Российские агенты требуют у США вернуть им имущество

  • Владимир Козловский
  • Русская служба Би-би-си, Нью-Йорк
Подпись к фото,

Владимир Гурьев называл себя Ричардом Мэрфи

Российские граждане Владимир и Лидия Гурьевы, жившие в США под именами Ричард и Синтия Мэрфи и депортированные на родину в июле 2010 года, обратились в федеральный суд Южного округа Нью-Йорка с просьбой вернуть им фотографии, документы и видеозаписи, содержащиеся на изъятых у них носителях.

По словам их нью-йоркского адвоката Донны Ньюмен, если власти откажутся вернуть им носители, Гурьевы-Мэрфи согласны удовольствоваться копиями документов и изображений.

Суд бесплатно предоставил супругам эту защитницу после их ареста в конце июня прошлого года. Впоследствии судья Кимба Вуд, слушавшая дело десяти задержанных тогда российских агентов, разрешила Ньюмен представлять Мэрфи за плату.

20 октября прошлого года Ньюмен написала прокурору Шэрон Коэн-Левин, которая заведует отделом конфискаций в прокуратуре Южного округа, и попросила ее вернуть часть изъятых у супругов электронных устройств.

Список имущества

Адвокат заявила, что они "не участвовали в какой-либо преступной деятельности" и не являются вещественными доказательствами. Список оборудования, изъятого у Мэрфи на обыске их дома 27 июня прошлого года, занимает целую страницу, но Ньюмен упомянула лишь четыре позиции:

  • Ноутбук Thinkpad Lenovo T61, содержащий незаконченную книгу Кейти – дочери Гурьевых и конспекты ее матери, которая в мае прошлого года закончила Колумбийский университет по специальности управление бизнесом;
  • Ноутбук Toshiba Terca M2, содержащий рабочие материалы Синтии Мэрфи, которые, по выражению адвоката, "не связаны с какой-либо преступной деятельностью";
  • Настольный компьютер Antec L54, который "содержит лишь семейные цифровые архивы – фотографии, видео".
  • Цифровая видеокамера Sony HDR-HC9, содержащая "видеозаписи музыкальных и школьных выступлений детей Мэрфи".

Поскольку "мы просим лишь копию этих материалов, которые незаменимы и имеют огромную сентиментальную ценность для Мэрфи, - писала Ньюмен прокурору, - это разумная просьба".

Ответа адвокат, по ее словам, не получила и на этой неделе обратилась в суд, прося его заставить прокуратуру предоставить супругам указанные документы и изображения. Ньюмен пишет, что все это "не имеет никакой экономической ценности ни для кого, кроме Мэрфи, которые придают им огромное сентиментальное значение и поэтому просят вернуть им эти вещи или их копии..."

Адвокат также просит, чтобы супругам вернули изъятую у них электронику, "когда она будет больше не нужна прокуратуре".

"Российская разведка наглеет"

В случает отказа Ньюмен оставляет за собой право возбудить судебный иск против прокуратуры. Последняя пока не ответила на ее ходатайство. Неясно, как отреагирует на него судья. Американская пресса отреагировала на него язвительно.

"За российской разведкой следует признать одно качество, - пишет Адам Ронсли на сайте Wired.com. – Это хуцпа, запредельная наглость. Сперва она заслала в США группу агентов замедленного действия. А теперь разблаченные и депортированные шпионы требуют, чтобы федералы выдали им изъятое шпионское оборудование!".

"Хочу надеяться, - замечает Старр Кешет на сайте Tgdaily.com, - что министерство юстиции выбросит указанную просьбу туда, где ей место, то есть в помойку".

Но последнее слово будет не за минюстом США, а за судом.

Ронсли продолжает, что супруги требуют у американского минюста вернуть им "машины и деньги". Но, как явствует из вышесказанного, американский адвокат Мэрфи ничего такого не просит. Признавая себя виновными, российские шпионы согласились отдать в пользу американского государства свои банковские счета и недвижимость.

У Мэрфи, например, конфискован их дом в Монтклере (штат Нью-Джерси). Супруги появились в США в середине 1990-х гг. Муж говорил, что он родом из Филадельфии. Жена – что она родилась в Нью-Йорке, и что ее девичья фамилия – Хопкинс.

Оба, впрочем, говорили с заметным иностранным акцентом. Знакомым Синтии ее акцент казался когда восточноевропейским, когда скандинавским, а когда – бельгийским. По словам жившей на их улице девушки, ирландская фамилия не вписывалась в восточноевропейское произношение Мэрфи. "Мы недоумевали, - говорит она, - но не лезли с вопросами. Это было бы невежливо".

Что до Ричарда, то один их сосед, пожелавший остаться неназванным, заметил газете Wall Street Journal: "Он явно был русским. То, что у него была фамилия Мэрфи, казалось мне диковатым".

Поэтому когда супругов арестовали, "я не удивился", - замечает этот сосед.

Состоятельные агенты

Мэрфи сначала жили в Хобокене в том же Нью-Джерси, а в августе 2008 года купили на деньги СВР дом в Монтклере, заплатив 481 тысячу долларов. Муж, который представлялся соседям архитектором, сидел дома с дочерьми – 11-летней Кейти и 9-летней Лизой, а Синтия ездила на 66-м автобусе в Манхэттен на работу.

Подпись к фото,

Лидия Гурьева работала финансистом в крупной компании под именем Синтии Мэрфи

Она была финансовым экспертом в фирме Morea Financial Services, зарабатывая 135 тысяч долларов в год. Как явствует из судебных документов, московский Центр, который обозначал Синтию как "Н", поручил ей разрабатывать клиента фирмы финансиста Алана Пейтрикофа, который собирал предвыборные пожертвования для Хиллари Клинтон, когда она баллотировалась в сенат США и потом в президенты страны.

Синтия должна была выведывать у Пейтрикофа информацию о внешней политике США и слухи о том, что происходит в Белом доме. После ареста российской десятки финансист сделал заявление, в котором говорилось, что он изредка встречался по делу с Синтией Мэрфи и часто обсуждал с нею по телефону его финансовые дела и налоги. Но "мы никогда, ни единого раза не обсуждали политику, правительственные или международные вопросы", - подчеркнул Пейтрикоф.

По мнению ФБР, следившего за супругами как минимум 10 лет, Ричард Мэрфи, которого Центр называл в шифровках "А", был в шпионской организации старшим. Он, например, периодически тайно встречался с московским курьером Кристофером Мецосом, брал у него деньги и передавал другим членам организации.

Вместе с этим в разговорах, тайно записанных ФБР, Мэрфи предстает нытиком, который был вечно всем недоволен. В 2002 году он так докучил Мецосу своими жалобами, что тот сухо бросил ему: "Ну, я рад, что я не твой непосредственный начальник!". После чего Мецос вручил Мэрфи 40 тысяч доларов, карточку для банкомата и PIN-номер.

Весной прошлого года Мэрфи встретился в Бруклине со своим коллегой Михаилом Куциком, который жил в США под именем Майкл Зоттоли и получил в Центре обозначение "М". У "М" зависал его ноутбук, и Мэрфи привез ему новый.

Он купил ноутбук в Манхэттене, назвавшись в магазине Дэвидом Хиллером, и полетел с ним в Москву через Рим и Милан. В Италии он встретился с российским разведчиком, с которым они обменялись паролями. "Простите, мы не встречались с вами на Мальте в 1999 году?" - спросил тот. "Да, я действительно был в Валеттте, но в 2000 году", - ответил Мэрфи, который, как условлено, явился на встречу с журналом Time в руке.

Московский коллега дал ему ирландский паспорт на имя Юнана Джерарда Доэрти. Мэрфи вернулся в США из Москвы с ноутбуком той же модели, но с другим порядковым номером. Передавая его Куцику, он пожаловался и ему. "Они там не представляют, через что мы здесь проходим", - вздохнул он.

Мецос был арестован на Кипре в июне прошлого года, выпущен под залог и ушел в бега.

Благодаря в основном усилиям Синтии, супруги также были самыми продуктивными добытчиками информации среди своих коллег. Учась в Колумбии, Синтия собирала по заданию Центра данные о соучениках и профессорах, разузнавала, не собирается ли кто из студентов пойти на работу в ЦРУ, и выявляла потенциальных кандидатов для вербовки.

С другой стороны, добытую росийскими агентами информацию, судя по документам прокуратуры, сплошь и рядом можно было бы почерпнуть и в интернете.

За ними, возможно, следили бы и дальше, но сообщают, что в прошлом году Ричард Мэрфи начал спешно собираться в Москву. ФБР решило, что он не вернется, а за ним на родину потянутся и остальные.