Стросс-Кан: один из 14 тысяч зэков тюрьмы Райкерс-Айленда

  • 17 мая 2011
Доминик Стросс-Кан Правообладатель иллюстрации Reuters
Image caption Все громче звучат призывы в адрес Стросс-Кана покинуть пост главы МВФ

Четыре года назад ваш корреспондент был в бруклинском суде, когда туда привели на первоначальное оформление трех чернокожих ребят – Ли Вудса, Декстера Бостика и Роберта Эллиса, которые обвинялись в том, что открыли из машины огонь по двум полицейским.

Один из стражей порядка, юный украинец Рассел Тимошенко, через пять дней скончался от ран. Судебный зал был забит полисменами. Пришло все полицейское начальство и Алек Брук-Красный – единственный русскоязычный член законодательного собрания штата.

После церемонии троих арестантов отвезли на Райкерс-Айленд, островок в середине Ист-Ривер, на котором находится самый большой тюремный комплекс в западном мире. На следующий год были арестованы два надзирателя с Райкерс-Айленда, обвиненные в том, что проносили Вудсу марихуану, спиртное и сигареты.

Таково население и таковы нравы тюрьмы, в которой сейчас содержится глава Международного валютного фонда Доминик Стросс-Кан.

"Обслуживающий персонал!"

Его путь на тюремный остров начался в огромном номере роскошного манхэттенского отеля "Софитель", который официально стоит 3 тысяч долларов в сутки, хотя Стросс-Кан, как теперь сообщают, получил большую скидку и заплатил всего 800 долларов персональной кредитной картой.

Среди постояльцев "Софителя" обычно много французов, и принадлежит он французской корпорации Accor Group. Обслуживающий персонал часто говорит по-французски. Заказать еду в номер можно 24 часа в сутки. В подвале имеется прекрасно оборудованный спортзал, а на первом этаже расположен дорогой французский ресторан Gaby.

32-летняя горничная, на которую якобы покусился вельможный гость отеля, является уроженкой Гвинеи и матерью 15-летней девочки.

Она пришла убирать номер главы МВФ в 12 дня в субботу, предполагая, что Стросс-Кан уже выехал, но, как положено, три раза постучала в дверь и трижды повторила "Обслуживающий персонал!" все более громким голосом. Не услышав ответа, она вошла в номер.

Дальнейшее будет обсуждаться в манхэттенском уголовном суде.

"В чем дело?"

Выбежав, в конце концов, из номера, горничная пожаловалась начальству, которое позвонило в полицию. Когда детективы прибыли в отель, Стросс-Кан уже расплатился за номер и выписался.

Полиция нашла в номере мобильный телефон главы МВФ и заключила, что тот собирался в большой спешке.

Адвокат француза Бенджамин Брафман парирует: Стросс-Кан никуда не торопился и мирно отобедал в городе перед тем, как направиться в аэропорт им. Кеннеди.

Правообладатель иллюстрации Getty
Image caption В тюремном комплексе Райкерс-Айленд содержатся около 14000 заключенных

Когда полиция собирала вещдоки, Стросс-Кан позвонил в отель, сказал, что забыл в номере телефон и попросил подвезти его ему в аэропорт. Так следователи узнали, где находится подозреваемый, и спешно связались с тамошней полицией.

Буквально за несколько минут до отлета на борт авиалайнера Air France, который должен был лететь в Париж, поднялись детективы, которые проследовали в салон первого класса, где находился Стросс-Кан.

"В чем дело?" – спросил он и после этого не промолвил ни слова. В 16:38 главу МВФ вывели из самолета и сперва доставили в полицейский участок в аэропорту, где у него нашли магнитную карточку от номера "Софителя".

Потом Стросс-Кана отвезли на 121-ую улицу в Гарлем, где расположен городской отдел по борьбе с сексуальными преступлениями. Он отказался отвечать на вопросы и потребовал адвоката.

Ему несколько раз предлагали поесть, но он отказывался и согласился лишь в воскресенье утром, когда ему принесли из близлежащей закусочной завтрак: яичницу, картошку-фри и тост.

В "Софителе" можно было заказать салат из крабов за 25 долларов, но для Стросс-Кана быстро наступали новые времена. К вечеру следователи доставили ему бутерброд с сыром, ветчиной и горчицей.

Один из 14 тысяч заключенных

В понедельник утром арестанта отвезли на экспертизу в больницу округа Кингс, а потом – в манхэттенский уголовный суд, забитый хорошо одетыми французскими журналистами и их небрежно одетыми туземными коллегами.

Все в зале не разместились и толклись в коридоре. В отличие от федеральных судов, в местных разрешается фотографировать.

После того, как Стросс-Кану, вопреки ожиданиям, отказали в освобождении под залог, его отправили на Райкерс-Айленд, где сидят 14 тысяч подследственных, лиц, приговоренных меньше, чем к году лишения свободы, и арестантов, ожидающих этапа в другие тюрьмы штата Нью-Йорк. Их охраняют 7 тысяч тюремщиков.

Остров площадью 1,6 кв. км находится между Квинсом и Бронксом. На нем находится 10 тюремных корпусов, названных именами неизвестных мне людей.

До тюрьмы можно добраться по единственному горбатому мосту, по которому ходят городской автобус №Q100 и частные микроавтобусы, довозящие посетителей от ближайшей автостоянки.

Жена Стросс-Кана Анна Синклер уже должна была прилететь в Нью-Йорк, но, хотя она здесь родилась, она, как и подавляющее большинство горожан, вряд ли имеет представление о том, как ездить на свидания на Райкерс-Айленд.

Ей будет полезно узнать, что в тюрьму не пускают с мобильниками, айподами и другой электроникой. Все это оставляют в стоящих у входа железных ящиках, в которые нужно опустить 50 центов и забрать с собой ключик. Но ящиков всего 542, и при большом наплыве посетителей их может не хватить.

Это не беда: на синей скамейке рядом обычно сидит пожилой чернокожий господин по имени Роберт Уильямс и по кличке Телефонист, который за 3 доллара возьмет у вас мобильник на хранение и потом отдаст.

Обед в 11:00, ужин – в 17:00

В переполненной тюрьме камеры в основном общие, иногда даже на 50 человек, но Стросс-Кана поселили в одиночку в корпусе под названием West Facility, в котором обычно содержат инфекционных больных.

Администрация объяснила, что его отделили от остальных заключенных для его же безопасности, поскольку в тюрьме всегда есть любители задеть именитого узника.

Новоприбывшие могут попросить тюремную форму, но могут и остаться, в чем пришли. Обитатель одиночки может провести в камере весь день под замком, но может попроситься погулять в коридоре.

Заключенный должен находиться в камере с 23:00 часов, когда в тюрьме выключают свет, до того, как съедят завтрак, который им приносят между 5 и 6 часами утра.

Обед приносят в камеру в 11 утра, а ужин – в 17:00.

Новые веяния затронули и тюремный рацион. В ноябре нью-йоркский мэр Майкл Блумберг предложил новый бюджет, который предусматривает, что вместо восьми кусков пшеничного хлеба из муки грубого помола в день обитатели Райкерс-Айленда будут получать шесть.

Это позволит сэкономить городу 350 тысяч долларов в год и облегчит рацион заключенных на 160 килокалорий в день. Специалисты по здоровому питанию говорят, что это к лучшему.

"Их нужно кормить, как полагается, – замечает манхэттенский эксперт Кери Глэссман, – но большинству из них эти лишние калории ни к чему".

В среднем узники огромной тюрьмы получают по 3 тысячи килокалорий в день. Это чуть больше нормы, рекомендуемой министерством сельского хозяйства Америки.

Городские власти собираются сэкономить, изъяв из тюремного меню шоколадный и сливочный пудинг, а также перец.

К такому рациону вынужден адаптироваться глава МВФ и человек, которого еще недавно называли одним из основных кандидатов на пост президента Франции.

Новости по теме