Летчику Ярошенко в США подберут галстук и присяжных

  • 2 апреля 2011
Константин Ярошенко Правообладатель иллюстрации RIA Novosti
Image caption Ярошенко признан неспособным оплачивать услуги адвокатов. Адвокатов ему дадут, они купят ему костюм.

В Нью-Йорке завершаются приготовления к начинающемуся в понедельник процессу ростовчанина Константина Ярошенко и трех его подельников, которые обвиняются в преступном сговоре с целью контрабанды кокаина из Латинской Америки в Западную Африку и в конечном итоге в США.

На досудебные слушания и на приговор заключенных приводят в США в тюремной униформе, которая в случае Ярошенко составляет синюю или коричневую футболку, спортивные брюки и тапочки китайского образца. Однако перед присяжными подсудимый должен неизменно представать в костюме с галстуком.

В этой связи федеральный судья Джед Рейкофф в пятницу предписал судебным приставам и администрации тюрьмы Metropolitan Correctional Center экипировать россиянина на время процесса.

Они должны будут принять у его адвоката Ли Гинсберга "1) четыре рубашки; 2) два костюма (состоящих из пиджаков и брюк; 3) три пары носков; 4) одну пару ботинок; 5) галстуки (три); 6) уместное нижнее белье".

"Смена одежды должна предоставляться Константину Ярошенко на ежедневной основе", - говорится в распоряжении Рейкоффа, который три года назад председательствовал на процессе знаменитого торговца оружием сирийца Монзера аль-Кассара, получившего 30 лет лишения свободы.

Как явствует из этого документа, в настоящий момент Ярошенко официально признан "неимущим". Это значит, что у него больше нет денег на адвокатов, и ему должны предоставить защитников бесплатно.

Отсев заинтересованных присяжных

Процесс начнется в понедельник в 2 часа дня по местному времени с отбора 12 основных присяжных и от трех до шести запасных.

В данном случае эта процедура может затянуться, поскольку в конце недели обе стороны представили суду пространные списки вопросов, которые они хотели бы задать присяжным.

Защитники Ярошенко - ветеран Гинсберг и уроженка Дальнего Востока Анна Браун, закончившая юрфак Кливлендского университета, - хотят, чтобы у каждого кандидата в присяжные спросили, "повлияет ли на вашу способность быть в этом деле беспристрастным" то, что "подсудимый Константин Ярошенко является российским гражданином", что "подсудимый Константин Ярошенко плохо говорит по-английски", и что "некоторые из свидетелей или подсудимых, возможно, будут говорить по-английски с сильным иностранным акцентом".

Адвокаты также хотят узнать, смогут ли присяжные быть беспристрастными после того, как они услышат, что подсудимые обсуждали свои прошлые сделки с наркотиками или оружием.

Если перечень защиты россиянина занимает всего одну страницу, то прокурорский растянулся на все 14. Он начинается с преамбулы, в которой говорится, что присяжным предстоит рассмотреть уголовное дело Чигбо Питера Уме (он же Эмека Оконкво, Чигбогу Умевунне, Майк, Чибуэ и Эль Негро), Констанина Ярошенко, Натаниэла Френча (он же Француз и Эксперт) и Кудуфии Мавуко (он же Марко).

Раньше в деле фигурировали еще двое обвиняемых, но они по какой-то причине отсеялись. Не исключено, что по крайней мере один из них согласился сотрудничать со следствием и даст показания на процессе.

Сговор, в котором обвиняются подсудимые, длился с июня 2007 по май 2010 года.

Знакомые прокуроров и следователей

Прокуратура хотела бы знать, знакомы ли кандидаты в присяжные, их родные и друзья с кем-нибудь из подсудимых.

Прокуратура перечисляет государственных обвинителей и следователей, которые будут работать на процессе, и просит судью осведомиться у потенциальных присяжных, знакомы ли с этими лицами они сами, их родственники или близкие друзья.

Правообладатель иллюстрации DEA
Image caption Прокуратура попытается отсеять тех присяжных, которым в принципе не нравится агентство по борьбе с наркотиками

Обвинение хотело бы также знать, имели ли кандидаты в присяжные дело с кем-то из списка лиц, которые будут упоминаться на процессе или давать на нем показания.

В этом списке сотрудники DEA (американского Управления по борьбе с наркотиками, которое расследовало это дело), двое тайных агентов DEA – Набил Хадж и Патрик (Пэдди) Маккей, которых подослали к подсудимым, глава либерийской спецслужбы Фомба Сирлиф, тайно сотрудничавший с американцами, и его мать Эллен Джонсон-Сирлиф, являющаяся президентом Либерии, куда подсудимые якобы планировали везти тонны кокаина из Венесуэлы и Колумбии.

Список замыкает Хорхе Иван Салазар Кастано, который первоначально был в числе обвиняемых, но потом загадочным образом отсеялся.

Тактика прокуратуры

Дальше идут десятков вопросов, ставящих себе целью выявить кандидатов, которые невыгодны прокуратуре и которых она постарается отвести.

Судя по этим вопросам, обвинение, например, хочет выявить людей, которым не по душе то, что DEA пользуется тайными осведомителями и платит им деньги, или тех, кому в принципе не нравятся запреты на наркотики.

Один вопрос гласит: "Есть ли у вас какие-то религиозные, философские ли иные убеждения, которые не позволят вам вынести обвинительный вердикт в этом деле?".

На минувшей неделе адвокаты представили судье свой ответ на последние ходатайства прокуратуры. В частности, защитники Ярошенко просят, чтобы Рейкофф запретил прокурорам приводить присяжным заявления, которые россиянин якобы сделал тайным осведомителям DEA о своих прошлых сделках с наркотиками и оружием.

Имели ли эти сделки место или нет, пишут Гинсберг и Браун, они "в любом случае являлись элементом совершенно другого сговора и не должны фигурировать на предстоящем процессе". Упоминание о них может восстановить присяжных против Ярошенко, доказывают его защитники.

Они также просят судью ответить отказом на просьбу прокуратуры о том, чтобы он запретил защите поднимать на процессе вопрос об издевательствах, которым Ярошенко якобы подвергался в первые дни после ареста в Либерии.

Новости по теме