Дело Яковлева в США: мошенничество c расчленением?

  • 5 марта 2011
Яковлев Правообладатель иллюстрации AP
Image caption Присяжные совещались около семи часов и признали Яковлева виновным по всем 15 пунктам

На этой неделе бруклинский федеральный суд в Нью-Йорке признал бывшего ленинградца Дмитрия Яковлева виновным в краже персональных данных трех таинственно исчезнувших ньюйоркцев, в банковских махинациях, а также в использовании принадлежавших пропавшим людям кредитных карт "в связи с убийством".

Трехнедельный процесс Дмитрия Яковлева проходил на 8-м этаже нового небоскреба федерального суда Восточного округа Нью-Йорка в Бруклине, из которого открывается вид на штаб-квартиру иеговистов и рекламу их журнала: "Читай "Башню стражи" и пробудись!".

Процесс был хорошей иллюстрацией того, как действует американское судопроизводство. В ложе присяжных сидели полтора десятка женщин и три мужчины - два афроамериканца и один уроженец Латинской Америки. Хотя они живут в разных концах города, а кто и за его пределами, все, как штык, являлись в суд к половине десятого утра, за что их неоднократно хвалил 86-летний судья Лео Глэссер.

Присяжных пытались перетянуть на свою сторону два прокурора – стройная красавица Аманда Хектор, которой на вид лет двадцать пять, и рано полысевший Джеймс Гатта, которому за тридцать, - и пожилой адвокат Майкл Голд, который поведал мне, что знает судью несколько десятилетий, поскольку работал на его самом первом процессе.

Прокуроры вызвали 39 свидетелей, многие из которых приехали из самых разных уголков бывшего Союза, от Эстонии до Тюмени и Одессы. Подсудимый Яковлев эмигрировал из Санкт-Петербурга, но выучился на хирурга в свердловском мединституте.

Прокуроры настаивали, что он мог использовать свои профессиональные навыки для виртуозного расчленения трупа убитого бизнесмена Виктора Алексеева, родившегося в Череповце. В доказательство этого тезиса прокуроры неоднократно показывали присяжным на больших экранах единственный снимок останков Алексеева, который им позволил обнародовать судья: в черном мешке для мусора, найденном в 2006 году на обочине в лесопарке в Нью-Джерси, виднеется кусок бедра с торчащей из него большой костью.

Обвинение вызвало судебно-медицинского эксперта, которая показала, что это явно работа профессионала, не оставившего на кости ни царапинки. В своем последнем слове адвокат Голд с извинениями парировал, что для это операции требовалось не больше хирургического искусства, чем для разделывания традиционной индейки в День благодарения.

Прокуратура по кирпичику строила свою версию произошедшего, из которой непреложно следовало, что Яковлев умертвил трех своих знакомых, а потом воспользовался со своей белокурой женой Юлией их кредитными картами, чеками и банковскими счетами. Задача Голда состояла в том, чтобы разрушить стройную версию прокуратуры и заронить в головы присяжных крупицу сомнения.

Адвокат не вызвал ни одного свидетеля, но произнес блестящую заключительную речь, которая длилась три с половиной часа и, казалось, камня на камне не оставила от прокурорской версии. Задача Голда облегчалась тем, что уголовное дело строилось лишь на косвенных доказательствах.

Загадочное исчезновение

23 ноября 2003 года бесследно исчез 69-летний пенсионер Майкл Клайн. В тот день он продал свой бруклинский дом приехавшему из Эстонии Александру Басалыге, который в Америке поменял фамилию на Гамильтон, "чтобы в школе сына не дразнили". В купчей числилась и его знакомая Юлия Яковлева (в девичестве Сочилина), которая ссудила Гамильтону 13 тысяч долларов с условием, что он ее туда впишет, хотя и временно.

Правообладатель иллюстрации V.Kozlovsky
Image caption Тело Алексеева было найдено в янвале 2006 года

Вечером Гамильтон приехал к Клайну за ключами от дома, но вместо него обнаружил там Дмитрия Яковлева, который сказал, что хозяина в нем не видел.

С тех пор Клайна не видел никто. Как сказала мне в зале суда его 80-летняя сестра Маргарет, "у меня с самого начала было ощущение, что его уже нет на планете".

Покупая у Клайна дом, Гамильтон вручил ему несколько чеков, в том числе один на 7 тысяч долларов. Через несколько дней Яковлев принес ему этот чек и попросил его обналичить. Очевидно, он не сообразил, что это был чек, выписанный самим Гамильтоном. Когда тот спросил у Яковлева, как у него оказался чек, принадлежащий Клайну, тот объяснил, что вечером 23 ноября Клайн проехал мимо него на машине, высунулся в окно и попросил передать чек Гамильтону, объяснив, что это подарок.

Гамильтон до сих пор судится с Яковлевыми из-за дома Клайна, поскольку Юлия, по его словам, предъявила на него права.

На процессе дал показания бывший наркоман Сергей Артюхин, который долго перечислял присяжным свои аресты и судимости за героин, а потом поведал, что Яковлев попросил его помочь ему обналичить чек более чем на 350 тысяч долларов. Это был другой чек, которым Гамильтон заплатил Клайну за дом.

20 декабря 2005 года уроженец Череповца 35-летний Виктор Алексеев, торговавший украшениями, должен был вылететь из Нью-Джерси в Москву. Когда за ним приехала его бывшая подруга Татьяна Бородина, его дома не оказалась, и она решила, что его отвез в аэропорт его знакомый Яковлев, живший в том же бруклинском поселке "Сигейт". Яковлев это отрицал, и Татьяна начала свое собственное расследование.

Оказалось, что Яковлев был последним человеком, которого видели вместе с Алексеевым. Он объяснил Бородиной, что Алексеев, наверное, полетел в Москву через Мексику или Канаду. Подозрения ее росли и достигли кульминации, когда Яковлев показал ей большой ржавый нож и сказал, что нашел его под сиденьем в машине Алексеева. Все это время кто-то пользовался кредитками исчезнувшего бизнесмена.

8 января 2006 года часть останков Алексеева без головы, кистей рук и ступней нашли на обочине в лесопарке. Следователи потом установили, что одно время Яковлевы жили неподалеку от этого места. В том же районе обнаружили в ноябре 2003 года брошенную машину Клайна.

Впоследствии на обыске у Яковлевых изъяли свидетельство о рождении Алексеева и часы, которые он когда-то купил за 5 тысяч долларов, объяснив Бородиной, что "у Путина точно такие же".

Судясь с Гамильтоном из-за бывшего дома Клайна, Яковлевы нуждались в переводчике и наняли бывшую киевлянку Ирину Малежик, которая часто работала в нью-йоркских судах и в прокуратуре.

Присяжным показали записи, сделанные 15 октября 2007 года охранными видеокамерами в доме Малежик. Она в последний раз спускалась на лифте и быстрыми шагами выходила из подъезда. Было 13:39 дня. Телефонная компания сообщила ФБР, что сразу после этого кто-то дважды звонил Ирине из телефона-автомата, стоявшего в бруклинском ресторане "Шама".

Прокуроры показали присяжным карту, из которой явствовало, что этот ресторан находится на полпути между домами Яковлевых и Малежик.

В тот день кто-то 14 раз звонил с ее мобильного телефона в кредитные компании типа Discovery. В тот же день Яковлевы положили на свой счет чеки Малежик с явно подделанной подписью.

После этого присяжные увидели другую запись, сделанную два дня спустя в универмаге Century 21, где Яковлевы отоваривались на кредитные карты Малежик.

Вердикт

Эмигрантка Гала Габинская показала, что тогда же Малежик купила у нее на кредитку дорогие часы и в качестве удостоверения личности показала свою карточку социального страхования. На этих карточках нет фотографии владельца. Габинской предъявили фотографию Яковлевой. Она сказала, что продала часы этой женщине.

Наконец, в подвале дома Яковлевых нашли трусики Малежик со следами ее ДНК. Адвокат Голд намекнул в своей заключительной речи, что их, возможно, подбросили на обыске, и с сомнением заметил, что они вообще слишком чистые на вид, чтобы пролежать два года в грязном подвале.

Речь защитника звучала настолько убедительно, что я начал сомневаться в исходе процесса, хотя до этого был уверен, что его выиграет обвинение. На следующий день Яковлев, который молча просидел весь процесс с невозмутимым видом стороннего наблюдателя, явился в зал в явно приподнятом настроении.

Присяжные совещались около семи часов и единодушно признали его виновным по всем 15 пунктам, включавшим похищение личности и мошенничество "в связи с убийством" Малежик и Алексеева. Эта формулировка позволит судье приговорить Яковлева к многолетнему заключению вплоть до пожизненного, хотя прямых обвинений в убийстве против него выдвинуто не было.

Яковлев выслушал вердикт так бесстрастно, что, казалось, он не имел к нему отношения. Голд сказал, что подаст апелляцию, которые крайне редко успешны. Юлия сочла за благо за неделю до процесса признать себя виновной в мошенничестве с кредитками Малежик и вряд ли отсидит больше двух лет.

Новости по теме