Чеченские беженцы в Грузии - уезжать или оставаться?

  • 9 июня 2011
Media playback is unsupported on your device

Правительство Грузии при содействии международных организаций надеется помочь сотням чеченских беженцев начать новую жизнь в Грузии. Здесь они могут получить как гражданство, так и собственность. Однако, несмотря на это, перспектива будущей жизни в Грузии радует далеко не всех чеченцев.

Держа на руках своего годовалого больного ребенка Малика Исаева пробиралась вместе с другими беженцами в Грузию в октябре 1999 года. Тогда она думала, что покидает свой родной город ненадолго.

"Я думала, что это продлится месяц или полтора", - говорит она. "Просто сказали, что есть шанс - открыта дорога. По-моему, Шеварднадзе тогда президентом был, и он открыл нам дорогу. Некоторое время, думали, что переждем, пока утихнет, и возвратимся. Но не получилось…".

Около 8000 человек бежали в Грузию в 1999-2000 годах. Большинство из них остановились в селах Панкисского ущелья, где проживают родственные чеченцам кистинцы.

С тех пор часть беженцев перебралась в третьи страны, многие вернулись на родину или получили грузинское гражданство. Сегодня, по официальным данным, в Грузии осталось чуть более 500 беженцев из Чечни.

Тяжелый переход из Чечни в Грузию они помнят и сегодня. Однако, спустя 10 лет, многие из них надеются покинуть Грузию в поисках более благополучной жизни.

Страх прошлого

Розетта, мать восьмерых детей, говорит, что никогда не закрывает дверь. В Дуиси, одном из селений в Панкисском ущелье, где проживают чеченские беженцы, она чувствует себя в безопасности.

Её муж отказался переезжать за границу, несмотря на то, что об этом мечтают многие чеченцы в Панкисском ущелье.

Image caption Малика Исаева, мать пятерых детей. Живет в одном из коллективных центров для беженцев в селе Дуиси

По словам Розетты, во многом она понимает мужа: он не хочет, чтобы дети забыли кавказские традиции, и хотел бы быть поближе к дому.

Однако, близость к российской границе - повод не только для ностальгии для чеченцев в Панкиси. Обвинения Москвы в адрес Тбилиси, которые появляются, время от времени, в российской прессе, нередко становятся поводом для беспокойства, и даже паники среди населения Панкисского ущелья.

Многие опасаются, что они вновь могут услышать разрывы снарядов. Хотя, по словам беженцев в Дуиси, неспокойное время для Панкисского ущелья осталось позади и сегодня село живет обычной размеренной жизнью.

"Они ведь сами знают, что здесь нет никаких боевиков, - говорит Розетта. - Раньше действительно люди как бы закрывались на замок, потому что пьяные везде ходили, накуренные… Сейчас с этим президентом дороги сделали, порядок есть и всё здесь спокойно… "

За тем, как меняется их родной город, некоторые наблюдают с экранов телевизоров. По словам Розетты она рада тем изменениям, которые происходят в Чечне, где живут её родственники, однако, как и многие беженцы, она боится возвращаться домой.

"Боюсь я за мужа – кто его знает, что может случиться. Мы, конечно, ничего такого не сделали, но есть такие случаи, что люди пропадают, - говорит она. - Так что здесь нам спокойнее, хоть и трудно".

По данным агентства ООН по делам беженцев в Грузии, в Российскую Федерацию до 2007 года из Грузии вернулось более 200 человек. Более 300 беженцев выехали в третьи страны.

Большая часть тех, кто бежал в Панкисское ущелье, были признаны гражданами Грузии, так как являлись уроженцами Грузии и уехали в Россию до развала Советского Союза.

Между двух огней

В правительстве Грузии говорят, что интеграция беженцев проходит успешно. Проблемы на этнической почве были изначально исключены, так как беженцы были расселены в Панкисском ущелье, где проживают кистинцы, говорит первый заместитель министра по расселению вынужденно переселенных лиц с оккупированных территорий и беженцев, Тамар Мартиашвили.

Сегодня, по её словам, осуществляются программы для того, чтобы помочь беженцам овладеть грузинским языком.

"С самого начала грузинское правительство учло языковый барьер и открыло русские секторы в школах в Панкисском ущелье, - говорит она. - Сегодня молодое поколение практически полностью владеет грузинским языком и всё больше детей беженцев учится в грузинских секторах, и поступает на грузинские факультеты в университетах".

Кроме того власти отмечают, что активно идет процесс получения беженцами грузинского гражданства. Для беженцев получение паспорта в Грузии - это ещё и шанс обзавестись собственным домом.

Около 30-40% беженцев из Чечни сегодня живет в коллективных центрах, говорит Армине Караханян, советник по юридическим вопросам в Управлении Верховного комиссара ООН по беженцам (УВКБ) в Грузии.

УВКБ ООН выделяет им от 8000 до 10000 долларов. Те, кто проживает в частном секторе, получают в среднем 3500 долларов для увеличения жилплощади или ремонта.

Однако многие беженцы опасаются, что на такую сумму они не смогут приобрести жилье.

"За 10000 долларов вряд ли здесь что-нибудь купишь", - говорит мать пятерых детей Малика.

Нелегкая доля беженца

Сегодня Малика вынуждена содержать семью на сумму около 100 долларов в месяц, которую она получает от государства и УВКБ. Этого, по её словам, с трудом хватает на то, чтобы не умереть с голода.

"Сейчас я себя чувствую так же как и в первое время, когда началась война. По-моему, это те же чувства - страх, не на что надеяться, незащищенность", - говорит Малика.

Image caption В городе Дуиси в Панкисском ущелье живет много беженцев из Чечни

Безработица, по словам беженцев, основная причина того, что многие из них отчаянно пытаются уехать за границу в поисках лучшей доли.

Однако, по словам Симоне Волкен, главы миссии УВКБ ООН в Грузии, если учитывать критерии принимающих стран, то для большинства чеченских беженцев, шансов на переселение в другие страны практически нет.

"Быть беженцем – всегда нелегко… Конечно, ты всегда надеешься, что что-то может произойти, что-то улучшит твою ситуацию, и некоторые беженцы возможно и сегодня надеются на переселение в третью страну, - говорит Волкен. - Но то, что доступно в реальности – это интеграция в Грузии".

Сегодня ООН, согласно главе миссии УВКБ,старается помочь развитию региона и улучшить положение всего населения Панкисского ущелья, где 12% населения живет в крайней нищете.

"Нужно, чтобы со временем, беженцы, у которых действительно довольно сильные этнические связи с местным населением, помогли в развитии региона в той же степени, что и местное население", - говорит Волкен.

Однако Малику пугает перспектива будущей жизни в Дуиси. До войны она с мужем и тремя детьми жила в съемной квартире в Грозном, так что возвращение на родину тоже не сулит ничего хорошего.

"Нет ни работы, никакого дохода, так что здесь оставаться – это очень страшная картина, - говорит Малика. - Вернуться домой – то же самое. Дети уже большие, а ходить от одного дома к другому – это уже не в моих силах".

Новости по теме