В Нью-Йорке судят бывшего ленинградца по громкому делу

  • 14 февраля 2011
Полицейская машина Правообладатель иллюстрации Reuters
Image caption Выходцы из бывшего СССР часто проходят по громким делам в Нью-Йорке

В понедельник в Бруклине начинается судебный процесс над бывшим ленинградцем Дмитрием Яковлевым, которого обвиняют в банковском мошенничестве и присвоении личных данных трех таинственно исчезнувших нью-йоркцев.

Потерпевшими федеральная прокуратура называет бывшую киевлянку Ирину Малежик, работавшую переводчицей, в том числе судебной, а также уроженца Набережных Челнов бизнесмена Виктора Алексеева и Майкла Клайна, до выхода на пенсию работавшего механиком в гараже нью-йоркской полиции.

В прошлом году прокуратура обвинила Яковлева в убийстве Малежик и Алексеева.

Однако в начале этого года она представила суду новые обвинительные документы, в которых 43-летнему бизнесмену инкриминируется лишь банковское мошенничество и пользование удостоверениями личности Малежик и Алексеева "в связи с убийством".

Признание Юлии

Пока неясно, почему было снято прямое обвинение в убийстве. Как заметил мне известный в русском Нью-Йорке адвокат Джулиан Лоуэнфелд, либо в прокуратуре решили, что Яковлев в убийствах не виноват, либо не уверены в успехе, тем более, что судья недавно принял решение, которое играло на руку защите.

Если обвинение выиграет процесс, то формулировка "в связи с убийством" позволит прокурорам просить для Яковлева гораздо больший срок, чем за простое мошенничество и хищение личных данных.

Вместе с Яковлевым по делу проходила его жена Юлия, в девичестве Сочилина. В отличие от мужа, ее в убийстве не обвиняли. В прошлый понедельник белокурая 37-летняя женщина признала себя виновной в похищении личных данных Малежик и пользовании ее кредитками.

Взамен прокуратура обещала не просить для нее у судьи более 40 месяцев лишения свободы. Юлия услышит приговор 6 мая.

Останки

Клайн бесследно исчез в 2003 году, сразу после того как продал дом Юлии Яковлевой и ее партнерше. Алексеев должен был вылететь в декабре 2005 года в Москву и Санкт-Петербург.

Как сказала мне его знакомая Ирина Губер, которая будет выступать на суде Яковлева свидетельницей, он "хотел попробовать пожить в России", откуда он перебрался в США в начале 1990-х.

До аэропорта Алексеев не доехал и исчез. В январе 2006 года в парке в Нью-Джерси обнаружили части тела, лежавшие в четырех мешках для мусора. Анализ ДНК показал, что это останки Алексеева.

47-летняя Малежик вышла из дома в середине сентября 2007 года и бесследно пропала. Анна Вал, одно время защищавшая Юлию Яковлеву, говорила со ссылкой на свои источники, что Малежик вернулась на Украину.

Но тамошние ее родные это отрицают, а американские пограничники говорят, что она с тех пор страну не покидала.

Как утверждается в судебных документах, сразу же после исчезновения и Малежик, и Алексеева супруги Яковлевы начинали пользоваться их кредитками.

Бетономешалка

Когда сотрудники ФБР арестовали супругов в июле 2009 года, Дмитрий сперва утверждал, что не знает Малежик, но потом заявил, что дал ей в долг 20 тысяч долларов и взял в обеспечение ее кредитные карты. С тех пор он ее не видел.

Дмитрий объяснил, что точно так же ссудил деньги Алексееву, который дал ему свои кредитки. С тех пор Яковлев не сказал следователям ни слова, и когда его приводят на очередное слушание в суд, он поблескивает очками за столом защиты и разговаривает лишь с адвокатами или переводчиками.

Последние месяцы ознаменовались баталиями между юной красавицей Амандой Хектор, которая является главным обвинителем на процессе Яковлева, и адвокатом Дмитрия ветераном судебных битв седовласым Майклом Голдом.

Тяжба между ними касается результатов обыска, который ФБР и местная полиция провели в августе 2009 года в подвале двухэтажного дома Яковлевых в Бруклине.

Искали останки Малежик. Как явствует из судебных документах, Яковлев заявил одному их соседей, плотнику по профессии, что собирается углубить свой подвал, и попросил у него на время бетономешалку.

Бетономешалка была тяжелая, и сосед предложил помочь докатить ее до дома Яковлева, но тот наотрез отказался и сделал это сам.

Несколько месяцев Дмитрий работал в одиночестве, но потом все же позвал соседа на помощь. В подвале тому сразу ударил в нос скверный запах. Хозяин объяснил, что его собака ходит в подвал по нужде. Но когда сосед копался в подвале, он никаких следов этого не заметил.

Трусы

Заручившись ордером на обыск, следователи нагрянули к Яковлевым и скоро заметили на куче мусора женские трусы, на которых лаборатория нашла следы ДНК Малежик.

В металлическом шкафу оказался большой конверт с фотографиями, на которых мужчина, похожий на Яковлева, совокупляется с какой-то женщиной. Впоследствии ФБР определило, что на снимках изображен покойный Алексеев.

Там же нашли связку ключей, один из которых подошел к дому пропавшего Клайна. В картонной коробке лежала русская газета, вышедшая в тот день, когда в Нью-Йорке стало известно о пропаже Малежик.

Адвокат Голд потребовал, чтобы все эти вещественные доказательства были исключены из материалов дела, поскольку ордер на обыск санкционировал поиски в подвале останков Малежик, а не копание следователей в хозяйских шкафах и коробках.

Прокурор Хектор вполне убедительно доказывала обратное, и, как здесь часто бывает, судья Лео Глэссер принял половинчатое решение.

Он разрешил предъявить присяжным трусы Малежик и русскую газету, но исключил из рассмотрения ключ от дома Клайна и скабрезные снимки.

Новости по теме