Прокуратура США хочет говорить о старых грехах Ярошенко

  • 24 марта 2011
Вещественные доказательства Правообладатель иллюстрации na
Image caption Вещдоки по делу компании Blue Atlantic

Начало суда над россиянином Константином Ярошенко и пятью его подельниками, обвиняемыми в сговоре с целью контрабанды кокаина из Латинской Америки в Африку и в США, назначено на 4 апреля.

На этой неделе прокуратура Южного округа Нью-Йорка представила федеральному судье Джеду Рейкоффу два досудебных ходатайства. В одном из них она просит, чтобы судья разрешил обвинению рассказать присяжным о прошлых делах Ярошенко и других подсудимых. Эти правонарушения им сейчас не инкриминируются, а должны лишь иллюстрировать преступные наклонности.

Доказательством этих преступлений послужат многочасовые записи разговоров подсудимых с подосланными к ним тайными осведомителями, которые представились как Набил Хадж и Пэдди и пока закодированы в судебных документах как СS-1 (confidential source - конфиденциальный источник) и CS-2, и двумя высокопоставленными либерийскими чиновниками, сотрудничавшими с американским Управлением по борьбе с наркотиками (DEA).

В данном случае речь идет о четырех обвиняемых из шести - Ярошенко, Кудуфии Мавуко, Чигбо Питере Уме и Натаниэле Френче. По версии обвинения, на протяжении трех лет участники сговора обсуждали с засекреченными американскими агентами доставку в Либерию воздушным и морским путем тонн латиноамериканского кокаина. Из Либерии часть наркотика должна была доставляться в Гану и оттуда в США.

Либерийский след

По словам прокуроров, 41-летний ростовчанин Ярошенко должен был обеспечить самолеты для транспортировки наркотика в Либерию и потом в другие африканские страны. Френч и Мавуко якобы хорошо разбирались в морских перевозках кокаина и должны были координировать его доставку в Либерию. Уме был главой заговора и вел переговоры с Хаджем, который отрекомендовался ему видным либерийским чиновником. Уме же, в свою очередь, якобы представлял колумбийских поставщиков кокаина.

В США обвиняемые крайне редко выступают на своих процессах, а судьи неизменно подчеркивают присяжным, что отказ подсудимого от дачи показаний – это его право, которое не должно рассматриваться как доказательство вины. В том маловероятном случае, если Уме все же решит выступить на суде, прокуроры просят, чтобы судья разрешил им сообщить присяжным о старой судимости этого обвиняемого.

9 ноября 1995 года Уме признался в федеральном суде в Нью-Джерси в сговоре с целью провоза в США килограмма героина из Бангкока и был приговорен к 8 годам тюрьмы. Он освободился в декабре 2000 года.

В большинстве случаев федеральный закон не позволяет прокуратуре сообщать присяжным о старых преступлениях обвиняемого по истечении 10-летнего срока. В данном случае прокуратура просит судью сделать исключение, ибо старое преступление Уме, по ее словам, показывает, что инкриминируемое ему новое отнюдь не случайно.

По словам прокуроров, в разговорах с тайными осведомителями Ярошенко поведал им о том, как он возил в Африку наркотики и оружие. Летом 2009 года Ярошенко якобы начал обсуждать с агентом Пэдди вопрос о самолете для транспортировки наркотиков в Африку и непрерывно поддерживал с ним связь по телефону и электронной почте.

Свидание в Киеве

В декабре 2009 года ростовчанин якобы приезжал в Киев, где они с Пэдди продолжили обсуждать совместные проекты. Если верить прокурорам, в ходе этих переговоров россиянин рассказал, что занимался в прошлом "контрабандой оружия и наркотиков в нарушение всевозможных законов, правил и эмбарго". Кроме того, Ярошенко якобы поведал, что в тот момент он пытался организовать закупку "большого количества оружия и боеприпасов, в том числе нескольких тонн патронов и нескольких тысяч автоматов АК-47, для некоей группировки в Конакри (Гана)".

Ярошенко якобы попросил Пэдди помочь ему в приобретении указанного оружия и объяснил ему, как он доставит его на самолете заказчикам. Пэдди, со своей стороны, поведал, что связан с контрабандистами наркотиков, которым могут понадобиться услуги Ярошенко.

В марте прошлого года ростовчанин якобы приезжал в Киев на встречу с Пэдди и с Хаджем, который сказал, что представляет людей, провозящих наркотики в Либерию. Ярошенко, по утверждению прокуроров, согласился предоставить контрабандистам транспортные услуги в обмен на крупную сумму денег и часть перевезенного им кокаина.

Его арестовали в конце мая прошлого года в либерийской столице Монровии, куда он прилетел якобы для завершения переговоров с контрабандистами.

Обвиняемые Френч и Мавуко якобы хвастались в записанных агентами разговорах своей причастностью к контрабанде наркотиков, в частности, к рыболовному судну "Блю атлантик", которое было остановлено в январе 2008 года французским военным кораблем в 520 км от побережья Западной Африки. Завидев французов, его команда, состоявшая из девяти граждан Ганы, побросала за борт 92 бочки с чистейшим кокаином весом 2,4 тонны и стоимостью примерно полмиллиарда долларов.

По словам прокуроров, Уме, Френч и Мавуко заявили Хаджу, что знакомы с хозяином "Блю атлантик", который является одним из поставщиков, чей кокаин они собираются провозить в Африку. После ареста Френч признался, что ему было поручено встречать это судно в Гане.

Доводы обвинения

Во втором ходатайстве, поданном судье в тот же день, прокуратура просит не разрешать защите упоминать на процессе ряд обстоятельств. В частности, она возражает против того, чтобы адвокаты Ярошенко говорили об издевательствах и мучениях, которым его якобы подвергли сотрудники либерийской спецслужбы и DEA, когда он дожидался в конце мая прошлого года отправки в США.

Прокуратура пишет, что в прошлом она уже подробно опровергла эти утверждения, и что в любом случае обращение с Яковлевым не имеет никакого касательства к предъявленным ему обвинениям. Кроме того, прокуроры не собираются предъявлять присяжным никакие заявления, сделанные Ярошенко после ареста.

По словам обвинителей, даже намек адвокатов на то, что после ареста их клиент подвергся пыткам, "грозит настроить присяжных против государственного обвинения и вызвать у них симпатию к подсудимому. Такие соображения не способствуют процессу установления истины, они ему препятствуют".

В прошлом судья уже отмахнулся от обвинений, которые Ярошенко выдвинул в адрес либерийцев и американских следователей, а также отверг доводы его защитников Анны Браун и Ли Гинсберга о том, что власти "сфабриковали" американскую юрисдикцию с тем, чтобы россиянина можно было судить в США.

Прокуроры, однако, беспокоятся, что защитники в какой-то форме повторят эти доводы на суде, и поэтому просят, чтобы Рейкофф заранее это им запретил.

По версии прокуроров, тайный осведомитель с псевдонимом Хадж заявил Ярошенко и его сообщникам, что часть доставленного в Либерию кокаина впоследствии будет провезена в США, а они согласились участвовать в сговоре и предприняли ряд конкретных шагов для его реализации.

Кроме того, пишут прокуроры, после ареста Мавуко, Френч и Уме признались, что они согласились развозить наркотик по Африке и знали, что часть его будет отправлена в Америку.

Наконец, прокуратура просит судью запретить защите обвинять тайных осведомителей в расизме и сексизме. Она приводит длинный пассаж из распечатки разговора, в котором участвовали Ярошенко и Пэдди с Хаджем. Агенты допустили в нем ряд высказываний, которые при желании можно истолковать как расистские и сексистские.

По иронии судьбы, этот разговор имел место 6 марта 2010 года в киевской гостинице. Виктора Бута, который ожидает суда в той же тюрьме, что и Ярошенко, арестовали в бангкокской гостинице 6 марта 2008 года.

Новости по теме