США: русский эмигрант осужден за кражу секретов банка

  • 19 марта 2011
Федеральный суд в Нью-Йорке
Image caption Адвокаты Алейникова собираются обжаловать решение суда

В пятницу в федеральном суде Нью-Йорка состоялась двухчасовая церемония вынесения приговора бывшему москвичу программисту Сергею Алейникову, который в декабре прошлого года был признан виновным в нарушении Закона об экономическом шпионаже и в транспортировке краденого.

Прокуратура требовала приговорить 41-летнего Алейникова к тюрьме на срок от 97 до 121 месяцев. Защита просила судью Дениз Коут дать ему 24 месяца. Выслушав доводы сторон и последнее слово Алейникова, которое осужденный прочитал по бумажке, судья нашла, что он раскаялся не полностью, и дала ему 97 месяцев, то есть восемь лет и один месяц тюрьмы.

Худого, как щепка, Алейникова ввели в судебный зал охранники, доставившие его из соседней федеральной тюрьмы, в которой сейчас ждут суда россияне Виктор Бут и Константин Ярошенко.

Судебный мир тесен, и на вынесении приговора Алейникову присутствовала адвокат Сабрина Шрофф, которую сперва бесплатно приставили к нему, а потом - к Буту, сейчас заменившему ее Альбертом Даяном.

Датчик на ноге

Алейников, одетый в синюю тюремную безрукавку, из которой выглядывала коричневая майка, вошел с улыбкой и уселся спиной к залу рядом со своим платным адвокатом Кевином Марино и двумя его коллегами. Им противостояли два прокурора и один работник ФБР, возглавлявший следственную бригаду по этому делу. Представители властей сидели впереди спиной к защитникам.

После того, как в декабре присяжные вынесли Алейникову обвинительный вердикт, судья позволила осужденному программисту оставаться на свободе под залогом, но на всякий случай посадила его под домашний арест с электронным датчиком на ноге. Наличие у Алейникова двойного гражданства и грозящий ему срок вызывали опасение, что он может уйти в бега, и Коут решила подстраховаться.

В конце февраля она подстраховалась еще больше и отправила Алейникова в тюрьму после того, как прокурор Ребека Рор сообщила ей, что он продает дом, расходится с женой и "отдаляется" от старшей - семилетней - дочери, которая взяла сторону жены.

К тому же его мать собралась возвращаться в Россию. Судья сочла за благо посадить его под замок, хотя адвокат Марино напоминал, что до сих пор Алейников соблюдал все правила гласного надзора, и заверял, что "никуда не денется".

Трейдинговая система

Присяжные признали Алейникова виновным в хищении "исходного кода высокочастотной трейдинговой системы", находившейся на вооружении у инвестиционного банка Goldman Sachs, в котором он работал программистом с мая 2007 по июнь 2009 года. Термин "высокочастотный трейдинг" означает вид биржевой торговли, при котором осуществляются тысячи сделок с ценными бумагами в секунду.

Программист Алейников имел звание вице-президента компании и получал 400 тыс. долларов в год, но отцу трех малолетних дочерей, очевидно, не хватало этих денег, и он решил перебраться в новую чикагскую компанию Teza Technologies, чей основатель - выпускник МФТИ и Принстонского университета Михаил Малышев - обещал ему в три раза больше.

В последний день работы в Goldman Sachs, 5 июня 2009 года, Алейников тайно перекачал на сервер в Германии тысячи файлов трейдинговой программы, на которую банк потратил сотни миллионов долларов.

Как напомнил прокурор Джозеф Фачипонти, узнав, что Teza нуждается в первоклассном программисте, Алейников начал загодя составлять список программ, которые он потом захватит с собою на новое место работы, и выбрал указанный германский сервер, потому что компьютеры Goldman Sachs не были защищены от него брандмауэрами.

Прокуратура доказывала наличие у Алейникова злого умысла тем, что перегнав на этот сервер более трех тысяч похищенных у своего работодателя файлов, он стер следы проделанных им операций.

"Колесо фортуны"

Настаивая на большом сроке, Фачипонти заметил судье, что Алейников совершил преступление не случайно, а давно был нечист на руку.

Еще в середине 1990-х годов ему вчинили иск за нарушение авторских прав хозяев популярной телепередачи Wheel of Fortune. В 1997 году Алейников и его сообщники согласились не продавать свои электронные игры Fortune Wheel и Winning Spin, основанные на том же принципе, что и Wheel of Fortune.

Тем не менее, отметил прокурор, впоследствии Алейников вставил создание этих пиратских игр в свой послужной список, когда искал работу.

Во-вторых, Фачипонти заявил, что на обыске у Алейникова было обнаружено множество пиратских DVD, похищенное программное обеспечение и колекция программ для взлома чужих компьютеров.

Поскольку приговор отчасти зависит от суммы ущерба, понесенного потерпевшими, в начале церемонии адвокат оспорил выкладки прокуратуры, которая оценила урон Goldman Sachs в сумму от 7 до 20 млн долларов.

Она исходила из того, что похищенная Алейниковым система первоначально обошлась банку в полмиллиарда долларов, а потом ее дорабатывали 25 его программистов, получавших в среднем по 275 тысяч в год.

Адвокат доказывал, что Алейников не ставил себе целью причинить банку материальный ущерб, а захватил с собой "шпаргалку", которая бы помогла ему быстрее освоиться на новом месте. Алейников тоже заявил в своем последнем слове, что вредить Goldman Sachs не входило в его намерения.

Судья приняла сторону прокуратуры. Она процитировала заявление, которое сделал при подписании закона об экономическом шпионаже сенатор Арлен Спектор, отметивший, что этот шпионаж обходится США в 100 млрд долларов в год.

"Речь идет об очень серьезном преступлении", - заметила Коут и объявила пятиминутный перерыв. Вернувшись, она приказала Алейникову встать и огласила приговор, который он, на первый взгляд, принял спокойно. На всякий случай в дверях еще в середине заседания встали двое дюжих судебных пристава, но их услуги не понадобились.

Новости по теме