Куда пойдет Абхазия после смерти Багапша?

  • 30 мая 2011
Российский миротворец в Абхазии Правообладатель иллюстрации AP
Image caption Россия смотрит на Абхазию сквозь призму отношений с Грузией

Фаворитами в борьбе за пост президента Абхазии, ставшего вакантным после смерти Сергея Багапша, считаются нынешний вице-президент Александр Анкваб и премьер-министр Сергей Шамба. Но не исключено, что в списке претендентов могут появиться и другие влиятельные фигуры.

России, инвестирующей в экономику отколовшейся от Грузии республики огромные средства, далеко не безразлично, кто возглавит Абхазию и каким путем ее поведет.

В то время как грузинские политологи выражают осторожную надежду на улучшение отношений между Тбилиси и Сухуми, в Москве продолжают считать, что Абхазия входит в сферу влияния России.

При этом, по мнению российских экспертов, любая попытка извне оказать влияние на выбор нового абхазского лидера, от кого бы она не исходила, скорее всего приведет к обратному результату.

В настоящий момент республика не имеет практически никаких шансов на широкое международное признание, находится в политической и экономической зависимости от России.

Но со сменой лидера Абхазии многое может измениться.

Неудачная ставка

Несмотря на то, что Сергей Багапш и кремлевские руководители неизменно заверяли друг друга в вечной дружбе, отношения между Москвой и Сухуми при покойном лидере Абхазии не всегда были безоблачными.

Все началось еще в 2004 году, во время выборов президента Абхазии, когда Москва оказала поддержку не Сергею Багапшу, а бывшему сотруднику КГБ Раулю Хаджимбе, сочтя его более лояльным и управляемым деятелем. Причем с соответствующей миссией в Сухуми послали отчего-то не политика или дипломата, а заместителя генпрокурора Владимира Колесникова.

А в Тбилиси поначалу не скрывали, что фигура Багапша на посту президента Абхазии, с их точки зрения, выглядит предпочтительней.

Как напомнил в день кончины Багапша абхазский политолог Вахтанг Джанашия, покойный лидер был женат на грузинке и сохранил семью, хотя, по словам эксперта, "был период особого накала страстей, когда это обстоятельство могло привести к краху карьеры".

"Саакашвили сказал: вот идет человек, который может отрегулировать ситуацию, не настроенный против Грузии, - вспоминает грузинский политический эксперт Рамаз Сакварелидзе. - Такие реплики сослужили плохую службу Багапшу. Об отношении к нему говорит и то, что за него проголосовало грузинское население в Гали".

В итоге, в неловкое положение попали и Москва, и Тбилиси. Москва - потому что на выборах победил все же Багапш. Все трения с Хаджимбой он уладил, наделив его полномочиями вице-президента.

"Опасения в отношении возможного разворота Багапша в сторону Грузии, как оказалось, были сильно преувеличены", - заявил Русской службе Би-би-си ведущий научный сотрудник Института мировой экономики и международных отношений Александр Крылов.

Правда, после этого Багапшу пришлось еще долго доказывать Кремлю свою лояльность, а Кремлю, в свою очередь, доказывать Багапшу, что его записали в прогрузинские политики по чистому недоразумению.

Тбилиси же очень скоро разочаровался в Багапше, когда тот начал решительно проводить линию на независимость.

Впрочем, по словам Рамаза Сакварелидзе, тот факт, что во время войны 2008 года Багапш сделал все, чтобы избежать грузино-абхазского противостояния, в Тбилиси по сей день относят к заслугам Багапша. "Хотя Багапш и занял Кодорское ущелье, он предпочел не проливать кровь", - говорит эксперт.

В некоторых случаях Багапш проявлял самостоятельность по отношению к Москве, в частности, касательно права россиян приобретать в Абхазии недвижимость.

Кто сменит Багапша?

Этот вопрос для России особенно актуален: скандалы вокруг нецелевого использования российских денег, вложенных в экономику Абхазии, вспыхивают регулярно. Кто теперь будет отчитываться за потраченные миллиарды - непонятно. Но это еще полбеды.

С уходом Багапша в абхазском обществе появляется опасность раскола, считает Александр Крылов. "Это был политик, который гарантировал баланс интересов, он достигал компромиссов там, где другие не могли. Объективная картина такова, что абхазское общество после 2004 года остается внутренне расколотым, и даже Багапшу не удалось добиться былого национального единства".

Пока в республике продолжается траур по покойному президенту, потенциальные кандидаты воздерживаются от притязаний на его место, но очевидно, что в скором времени Абхазию ждут активные предвыборные баталии.

"Есть два явных фаворита: вице-президент Александр Анкваб и премьер-министр Сергей Шамба, - рассказывает редактор газеты "Чегенская правда" Инал Хашиг. - Анкваб в советское время сделал неплохую карьеру в правоохранительной системе, в 28 лет стал замминистра внутренних дел Грузинской ССР".

Анкваб пережил несколько покушений: в него стреляли из автоматов и гранатомета, пытались подорвать фугасом. "Он считается волевой, сильной фигурой, - говорит Инал Хашиг. - Однако абхазское общество достаточно сложно, специфично, и быть жестким политиком здесь практически невозможно", - объясняет эксперт.

Сергей Шамба, напротив, имеет репутацию либерального политика, имеющего обширные связи в российских дипломатических кругах.

Любой кандидат устраивает Москву?

Сергей Багапш был убежденным сторонником абхазской независимости. Он исключал как возвращение республики в состав Грузии, так и присоединение ее к Российской Федерации на правах автономии.

Впрочем, по мнению экспертов, Москва и сама не заинтересована в таком развитии событий, которое вызвало бы слишком бурную негативную реакцию в мире.

В этих условиях, уверен Александр Крылов, не стоит повторять ошибку семилетней давности.

"Нужно делать ставку на того политика, которого выберет абхазский избиратель, - говорит эксперт. - Особо влиять нет никакого смысла, наоборот, это может только привести к ненужным осложнениям".

В любом случае преемственность сохранится, особых поводов для беспокойства у Москвы нет, считает эксперт: "Любой кандидат устраивает Москву, потому что в Абхазии нет практически ни одного политического деятеля, который выступал бы против союза с Россией и за возвращение в состав Грузии".

Однако в Грузии многие думают иначе.

"Не удивлюсь, если произойдет позитивный поворот в отношениях между Грузией и Абхазией, - говорит грузинский режиссер-документалист Мамука Купарадзе. - Багапш принес республике стабильность, но с его именем связаны застой и консервирование конфликта".

России в урегулировании грузино-абхазского конфликта Купарадзе отводит не первую роль. "Самое главное, что мы с абхазами не смогли договориться, - говорит он. - Если мы сможем продвинуться в этом направлении, то Россия будет вынуждена учитывать оба фактора - и абхазский, и грузинский".

Ушел, не назвав преемника

Как бы то ни было, перед новым абхазским лидером будет стоять сложная задача, считает Инал Хашиг.

"Первый президент Владислав Ардзинба был пассионарным лидером, он возглавлял республику в самые тяжелые периоды: войны с Грузией, становления абхазского государства", - говорит он. - Задачей пришедшего ему на смену Багапша было вывести народ из окопно-баррикадного состояния. Багапш сделал страну более-менее стабильной, но он прекрасно понимал, что не может провести кардинальные реформы, модернизировать страну, экономику, систему управления. Это - задача уже следующего президента".

Впрочем, как политик, Багапш был гибким, считает Хашиг. "Он ушел, не назвав преемника, в этом, наверное, и был весь Багапш".

По его мнению, абхазский лидер при любом раскладе не стал бы назначать преемника, дав народу самому сделать свой выбор.

Новости по теме