"Арабская весна": настоящее и будущее

  • 11 июля 2011
Египетский подросток на фоне пламени во время протестов в Каире Правообладатель иллюстрации AP
Image caption Во многих арабских странах, в том числе и в Египте, демонстрации протеста продолжаются. Народ недоволен полумерами

Начнем с цифр. Из 22 арабских стран в пяти произошли восстания, в еще одной массовые протесты закончились ужесточением режима, в остальных странах все ограничилось небольшими волнениями.

Панарабские изменения авторитарных режимов, о которых так много было сказано в начале 2011 года, так и не произошли. Лишь две страны – Египет и Тунис – избавились от своих диктаторов. При этом египтяне жалуются на то, что их временное правительство не намного лучше того, что было при Мубараке.

Тем временем режимы Каддафи, Асада, Салеха, несмотря на предсказания об их неминуемом падении, которые распространялись по интернету с помощью социальных сетей, до сих пор остаются у власти.

И все же было бы неверно сказать, что "арабская весна" исчерпала себя. Это не так.

Разные оттенки серого

Ошибка, которую ранее совершили некоторые СМИ, заключалась в том, что мы, журналисты, попытались втиснуть все арабские страны, где происходили волнения, под один шаблон. Каждый, кому, как и мне, посчастливилось пожить в разных арабских странах, скажет вам, что они отличаются друг от друга так же, как Швейцария от Албании.

Арабский мир, как и Европа, не имеет более тенденции вести себя, как единый однородный блок. Это тысячи различных оттенков серого цвета, что лишь обогащает эти страны.

Поэтому в Египте и Тунисе военные вели себя одинаково, в основном поддерживая протестующих, в то время как в Сирии армия осталась верной президенту Башару Асаду.

Республики повели себя совсем не так, как монархии, богатые страны отличались в своем поведении от бедных. Бахрейн, разделенный по религиозному признаку, вел себя иначе, чем соседние страны.

В Ливии, единственной арабской стране, где в конфликт с согласия Лиги Арабских государств вмешались военные силы НАТО, кризис длится дольше, чем предполагали стратеги из Альянса.

Несомненно, силы Муамарра Каддафи должны были растерять свой боевой дух, завидев низколетающие истребители "Мираж" и боевые реактивные самолеты "Торнадо"? Безусловно, дезертирство некоторых военных из лагеря Каддафи означало, что дни его сочтены?

Каддафи не побежден

Правообладатель иллюстрации Getty
Image caption Полковник Каддафи по-прежнему контролирует большую часть Ливии

Однако, как мы теперь знаем, полковник Каддафи намеренно ослабил свою регулярную армию, сохранив лучшее снаряжение для своих бригад "особого назначения" под командованием своих сыновей и самых близких приверженцев.

Помня о том, как вопреки всему Саддам Хусейн пережил войну в Персидском заливе 1991 года, 22 февраля 2011 года я написал в своем микроблоге Twitter: "Каддафи еще не побежден. Вспомните, как все списали со счетов Саддама после восстания шиитов в 1991 году".

В Йемене, очень сложном клановом государстве, месяцы народных волнений завершились борьбой за власть между президентом, который попал в саудовскую больницу, и его кланом, с одной стороны, и их противниками, с другой.

Да, практически все жители Йемена хотят жить при лучшем правительстве, но страна переживает свои трудности. С одной стороны, быстрое истощение ресурсов, с другой – изобретательная ячейка "Аль-Каиды", которая стремится заполнить растущий вакуум власти.

Страх перемен

Сирия, где кровопролитие унесло жизни около 1300 человек, создала Западу новую проблему. Почему, спрашивают критики, НАТО готова воевать с полковником Каддафи и не готова к военным действиям против Башара Асада? Ведь оба, похоже, не остановятся перед огромными жертвами среди мирного населения.

В ответ мы обычно слышим, что, в отличие от Ливии, Сирия не одинока. Лояльную Асаду армию и спецслужбы поддерживает Иран. Кроме того, сирийские военные имеют тесные связи с ливанским движением "Хезболла".

Поэтому даже если бы Запад хотел и мог себе позволить ввязаться в военные действия против Сирии, а он не хочет и не может, то никто не желает всколыхнуть конфликт, который может затронуть Израиль, Ливан и Иран.

При этом стоит отметить, что массовые демонстрации против сирийского режима набирают силу и распространяются по всей стране, несмотря на систематические пытки протестующих со стороны спецслужб.

Большинство аналитиков сомневаются в том, что у Башара Асада есть политическая ловкость или железная воля, чтобы долгое время продержаться у власти. Однако лучшим союзником Асада может стать страх людей к переменам: народ опасается того, кто придет на смену семейной династии.

Бахрейн: межрелигиозные нюансы

Правообладатель иллюстрации Reuters
Image caption Бахрейнские женщины приняли активное участие в протестах

Из всех арабских стран ситуация в Бахрейне остается самой сложной и неясной для интерпретации. В стране находится база очень мощного Пятого американского военно-морского флота. В то же время Бахрейн – единственная страна Персидского залива, расколотая на шиитов и суннитов.

Суннитское правительство обвиняет Иран в подстрекательстве к массовым протестам. Это ерунда, заявляет оппозиция, люди хотят демократии и прекращения дискриминации против шиитов, в том числе и отвратительных нарушений прав человека, которым я был свидетелем в апреле этого года.

И в то же время многие иностранцы, живущие и работающие в Бахрейне, а также бахрейнские сунниты и их соседи из Саудовской Аравии опасаются, что демократия приведет к изгнанию правящей суннитской семьи аль-Халифа, на место которой придет шиитское правительство, симпатизирующее Ирану. Саудовская Аравия выступает против такого развития событий.

В настоящее время в стране идет непростой "национальный диалог", однако даже в самом правительстве реформаторы уступают сторонникам жесткого политического курса.

Статус-кво неприемлем

И все-таки, если посмотреть в целом на регион, то можно сказать, что начавшиеся на Ближнем Востоке перемены глубоки и в далекой перспективе необратимы.

Возможно, потребуется целое поколение, чтобы эти перемены по-настоящему изменили регион.

После десятилетий политической спячки арабы дали понять миру, что больше не намерены терпеть коррумпированных, не подотчетных народу, сверхпривилегированных правителей.

Возможно, реформаторам понадобятся годы для того, чтобы достичь своей цели. И даже при возможности честных выборов у людей нет никакой гарантии, что новое правительство будет лучше прежнего.

Но посыл тех, кто не побоялся и вышел на улицы, прост: закостеневшие формы сломаны, и мы не примем возвращения к статусу-кво.

Новости по теме