Мир крайностей: Жить и умереть в Сьерра-Леоне

  • 3 февраля 2011
Во фритаунском хосписе Правообладатель иллюстрации
Image caption Во всей Сьерра-Леоне есть только один подобный хоспис

На краю деревушки по соседству со столицей Сьерра-Леоне Фритауном стоят четыре или пять глинобитных мазанок.

Большинству из двух десятков живущих в них людей - мужчин, женщин и детей - грозит смерть от туберкулеза.

А во фритаунской больнице - всего в паре часов езды отсюда - рождаются младенцы, хотя Сьерра-Леоне считается одной из самых опасных стран в мире для того, чтобы заводить детей.

Правообладатель иллюстрации BBC World Service

Власти изо всех сил пытаются доказать, что страна небезнадежна. Но проблемы, стоящие перед ними, огромны.

От статистики - мурашки по коже. Вот некоторые данные, которые я собрал перед поездкой сюда: средняя продолжительность жизни - около 40 лет (по сравнению с 70-80 в развитых странах); один из самых высоких в мире уровней смертности рожениц и младенцев; огромный дефицит медицинских услуг в сельской местности.

Но каждый медик, с которым я встречался за время поездки по Сьерра-Леоне, от младших медсестер до опытных врачей и управленцев, говорил мне, что ситуация медленно, но выправляется.

Ужасная боль

В этой деревне под Фритауном на разломанном пластмассовом стуле сидит 17-летний парень.

Его зовут Саиду Санкох. У него запущенный туберкулез. Поскольку болезнь не лечили, она распространилась, и теперь у Саиду больны не только легкие, но и кости.

Саиду сейчас практически недвижим.

Это умный парень, неплохо выучивший английский за то время, когда мог ходить в школу.

"Боль ужасная, - говорит он. - У меня кости болят. Я иногда ложусь и тихо реву".

Есть у Саиду и другая боль. Его мать слепа, а он не может ей помочь.

Правообладатель иллюстрации
Image caption Саиду слишком болен, чтобы помогать слепой матери

Еще одна проблема, которая мучит Саиду, - стыд.

"Посмотрите на меня, - говорит он. - Мне 17, я большой парень. Я должен быть в состоянии помочь матери. А я вместо этого болею и сплю с ней в одной комнате. Моему шестилетнему брату приходится делать всю работу по дому".

Через несколько дверей в этом ряду комнат - Эмма Камара. Эта молодая женщина едва может двигаться.

Когда она кашляет, сотрясается все ее миниатюрное тело.

Джон Контех, служащий соседской клиники, который привез меня в эту деревню, подозревает, что у Эммы тоже туберкулез.

Эта болезнь передается воздушно-капельным путем. И маленький ребенок Эммы, сидящий рядом с ней, тоже рискует заразиться.

Мать Эммы, которая тоже здесь - она сидит на плохо обработанном полу и выглядит очень слабой - уже кашляет.

Если заболевших не изолировать и не начать лечить, умереть мучительной смертью могут все жители деревни.

Бесплатный роддом

В столице, Фритауне, все совершенно иначе.

Правообладатель иллюстрации
Image caption Если бы Мариама Мансаррай не приехала сюда, она скончалась бы при родах

В уютной родильной палате Мариама Мансаррэй наслаждается солнцем, заливающим комнату через открытое окно.

Она надевает подгузник на свою дочь Сару.

"Она располагалась поперек меня и не выходила, - говорит Мариама. - Я обращалась к традиционным целителям в своей деревне, но это не сработало. Потом кто-то сказал мне, что я могу приехать сюда - бесплатно. И за мной прислали скорую, я приехала и родила. Вот моя дочка".

Рядом с кроватью стоит доктор Микаэл Корома, главврач роддома. Я спрашиваю его, что было бы с Мариамой, если б она осталась в своей деревне.

"Она умерла бы, - отвечает он. - В этой стране во многих случаях при родах случаются осложнения, которые приводят к избыточному кровоизлиянию. И если не принять мер, они умирают".

Другой хоспис

Бесплатное медицинское обслуживание беременных женщин было введено в Сьерра-Леоне два года назад.

Правительство - при помощи других стран и благотворительных организаций - пошло на эту меру, чтобы справиться с тем, от чего в стране умирают чаще всего. По грустной иронии судьбы, это - рождение.

В тяжелых условиях Сьерра-Леоне рождение - задача очень тяжелая, причем как для младенца, так и для матери.

Приводят ли шаги правительства к каким-либо переменам?

"Да, я думаю, да, - говорит Габриэль Мадийе, опытный чиновник от здравоохранения. - Есть свидетельства того, что в последние годы средняя продолжительность жизни увеличилась с 40 до примерно 42 лет".

Таким образом, Сьерра-Леоне обогнала несколько других африканских и азиатских стран в соответствующей таблице ООН.

Мадийе управляет хосписом Shepherd's в предместье Фритауна. Это не совсем хоспис в западном понимании: здесь не дают приют тем, кто доживает свои годы. Это скорее центр, где помогают избавиться от боли.

Здесь все неплохо обустроено: хоспис полагается на финансовую помощь из-за рубежа.

И это единственное медицинское учреждение в Сьерра-Леоне, у которого есть лицензия на применение морфина, способного снять боли у пациентов со смертельными формами рака.

Работа здесь - не сахар.

"Пациенты становятся нашими друзьями", - говорит старшая медсестра Ханна Нгобех.

Это крупная женщина, ее присутствие невозможно игнорировать. Но с пациентами она чрезвычайно мягка.

"Мы с пациентами общаемся каждый день, - говорит она. - Мы ходим к ним домой, знакомимся с родственниками. Это наши друзья".

Ханна замолкает.

"А потом тебе говорят: твой друг умер".

Нежное прикосновение

Это, безусловно, чрезвычайно бедная страна, десятилетиями после обретения независимости страдавшая от плохого управления и вооруженных конфликтов.

Сегодня, однако, здесь правит избранное правительство, которое пытается - пусть и медленно - изменить все к лучшему.

В этом роддоме я встречал рожениц со здоровыми малышами.

Многие из них - жительницы сельской местности; на них самая простая одежда, какую только можно представить. Ощущение такое, что они удивлены, даже поражены тем, что находятся в столь современном здании.

По международным стандартам в этом месте нет ничего особенного. Но здесь эти женщины - многие из них впервые в жизни - увидели врачей со стетоскопами на шее.

Эти молодые мамаши слушают медсестер в накрахмаленной форме, которые объясняют им, как лучше кормить грудью.

А в хосписе я видел, как Ханна Нгобех очень нежно держала за руку смертельно больного ракового пациента. И как она раздавала болеутоляющие.

Если бы я умирал, мне хотелось бы, чтобы мою руку держал такой человек, как Ханна Нгобех.

Новости по теме