Санкции США против "списка Магнитского" - меньшее из зол?

  • 28 июля 2011

Взгляд из США

Как отмечают американские газеты, принимая решение отказать во въездных визах десяткам россиян, которых считают причастными к аресту и смерти юриста Сергея Магнитского, государственный департамент США пытался убедить конгресс воздержаться от принятия более решительных мер в отношении России, а также, наконец, отменить поправку Джексона-Вэника.

Правообладатель иллюстрации AFP
Image caption Закрытие границ для нескольких десятков чиновников может оказаться для Москвы меньшим из зол

По данным New York Times, меморандум госдепартамента, в котором излагается позиция администрации Обамы по этому вопросу, был без лишнего шума направлен на прошлой неделе группе из 19 сенаторов во главе с демократом Бенджаменом Кардином и республиканцем Джоном Маккейном. Они проталкивают закон, который предусматривает не только отказ лицам из "списка Магнитского" во въезде в США, но и замораживание их авуаров на американской территории.

Кроме того, законопроект, внесенный в мае сенатором Кардином, охватывает более широкий круг лиц: предусматриваемые в нем санкции направлены против людей, которые считаются причастными к смерти не только Магнитского, но и правозащитницы Натальи Эстемировой и публицистки Анны Политковской.

Официально меморандум госдепартамента пока не обнародован, но его текст раздобыл и опубликовал на своем сайте авторитетный журнал Foreign Policy.

Эта тема обсуждается на форуме bbcrussian.com

В этом документе администрация предупреждает законодателей, что принятие закона Кардина "будет иметь внешнеполитические последствия, которые могут повредить нашим усилиям в области санкций против таких стран, как Иран, Северная Корея и Ливия, и поставить под угрозу сотрудничество в других областях, включая транзитные перевозки в Афганистан".

Авторы меморандума отмечают, что высокопоставленные представители администрации Обамы сделали в общей сложности более 75 публичных заявлений по поводу нарушений прав человека в России, выразили солидарность с попытками матери и коллег Магнитского добиться справедливости, а сейчас еще и ввели запрет на въезд в США для россиян, ответственных за его смерть.

Меморандум призывает сенаторов этим и ограничиться, поскольку отказ в визе и замораживание активов - очень разные вещи. Во втором случае возможны судебные иски, и администрация не уверена, что у нее всегда будет иметься достаточная доказательная база.

Кроме того, до сих пор отказы в визах и замораживание средств касались виновных в геноциде и массовых убийствах, тогда как здесь речь идет о "лицах, ответственных за противоправную смерть одного-единственного человека".

Госдепартамент отмечает, что список россиян, которым отныне будет отказано в визах в США, был предоставлен инвестиционным фондом Hermitage Capital. Арест Магнитского связывают прежде всего с его работой на этот фонд.

Представитель администрации США сообщил New York Times, что список был утвержден госдепартаментом, сотрудники которого также добавили в него ряд новых имен.

Член палаты представителей США, пожелавший остаться неназванным, сообщил мне, что черный список госдепартамента в общем и целом повторяет список, составленный более года назад сенатором Кардином и размещенный на сайте Хельсинкской комиссии конгресса.

По его словам, пока еще рано говорить, будет ли этот шаг администрации иметь искомый результат, то есть предотвратит ли он принятие закона Кардина и аналогичных законодательных инициатив.

Однако в интервью с New York Times непоименованный член сената США выразил сомнение, что, если закон не будет принят, верхняя палата конгресса согласится отменить поправку Джексона-Вэника.

"Не думаю, чтобы этого было достаточно, - сказал он по поводу меморандума госдепартамента. – Мы приветствуем этот шаг. Но как насчет Натальи Эстемировой? Как насчет других грубейших нарушений прав человека в России?".

В нижней палате конгресса шансов на отмену поправки еще меньше.

По мнению сотрудника журнала Foreign Policy Джоша Рогина, "крайне сомнительно", чтобы палата представителей США, где в данный момент заправляют республиканцы, согласилась на предоставление России перманентного нормального статуса в торговых отношениях даже в случае принятия "закона Магнитского".

В любом случае, отмечает Рогин, очевидно, что администрация Обамы "придает огромное значение сохранению достижений "перезагрузки".

"Когда мы пришли к власти, - сказал в мае репортерам заместитель советника Обамы по национальной безопасности Бен Роудс, - одной из ключевых целей нашей внешней политики была перезагрузка отношений с Россией. Для США эти отношения были в числе самых продуктивных".

На сайте opednews.com в среду была помещена статья Николая Петро, профессора политологии из университета штата Род-Айленд, который резко критикует попытки США оказать давление на Москву. В статье, озаглавленной "Россией нельзя манипулировать путем нажима извне", говорится, что Москва уже принимает меры против лиц, ответственных за смерть Магнитского, и что "наверняка за ними последуют новые уголовные дела".

По мнению профессора Петро, попытки надавить на Москву лишь "подорвут усилия России по улучшению ее судебной и пенитенциарной системы и необдуманно испортят отношения с важнейшим стратегическим партнером Запада".

"Они подрывают попытки внутриполитических реформ, - продолжает Петро, критики которого называют его "кремлевским апологетом", - ибо ставят под сомнение чистоту всей юридической системы и валят в одну кучу всех высокопоставленных официальных лиц и тысячи честных и трудолюбивых чиновников".

Автор видит в этом отражение сознательной тактики "лидеров радикальной либеральной оппозиции (Немцова, Рыжкова, Касьянова, Каспарова), которые стремятся не сместить некомпетентных лиц, а свергнуть весь "строй".

"К нему никто серьезно не относится", - отмахнулся вышеуказанный сотрудник палаты представителей, когда я попросил его прокомментировать слова Петро.

Взгляд из Москвы

В ответ на решение госдепартамента США запретить въезд в страну российским чиновникам, которых он считает причастными к аресту и смерти Сергея Магнитского, Россия собирается внести в "черные списки" ряд американских чиновников.

Правообладатель иллюстрации AP
Image caption США закрыли границы для 60 российских чиновников

Москва и Вашингтон обмениваются уколами: в ответ на обещание МИДа не оставить без ответа американские санкции против российских должностных лиц, представитель госдепартамента Марк Тонер заявил, что США продолжат и впредь оказывать давление на Россию.

"Думаю, что будет уместным сказать, что мы намерены и впредь обращать внимание на вопросы соблюдения прав человека и случаи их нарушения там, где сочтем это необходимым", - заявил американский дипломат.

Впрочем, как утверждает американская пресса, решение госдепартамента США – не враждебный выпад против России, а, напротив, попытка избежать куда более серьезных осложнений.

По мнению российского политтехнолога Станислава Белковского, обе стороны подыгрывают друг другу, демонстрируя взаимное негодование. "На мой взгляд, сегодня Кремль и Белый дом играют в поддавки", - уверен эксперт.

Эта тема обсуждается на форуме bbcrussian.com

Группа сенаторов во главе с демократом Бенджаменом Кардином и республиканцем Джоном Маккейном давно и активно проталкивает закон, предусматривающий не только отказ фигурантам "дела Магнитского" во въезде в США, но и замораживание их авуаров на американской территории.

В список Кардина, от которого отталкивался госдепартамент, входят сотрудники Следственного комитета, МВД, ФСБ, СИЗО, налоговики, судьи и прокуроры – фигуры не маленькие, но не из тех, кому позволено ездить с мигалкой по Кутузовскому проспекту.

Правда, этот список может расшириться: законопроект предусматривает возможность введения санкций против всех, кого в США считают причастными к убийствам и преследованиям известных российских оппозиционеров, правозащитников и журналистов.

Газета New York Times объясняет решение госдепартамента, упреждающее начало обсуждения законопроекта в конгрессе, нежеланием подорвать хрупкое взаимопонимание, наметившееся между Москвой и Вашингтоном с приходом в Белый дом Барака Обамы.

"По сравнению с администрацией Джорджа Буша, Обама пытается наладить отношения с Россией, - поясняет американский политолог Дмитрий Афанасьев. - Он во многом идет Москве навстречу, пытается делать ей что-то полезное, и мы видим, как этому противится его окружение, конгресс, республиканская партия".

Так что история с Магнитским могла обернуться для российской стороны куда хуже, не исключает политолог. "В американском правительстве очень много людей "старой закалки", выросших во время холодной войны. Поэтому большинство взрослого поколения политиков Белого дома по-прежнему настроено против России – неважно, говорят они об этом или нет".

На первый взгляд, в Москве не оценили самоотверженный поступок Обамы. Как со Смоленской площади, так и из здания на Охотном ряду раздаются заявления о том, что Россия может ввести свои "черные списки": в них попадут американские чиновники, подозреваемые в нарушении прав россиян.

Семен Багдасаров, член комитета Госдумы по международным делам, сомневается в эффективности такого ответа: "Надо быть реалистом: я не знаю такого чиновника или представителя правоохранительных органов США, который вдруг вложил бы какие-то активы в Россию или очень хотел сюда приехать".

Ответ может и должен быть жестким, говорит депутат: "Какие слабые места у США? Афганистан. Россия оказывает Штатам огромную поддержку, мало кто знает, что наземный транзит вообще не проверяется, мы верим на слово, что США возят туда-обратно какие-то нелетальные грузы. Почему бы нам не пересмотреть эти вопросы?"

Еще одним спорным моментом, по мнению Багдасарова, является иранское ядерное досье: "Ракетная программа Ирана вызывает сомнения. А МАГАТЭ недавно сказало, что их ядерная программа носит мирный характер. Тогда зачем мы вводили санкции? Может быть, нам надо выйти из них?"

И вообще, давно пора пересмотреть отношения с Соединенными Штатами, заявляет Семен Багдасаров. "Мы никак не вступим в ВТО, хотя Обама нам обещал чуть ли не за две недели решить этот вопрос. Не отменена поправка Джексона-Вэника. Наконец, проблема ПРО. Если быть принципиальными, из-за нее мы, вообще-то, должны бы выйти из СНВ-3", - убежден депутат.

Впрочем, далеко не все настроены так категорично. "Лично я не сторонник конфронтации, я сторонник переговоров, - говорит коллега Багдасарова по думскому комитету Александр Козловский. - Я выступаю за то, чтобы события, которые сегодня происходят, не усугубляли международные отношения, а использовались как подсказка к нахождению взаимоприемлемых путей".

"Между теми людьми, которые определяют российскую политику на американском направлении, и ключевыми фигурами администрации Барака Обамы есть постоянный, содержательный контакт", - объясняет генеральный директор института национальной стратегии Станислав Белковский.

По его мнению, Кремль прекрасно понимает, что администрация Обамы и госдепартамент сыграли на опережение, предотвратив принятие гораздо более жесткого законодательного акта против высокопоставленных российских чиновников.

"Надо принимать во внимание, что республиканцы все более жестко критикуют Барака Обаму и его администрацию за политику перезагрузки, считая, что она носит односторонний характер и сопряжена с уступками России, которые не компенсируются практически ничем, особенно во внутрироссийской политике", - говорит Станислав Белковский.

Поэтому, полагает эксперт, Москва не может не отреагировать на жест госдепартамента - но эта реакция будет ритуальной.

"Кремль должен подыграть Бараку Обаме и Хиллари Клинтон, дать понять, что он, якобы, разозлен и раздражен, - считает Белковский. - Ответные меры должны быть такими же мягкими и полусимволическими".

Если это так, то ждать ответного хода осталось недолго.

Новости по теме