Белорусская оппозиция: противостояние на зоне

  • 20 июля 2011
Девушка за решеткой Правообладатель иллюстрации Reuters
Image caption Десятки новых задержанных прибывают в белорусские СИЗО каждую неделю

Никита Лиховид, осужденный за участие в акции протеста в день белорусских президентских выборов, отказывается признать законность приговора. В местах лишения свободы такой отказ грозит недавнему студенту потерей здоровья и новыми тюремными сроками.

После декабрьских - четвертых по счету – президентских выборов, которые белорусская действующая власть в очередной раз считает победными для Лукашенко, а Европа и США (тоже в очередной раз) не признают таковыми, за решетку на долгий срок попали более 30 оппонентов бессменного президента.

Большинство по обвинению в учинении массовых беспорядков отправлены в колонии строгого режима, и о судьбах этих людей известно не много: скупые отцензурированные письма из мест, в небольшой Белоруссии действительно не отдаленных, почти не сообщают деталей.

Минчанка Алена Лиховид не получает даже писем – из тюремного карцера писать запрещено. Ее сын Никита за два месяца пребывания в колонии под городом Новополоцком пробыл "на воздухе" лишь неделю. Все остальное время он сидит в штрафном изоляторе, ШИЗО.

В одиночке

Осужденный Никита Лиховид упорно называет себя незаконно осужденным и отказывается выполнять требования тюремной администрации до пересмотра приговора.

И потому уже пятый раз отправлен в карцер. Срок очередного заключения Никиты в штрафном изоляторе – 20 суток - должен истечь на днях.

ШИЗО – это значит, практически без еды, в каменном мешке, прогулка – раз в неделю. Это запрет на книги, газеты, читать вообще ничего нельзя. Это пытка по классификации правозащитников и метод воздействия на неисправимых, утвержденный тюремным начальством.

Неисправимый Никита, недавний студент юридического факультета, оценивает действительность не так, как указывает власть.

Маме Никиты дали шанс уговорить сына "исправиться". На свидании мама под присмотром воспитателя колонии грела сыну ледяные ладони. Она помнит только, что от ее ребенка "осталась половина".

"Не волнуйся, мама. Я дышу в форточку", - написал он ей позже в случайном письме.

Арестованный в день президентских выборов 19 декабря 2010 года на площади Независимости в Минске, Никита Лиховид обвинен в участии в массовых беспорядках и приговорен к трем с половиной годам лишения свободы в условиях строгого режима.

Ежевечерняя молитва

Правообладатель иллюстрации nikita
Image caption Никита Лиховид отказывается выполнять требования тюремной администрации до пересмотра приговора

С Аленой Лиховид мы сидим на скамеечке на минской площади Независимости. Там, где более полугода назад ОМОН "одержал победу" над участниками антипрезидентского протеста.

Алена здесь практически ежевечерне: матери и жены осужденных за "массовые беспорядки" каждый день, в восемь вечера, приходят сюда, к Красному костелу, на молитву. Выбитым из привычного жизненного равновесия женщинам важны эти встречи – "на миру и смерть красна".

Алена Лиховид "на миру" держится с очевидным усилием.

"Я не могу себе простить, что согласилась на ту встречу в колонии. Никита для себя уже все решил, он знал, как держаться в этих стенах – а тут я, мама, да еще в Никитин день рождения! Как же ему было трудно! Я только потом это поняла!" - сокрушается женщина.

"Мальчик мой, ребенок! Я ведь все готова сделать, чтобы его спасти! Я готова была уговаривать его смириться. А тут я увидела глаза взрослого мужчины и поняла: мой сын вырос, он сам принимает решения. И мне остается только быть достойной такого сына", - говорит мне Алена.

Она никогда не рассчитывала оказаться вот так – на виду и на краю.

Руководство колонии, да и независимые юристы объяснили Алене, чтоза злостное нарушение режима отбывания наказания ее упорствующему сыну грозит "помещение камерного типа" и даже новый срок.

Неравное противостояние

В этой истории у каждого – своя незыблемая правда. Приговор суда назвал Никиту преступником, а преступники обязаны подчиняться условиям и методам, избранным государством для перевоспитания.

Никита не признал себя виновным на суде и прав в том, что имеет право на собственные мысли, оценки и свободу их выражения – официальный Минск, между прочим, ратифицировал международные конвенции, в которых такие права граждан закреплены.

Правообладатель иллюстрации Reuters
Image caption Каждый седьмой житель Белоруссии сидел, сидит или носил передачи

Но правда Никиты Лиховида заключена в каменный мешок.

Как объясняют правозащитники, руководство колонии опасается, что бунт одного из осужденных спровоцирует неповиновение остальных – оттого в конкретной Новополоцкой зоне готовы отстаивать свою, карающую, правду до конца.

"Они либо убьют парня, либо покалечат", - белорусский журналист Светлана Калинкина предельно откровенно обозначила сложившуюся ситуацию: в Новополоцкой колонии с применением силы пытаются "исправить политическую ориентацию" совсем молодого парня, рядового участника акции протеста против фальсификации выборов.

Советы без ответа

Психологи утверждают: неспособность к адаптации в тюремных условиях несет прямую угрозу жизни осужденного. Люди бывалые – а в Белоруссии по неофициальной статистике каждый седьмой сидел, сидит или носит передачи – предупреждают по-народному: против лома нет приема!

"Парень, ты красавец, но если меня прочитаешь - не надо геройства. Лучше береги здоровье -оно тебе пригодится. (…) Маму пожалей", - пишет на форуме некто под ником "литвин", а литвин в этих краях– старинное определение принадлежности к местному народу.

"Тертые" оппозиционеры в периоды разных по напряженности белорусских лихолетий старались рассчитывать свои силы. "Есть опасность, что называется, "закусить удила", но стараешься убедить себя – впереди еще много борьбы и работы", - признается вынужденный скрываться в Украине оппозиционный политик Вячеслав Сивчик. Не однажды под арестом он держал голодовку, бывало, и опасную для жизни.

Никита Лиховид – не "штатный" оппозиционный боец. Своим максимализмом он озадачил не только власти, но и оппозиционные структуры.

Без "жалоб и заявлений"

Правообладатель иллюстрации AP
Image caption Александр Лукашенко недавно предложил отправить всех политзаключенных в Европу "одним вагоном"

Впрочем, известные оппозиционные лидеры и обычные "непартийные" граждане пишут личные письма начальнику Новополоцкой колонии Александру Сивохо с просьбой понять оппозиционного арестанта.

Настя Положанко – сама осужденная, но с отсрочкой исполнения наказания, отсидевшая после президентских выборов в СИЗО КГБ, недавно получила из колонии ответ. В точно положенный по закону срок реагирования на обращения граждан – через месяц, в течение которого Никита Лиховид вновь был наказан карцером.

"Осужденный Лиховид Н.Ю. в категорической форме отказывается от выполнения установленных обязанностей, что является злостным нарушением установленного порядка отбывания наказания. За допущенные нарушения к нему применяются меры дисциплинарного воздействия в соответствии с действующим законодательством.(..) Сам осужденный действия администрации учреждения считает правомерными, меры дисциплинарного воздействия, которые применяются к нему, - законными. Жалоб и заявлений от осужденного Лиховида Н.Ю. не поступало", - сообщается в подписанном начальником Новополоцкой колонии письме.

Практически то же администрация разъяснила оппозиционному политику Александру Милинкевичу, добившемуся во вторник встречи с руководством Новополоцкой колонии.

Юридически из ситуации есть только один выход: помилование от президента Лукашенко. Но Никита Лиховид не будет просить о помиловании за "преступление", факт которого не признает.

В разных городах Белоруссии организуются пикеты в защиту Никиты Лиховида. В сотнях комментариев на интернет-сайтах - и призывы к Никите, и просьбы к сидящим рядом с ним зэкам: берегите парня! Правда, в местах заключения доступа в интернет, разумеется, нет, и вряд ли на зоне прочтут эти форумы.

"Один вагон"

Комментарий на одном из белорусских сайтов подписан "просто верующей":

"Дорогой всемогущий Бог. Я молюсь Тебе о милости над всеми, кто незаконно осужден правящим правительством. Смилуйся над этим парнем, пошли ему свободу! ( ..) Господи, выпусти всех на свободу, кто был осужден и приговорен к тюрьме, всех тех, кто боролся за свободу 19 декабря, всех тех, кто выходит на акции протеста, всех тех, кто случайно попал во все эти автозаки и суточные аресты".

На несанкционированные молитвы к Красному костелу на площадь Независимости каждый вечер приходят все новые люди: у кого-то "за аплодисменты" посадили родственника на сутки, кто-то стал случайным свидетелем жесткого разгона очередной молчаливой акции протеста.

Новая "мода" на безмолвные демонстрации уже половину лета вынуждает переодетую в штатское милицию "работать" в усиленном режиме.

Александр Лукашенко недавно в свойственной ему манере предложил Западу забрать из Белоруссии его оппонентов - всех в одном вагоне.

"Если в ЕС их хотят к себе забрать — завтра билет выпишем и отправим, не вопрос. Пусть забирают, если они такие радетели по политзаключенным. Завтра в один вагон посадим — я приму решение — всех, и даже тех, кто сегодня остался на свободе и мычат на площадях", - заявил белорусский президент.

В Белоруссии фразу эту тут же превратили в анекдот: мол, объявлена очередь на "посадку" и последующие эшелоны…

Ситуация, однако, такова, что принятых Западом санкций, усилий местных и зарубежных правозащитников, призывов европейских структур к Лукашенко освободить наказанных за инакомыслие не достаточно для решения судьбы Никиты Лиховида и таких же, как он.

Новости по теме