Таджикистан охотится на полевого командира Мулло Абдулло

  • 6 января 2011
Мулло Абдулло
Image caption Прежде чем стать полевым командиром, Мулло Абдулло изучал теологию и работал телемастером

Власти Таджикистана проводят на востоке страны операцию, направленную против отрядов повстанцев под командованием Абдулло Рахимова, больше известного как Мулло Абдулло.

Власти опасаются, что 61-летний полевой командир может в любой момент дестабилизировать обстановку в Раштской долине, находящейся всего в 180 км восточнее столицы страны.

Однако не все в Душанбе уверены в том, что Мулло Абдулло действительно находится на территории Таджикистана.

"Все разговоры о Мулло Абдулло я считаю глобальным розыгрышем со стороны определенных кругов, - говорит таджикский эксперт Хикматулло Сайфуллозода. - Сложно определенно сказать, жив ли на самом деле Мулло Абдулло и где он находится".

Про самого полевого командира, которого называют таджикским бин Ладеном, известно мало. Нет даже его фотографий, сделанных в последние годы.

Кто такой Мулло Абдулло

Уроженец Вахдатского района, Абдулло Рахимов жил в селении Камонгарон вблизи Душанбе. Он работал в небольшой мастерской по ремонту телевизионной техники и считался хорошим мастером.

Абдулло еще в советские годы отличался религиозностью. Несмотря на запреты, он около 13 лет постигал азы теологии у местного священнослужителя Эшони Абдурахимджона, за что и получил прозвище "мулло", то есть мулла.

После развала СССР в Таджикистане началась кровопролитная гражданская война. Местом, в котором группировались вооруженные отряды таджикской оппозиции, стал Раштский регион на востоке страны.

Image caption В Раштском регионе группировались вооруженные отряды таджикской оппозиции

Это горный регион, в котором превалирует сельское хозяйство и в котором очень высокий уровень безработицы и бедности. Именно из этих мест вышло большинство лидеров и полевых командиров объединенной таджикской оппозиции.

Война в Таджикистане кончилась в 1997 году подписанием мирного договора. Около 4,5 тысячи боевиков вошли в состав армии, чуть больше 5 тысяч вернулись к мирной жизни. Мулло Абдулло не принадлежал к числу ни тех, ни других. Он, один из лидеров оппозиции, продолжил свою деятельность самостоятельно.

В 1999 и 2000 годах он оказывал поддержку боевикам Исламского движения Узбекистана (ИДУ) - радикальной исламской группировки, которая будоражила в те годы юг Центральной Азии, проникая то в Таджикистан, то в Киргизию, пытаясь в конечном счете попасть в Узбекистан, где хотела установить исламскую форму правления.

В сентябре 2000 года власти Таджикистана провели специальную операцию против Мулло Абдулло и объявили о его поимке.

Действительно ли они поймали его, а потом выпустили, не известно до сих пор. Неясно также, где Мулло Абдулло провел последующие годы. Сообщалось, что он был в Афганистане - то ли воевал на стороне талибов, то ли был принят самим "Панджерским львом" - Ахмад Шахом Масудом.

В родовом селе Абдулло и сейчас живут его жена и дети. Но они говорят, что в последний раз видели его в 1999 году, а после этого никаких известий от него не получали.

Сообщалось, что в мае прошлого года Мулло Абдулло нелегально вернулся в Таджикистан, и что с ним был отряд примерно из ста человек.

А в сентябре 2010 власти начали операцию в Раштском регионе. Официально тогда объявили, что она направлена против транзита наркотиков, однако и тогда, и после активно обсуждалась версия, что на самом деле цель операции - уничтожение Мулло Абдулло, непримиримого врага властей Таджикистана и президента Рахмона.

Рашт - угроза стабильности?

Image caption Власти опасаются дестабилизации в районах, где проживают несколько этнических групп

Как говорят аналитики, физическое устранение полевых командиров действительно может на время стабилизировать ситуацию, однако решить проблему таким образом не удастся.

"Есть определенные социально-экономические проблемы в регионе, - сказал Би-би-си таджикский политолог Парвиз Муллоджанов. - Без решения этих вопросов ситуация кардинально не изменится".

"Нынешняя социально-экономическая ситуация в Таджикистане и огромная армия безработных, пополняющаяся за счет возвращающихся из России трудовых мигрантов - это и есть потенциальные очаги напряжения", – согласен со своим коллегой другой политолог Шокирджон Хакимов.

А поскольку политическая оппозиция подавляется правительством, то недовольные обращаются к радикальным формам религии.

Власти центральноазиатских стран серьезно опасаются активизации подпольных религиозных организаций. Сторонников запрещенных исламских движений задерживают и в Таджикистане, и в Узбекистане, и в Киргизии. Однако есть опасения, что они распространяют свои идеи и на других арестованных - и из тюрем выходит больше исламистов, чем отправляется туда.

По мнению экспертов, запрещенные исламские группы представляют реальную угрозу безопасности региона, и у властей есть основания опасаться их активизации, особенно сейчас, когда из-за кризиса в страны Центральной Азии возвращаются трудовые мигранты.

Еще одним потенциально опасным очагом могут быть межэтнические трения, усугубившиеся после киргизско-узбекских столкновений в городе Ош на юге Киргизии, недалеко от границы с Узбекистаном и Таджикистаном. Есть на юге Киргизии и таджикский анклав Сох.

"Там проживают около 55 тысяч таджиков, - говорит эксперт Бободжон Икромов. - В том районе пересекаются три государства. В случае возникновения межэтнического конфликта между узбеками и киргизами в этом районе в него будут вовлечены и таджики".

Конечно, одному Мулло Абдулло не удастся дестабилизировать весь регион. Однако он вместе с отрядом своих вооруженных сторонников может стать одним из катализаторов более серьезных процессов, которые способны распространиться на всю Центральную Азию.

Новости по теме