Французы хотят знать больше о грехах своих политиков

  • 5 июня 2011
Доминик Стросс-Кан в суде Правообладатель иллюстрации Getty
Image caption Из-за Стросс-Кана французы стали критичнее относиться к праву политиков на частную жизнь

Спустя три недели после того, как против бывшего главы МВФ Доминика Стросс-Кана были выдвинуты обвинения в изнасиловании горничной в нью-йоркском отеле, отзвуки секс-скандала продолжают будоражить Францию.

Обвинения похожего характера теперь звучат в адрес еще одной важной политической фигуры страны, чье имя остается в тайне.

Социалистическая партия - основная оппозиционная партия в стране – до сих пор не может прийти в себя от удара. Шансы социалистов победить на грядущих президентских выборах резко упали после того, как Стросс-Кан, их самый перспективный кандидат, оказался за решеткой. Он снова появится в суде в понедельник.

Французские комментаторы бьются в агонии - либо сокрушаясь о позорном пятне на международной репутации страны, либо возмущаясь несправедливостью американской судебной системы.

Но особенно яркую окраску приобрел теперь спор о праве общественности знать, чем на досуге занимаются высокопоставленные фигуры страны.

За пределами Франции взгляд на дело Доминика Стросс-Кана, прозванного мировой прессой "ДСК", почти однозначный: это доказательство постыдного нарушения французскими журналистами своего профессионального долга.

Данная точка зрения сводится к тому, что хищническое отношение к женщинам бывшего главы МВФ было давно известно французским СМИ, но об этом ничего не передавали из-за тайного сговора, существующего между прессой и политической элитой в стране.

Здесь, во Франции, это тоже признают, но только до определенной степени.

Большинство французов согласны, что национальные газеты должны писать о представителях власти жестче, и что наличие у прессы и политиков паутины общих интересов вредит демократии.

Но, тем не менее, умы людей по-прежнему изо всех сил противятся переходу к полной свободе прессы по англо-саксонской модели.

По мнению абсолютного большинства жителей Франции, право на личную жизнь – это святая святых.

И, даже несмотря на то, что в случае Стросс-Кана дело зашло слишком далеко, с точки зрения французов это все-таки лучше, чем если бы ДСК разоблачили "пошлые желтые газетенки", процветающие в Великобритании и США.

Назревает новый секс-скандал?

На этой неделе спор на тему вторжения журналистов в частную жизнь политиков и права граждан знать об их деяниях принял новый неожиданный оборот.

Бывший министр образования Франции Люк Ферри внезапно обвинил другого бывшего министра в порочном и противозаконном увлечении сексом с несовершеннолетними.

Ферри - еще и уважаемый писатель, регулярно комментирующий события в СМИ - заявил, что во Франции, в отличие от других стран, есть законы, по которым журналисты не имеют права сообщать о темных сторонах личной жизни людей.

Далее, в ходе своего выступления в телевизионном ток-шоу на Canal Plus, Ферри привел пример этого закона в действии.

Однажды в его руки попала вполне достоверная информация о некоем бывшем министре, "застуканном в Марокко в ходе оргии с мальчиками". Никаких имен Ферри не раскрыл.

Слухи об инциденте распространились широко, но в СМИ так ничего и не появилось, потому что частная жизнь бывшего министра охраняется законом.

Правообладатель иллюстрации AFP
Image caption Люк Ферри ожидал другой реакции на свои слова

Эти откровения прозвучали спустя неделю после того, как со своего поста был вынужден уйти Жорж Трон, госсекретарь французского правительства по делам государственной службы.

Трона обвиняют в сексуальных домогательствах по отношению к коллегам женского пола, сам он обвинения отрицает.

Люк Ферри, по всей вероятности, своей ремаркой об оргии в Марокко хотел подчеркнуть плюсы французского законодательства, благодаря которому журналисты не могут просто так выносить сплетни на всеобщее обозрение.

Но, вопреки своим намерениям, бывший министр образования оказался в центре огромного скандала. Как раз его теперь обвиняют в распространении сплетен.

Депутат от Социалистической партии Андре Валлини заявил, что он в ужасе от слов Ферри, который "опустил французскую политику до уровня сточной канавы".

И, что еще хуже, раз Ферри знал о факте растления другим министром малолетних в Марокко, он по закону должен был оповестить полицию, даже несмотря на то, что преступление произошло за пределами Франции.

События развивались с невероятной скоростью. На прошлой неделе полиция начала предварительное расследование и в пятницу вызвала Ферри для допроса.

Что касается личности неназванного министра, которого Ферри имел ввиду, то о ней сейчас гадает французский интернет.

Другими словами, сказанное бывшим министром образования обернулось против него самого и возымело диаметрально противоположный эффект.

Все этого показывает, что Франции еще предстоит выработать новый баланс в области законов, регулирующих СМИ. Во внимание должны быть приняты и интернет, и более критическое отношение общественности к покрытию журналистами грешков политической элиты.

Новости по теме