Спор Китая и Вьетнама: на чьей стороне США?

  • 15 июня 2011
Китайские патрульные корабли в Южно-Китайском море Правообладатель иллюстрации AFP
Image caption Страны Южно-Китайского моря жаловались США на то, что Китай ведет себя в спорных районах агрессивно

Территориальный спор между Китаем и Вьетнамом, вспыхнувший в Южно-Китайском море, не только повысил градус напряженности в регионе и риск вооруженного конфликта между двумя соседями. Он поставил серьезную дилемму перед США как гарантом мира в Восточной Азии.

На первый взгляд, Китай и Вьетнам не поделили права на освоение природных ресурсов на участках морского дна, на которые претендуют обе страны.

Вьетнамская государственная нефтяная компания PetroVietnam проводила сейсмологические исследования в спорных районах Южно-Китайского моря. Китайские военные и рыболовные суда вмешались и повредили исследовательские кабели судна PetroVietnam. Ханой, чтобы показать, что он уступать не намерен, провел морские учения с боевыми стрельбами.

Однако в сущности в конфликте в Южно-Китайском море на карту поставлено нечто большее: соблюдение международного права набирающим силу Китаем.

Официальная реакция Вашингтона на эскалацию напряженности в Южно-Китайском море была нарочито нейтральной: США призывали к сдержанности и мирному разрешению спора. Однако за этими избитыми дипломатическими фразами скрывалось стремление удержать тонко сбалансированную позицию.

Карта: территориальные споры в Южно-Китайском море на bbcrussian.com

Неожиданное заявление Клинтон

С точки зрения Пекина, часть вины за нынешнее обострение лежит на Вашингтоне. Почти год назад, выступая на региональном форуме АСЕАН в Ханое, госсекретарь США Хиллари Клинтон заявила, что у Соединенных Штатов есть важные национальные интересы в Южно-Китайском море и они рассчитывают, что все претенденты на освоение ресурсов моря будут уважать свободу мореплавания и разрешать свои споры в соответствии с международным правом.

По сути Клинтон ни в чем не отступила от давно известной американской позиции, но ее выступление шокировало китайскую сторону, поскольку никогда прежде подобные слова не звучали из уст госсекретаря и не возводились в ранг "национального интереса".

Особенно символичным в Пекине сочли тот факт, что слова Клинтон прозвучали не где-нибудь, а в Ханое. Это было расценено как ясный сигнал о том, что Китай не может рассчитывать на свободу действий в Южно-Китайском море. К тому же Клинтон сделала свое заявление после громких жалоб южноазиатских стран на китайские запреты на рыболовство и другие жесткие действия Пекина в спорных участках моря, а дипломатов Поднебесной это застигло врасплох.

После столь категоричного заявления Клинтон восприятие конфликта и в других странах региона, без сомнения, изменилось. Более слабые в военном отношении страны сочли, что США на их стороне, а позиция Китая, который пытался отстаивать свои претензии (юридически весьма уязвимые), даже не предлагая их разделить, оказалась менее прочной.

Можно считать, что готовность Вашингтона уравновесить китайское влияние в наибольшей степени раззадорила оппонентов Пекина, и больше всех Вьетнам, который также не хочет ни с кем делить те участки, на которые претендует.

Интересы США

Правообладатель иллюстрации AFP
Image caption США не близки цели Вьетнама в его споре с Китаем

Теперь, когда спор достиг опасной черты, Вашингтон оказался в сложном положении.

Вопреки распространенным в Пекине конспирологическим версиям, Вашингтон вовсе не желает использовать соседей Китая в качестве инструмента сдерживания и не поддерживает ничьи территориальные претензии. В действительности, для США важны три момента.

Первое – Вашингтон хочет, чтобы при разрешении споров возобладало международное право, в данном случае Конвенция ООН по морскому праву (которую сами США, кстати, подписывать отказываются). Поэтому США против применения силы любой из сторон и поддерживают такие страны, как Филиппины и Малайзия, чьи претензии более обоснованны с юридической точки зрения, чем у Китая и Вьетнама.

Второе – через Южно-Китайское море проходят важнейшие морские судоходные пути. Вашингтон не желает, чтобы чьи-то территориальные претензии препятствовали свободному проходу судов через спорные районы. Эта позиция противоречит расширительной трактовке прав Китая в пределах его 200-мильной исключительной экономической зоны.

Военные корабли США заходили в эту зону и вели там разведку, что вызывало протесты со стороны Китая, называвшего подобные действия угрозой своей национальной безопасности. Но Вашингтон считает, что ни Пекину, ни другим сторонам нельзя позволить распространять свой суверенитет на эти районы и ограничивать судоходство.

Третье – усиление Китая не должно нарушить баланс сил в Восточной Азии, и Соединенные Штаты готовы поддерживать страны региона, которые не могут или боятся самостоятельно противостоять Китаю.

Реализация этих трех целей требует определенного такта. США не хотят, чтобы Китай задавил своих оппонентов в Южно-Китайском море, но в то же время и не желают вступаться за них перед Китаем или давать ложную надежду на то, что Вашингтон будет безоговорочно поддерживать их претензии.

Дилемма Вашингтона заключается в том, чтобы умерить амбиции Китая, но не отталкивать его. Пока США удается выдерживать такой сбалансированный подход. Они не становятся ни на чью сторону и настаивают на мирном разрешении спора.

Относительная сдержанность Китая после вьетнамских учений со стрельбами может объясняться осознанием того, что США внимательно следят за развитием конфликта. И это позволяет предполагает, что дальнейшая эскалация маловероятна.

Но учитывая острый дефицит ресурсов в регионе, можно прогнозировать, что в будущем решать проблемы мирным путем Вашингтону будет все сложнее.

Правообладатель иллюстрации BBC World Service

Новости по теме