли этот восьмимесячный период и подлежат усыновлению или удочерению иностранными гражданами.

"Это лучший выход для таких детей, так как у себя на родине они практически обречены на жизнь в детских домах и пансионатах для лиц с ограниченными возможностями", - говорит Санеблидзе.

Здоровых детей иностранцам не предлагают

"Маленький орешек c красивыми глазками, завернутый в розовые одеяла", - сегодня так описывает 54-летняя Кэти свое первое впечатление от своей приемной, теперь уже девятилетней дочери.

"Она отличный ребенок. Очень умная и в ней много индивидуализма. Как и большинство грузинских детей, которых я знаю - упрямая", - рассказывает Кэти.

Кэти, которая предпочла не называть своей фамилии, сегодня помогает желающим в Соединенных Штатах усыновить детей из Грузии. Сама она - мать двоих дочерей. Одна из них была удочерена в России, вторая - девять лет назад в Грузии. Обе девочки, по словам Кэти, здоровые.

Однако сегодня удочерить или усыновить абсолютно здорового ребенка из Грузии - невозможно, соглашается Кэти.

"Немного агентств по усыновлению готовы помочь с усыновлением в Грузии, потому что в Грузии очень мало детей которые могут быть усыновлены, так как у многих детей есть родители, - объясняет Кэти. - Но каждый усыновленный ребенок - для нас это победа, потому что это зачастую единственный шанс для ребенка иметь семью".

Большинство приемных родителей, которые обращаются за помощью, предпочитает усыновить детей с физическими недугами, так как их, в отличие от проблем с психикой можно преодолеть в будущем, говорит Кэти.

Нередко усыновление иностранными гражданами означает начало не только новой, но зачастую даже здоровой жизни для таких детей, говорит Бекуридзе. Так, усыновленный два года назад американскими гражданами четырехлетний воспитанник детского дома на Нуцубидзе - сегодня абсолютно нормальный ребенок.

"У него была заячья губа и волчья пасть в очень тяжелой форме. Специалисты в Грузии не взялись за операцию. Операция была сделана уже в США, куда увезли ребенка его приемные родители, - рассказывает Бекуридзе. - До 16 лет понадобится еще несколько операций, но первая была очень успешной. Мы получили фотографии: на них симпатичный и веселый ребенок".

(Имена детей изменены)

Новости по теме