Чем живут "ультрасионисты"

  • 4 февраля 2011
Луи Теру в Иерусалиме Правообладатель иллюстрации

Известный британский журналист Луи Теру, проведший некоторое время с исповедующими ультранационалистические взгляды еврейскими поселенцами, обнаружил в их среде не очень заметную, но глубоко укорененную субкультуру.

На холме, одном из многих на севере Западного берега, неподалеку от крупного палестинского города Наблус, я встречаюсь с 17-летним Яиром Либерманом.

Он студент, подрабатывающий на физических работах. Его жилище - это сооруженная из холстин времянка, чуть более прочная, чем палатка. Ее он делит с тремя другими парнями. На кровати спутавшиеся в комок простыни - нормальная постель любого современного подростка; в комнате всюду развешаны плакаты. Но на них не поп-исполнители, а - раввины.

Рядом полтора десятка жилых вагончиков и домов на колесах. Это - форпост Хават-Гилад.

Как и другие поселения на Западном берегу, Хавад-Гилад считается незаконным, с точки зрения международного права. Оно находится в глубине территории, отвоеванной Израилем в войне 1967 года, и громадное большинство населения вокруг - палестинцы. Но Хават-Гилад считается нелегальным даже по израильским законам. Электричество здесь - от генератора. Воду привозят цистернами.

Яир приехал в Хават-Гилад пару лет назад. Прогуливаясь с ним по холмам, я спрашиваю, почему он решил обустраивать жизнь в этом ветхом жилище, к которому ведет грязная дорога, на негостеприимной горе в окружении арабских оливковых рощ?

"Если нас здесь не будет, то будет [палестинский] город, а мы не хотим еще одного [палестинского] города", - говорит он.

А что такого плохого в очередном палестинском городе?

"Да это же моя земля! Это земля Израиля. Это не земля палестинцев".

Правообладатель иллюстрации BBC World Service

Веру Яира разделяют люди, которых принято причислять к жестким религиозным националистам, - это иудеи, решившие жить на территории Западного берега реки Иордан и в Восточном Иерусалиме. Эти земли, утверждают они, по праву принадлежат еврейскому народу, - и ссылаются при этом на Священное Писание.

А то, что на Западном берегу живет почти вдесятеро больше арабов, у которых собственные мечты о родине, поселенцы считают вопросом второстепенным.

Я снимал документальный фильм об этих еврейских поселенцах, которых называют ультрасионистами. Несколько недель я провел среди этих людей: их считают ядром, самым жестким, не готовым к компромиссам слоем израильских националистов. Я был с ними в еврейском анклаве в Хевроне; на холмах на севере Западного берега; в перенаселенных арабских кварталах Восточного Иерусалима. Я приехал в то время, когда стороны пытались вести переговоры, и поселенцы-экстремисты поэтому оказались в еще большей изоляции, чем обычно.

Я давно интересуюсь людьми, занимающими крайние националистические позиции, и надеялся, что проблема Западного берега и живущих на нем ультрарелигиозных иудеев даст мне возможность понять, что движет ими.

За день до встречи с Яиром я съездил в расположенный неподалеку форпост Гиват-Ронен, который принято считать еще более радикальным, еще более националистическим. Тем утром я увидел, как израильская армия идет на достаточно необычный шаг: солдаты, исполняя решение суда, выдворили поселенцев из Гиват-Ронена и разрушили домик, в котором они жили, и сарай для коз.

Учитывая, что это поселение израильский закон считает нелегальным, действия армии можно было считать символичными. Но их оказалось достаточно для того, чтобы молодежь из числа здешних еврейских поселенцев в ответ стала бросать камни в магазины, расположенные в соседней палестинской деревне, и подожгла растительность на холмах.

Легко называть этих "ультрасионистов" маргиналами в смысле их веры и взглядов на жизнь. И многие - если не большинство - израильтян говорят, что с удовольствием ушли бы с большинства оккупированных территорий, если бы были уверены в том, что это приведет к миру.

Но не все так просто: поселенцы-экстремалы получают определенную поддержку со стороны Государства Израиль. Как это ни удивительно, многие нелегальные форпосты - такие, как тот, в котором живет Яир, - защищают те же израильские военные. А в Восточном Иерусалиме и в Хевроне присутствие поселенцев полностью соответствует израильскому закону и гарантировано мощным присутствием сил безопасности.

Гнев и отчаяние палестинцев, считающих поселенцев иностранцами, живущими среди них, ощущается повсеместно. Многие говорят, что ничего не имели бы против еврейских соседей, но лишь в том случае, если они пользовались бы теми же правами и имели бы такой же суверенитет. К концу моего пребывания здесь один из охранников-поселенцев в Восточном Иерусалиме насмерть застрелил палестинца. Начались масштабные волнения; мне казалось, что страна стоит на пороге третьей интифады.

Вскоре после этого я уехал из Иерусалима. Но перед этим снова повстречался с Яиром. Он, как и в прошлый раз, был приятным и дружелюбным, но отказывался соглашаться с тем, что его национальная идея противоречит правам миллионов палестинцев.

Имея в виду возможность мира на горизонте - возможность весьма зыбкую, - я спросил, не беспокоит ли его уже полученное распоряжение очистить территорию.

"Если хотят, они могут выгнать меня силой, но я тогда вернусь нелегалом, - отметил он. - Это наша земля. Вы можете прийти и убить нас, сделать все что угодно. Мы умрем за эту страну".

Новости по теме