Почему ЕСПЧ не присудил акционерам ЮКОСа $98 млрд?

  • 20 сентября 2011
Логотип компании ЮКОС Правообладатель иллюстрации RIA Novosti
Image caption Суд рассматривал иск акционеров ЮКОСа два с половиной года

Европейский суд по правам человека после долгого рассмотрения во вторник отклонил притязания акционеров компании ЮКОС на денежную компенсацию от российского государства, хотя и признал, что российские власти в процессе банкротства ЮКОСа не раз нарушили права собственников и акционеров.

Это решение является для правительства России важной юридической победой. Вместе с тем, по мнению экспертов, речь идет не об отсутствии в "деле ЮКОСа" политических мотивов как доказанном факте, а о том, что суд не стал углубляться в политическую составляющую вопроса.

Вряд ли в Страсбурге могли поступить иначе.

Михаил Ходорковский и Платон Лебедев не имели отношения к данному делу. Их личная судьба была предметом обсуждения в ЕСПЧ чуть раньше - весной 2011 и в в 2007 году.

55 тысяч истцов

Иск на рекордную сумму в 98 миллиардов долларов был подан от имени неназванных "заинтересованных лиц, имеющих претензии на активы ЮКОСа".

Представлявший их лондонский адвокат Пирс Гарднер ранее говорил, что действует от имени 55 тысяч поручителей. Интересы российского государства защищал другой британский юрист, Майкл Свенстон.

Жалоба была подана в Страсбургский суд 23 апреля 2004 года и принята к рассмотрению спустя почти пять лет, в 2009 году.

По мнению истцов, в ходе банкротства ЮКОСа его активы достались государственной "Роснефти" практически даром, а акционеры остались ни с чем.

В частности, основной актив холдинга, компания "Юганскнефтегаз", производившая "столько же нефти, сколько Ливия", была продана некой фирме "Байкалфинансгрупп", учрежденной за две недели до торгов. Ее уставный капитал составлял 250 евро, однако она сумела предложить за "Юганскнефтегаз" 9,3 млрд долларов, причем и эта сумма, по данным заявителей, составляла менее половины от рыночной цены. В решении говорится, что ЕСПЧ не нашел в действиях российского государства признаков нарушения статей 18 и 14 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод (это статьи об использовании правосудия "в целях, не связанных с правосудием" и о дискриминации).

Нынешний вердикт не является окончательным и может быть обжалован в Большой палате Страсбургского суда.

В 2010 году Большая палата отменила ранее принятое решение по иску ныне покойного Василия Кононова против Латвии.

Кроме того, бывшие акционеры ЮКОСа могут попытаться удовлетворить свои претензии через Стокгольмский арбитраж.

"Налоги надо платить"

"Неудивительное решение, и возможные претензии к суду вряд ли оправданы, - заявил Русской службе Би-би-си член президентского Совета по правам человека Дмитрий Орешкин. - В российском контексте понятно, что политический мотив здесь присутствовал. Но его наличие очень трудно доказать юридически безупречным образом".

Видимо, сказалась также и щепетильное отношение Запада к уплате налогов, предполагает политолог.

"В западной ментальности налоги, независимо ни от какой политики, надо платить - и точка! А от вопросов об избирательном применении закона или взаимоотношениях Ходорковского и Кремля малое жюри предпочло уйти".

"Скорее всего, очень сложно было доказать причастность российского правительства к конкретным действиям по реализации имущества ЮКОСа в ходе банкротства", - считает нефтегазовый аналитик Михаил Крутихин.

Гигантская сумма

Повлиять на решение судей могла и сумма предъявленных претензий - почти сто миллиардов долларов.

Общий долг России Парижскому и Лондонскому клубам кредиторов на конец 1990-х годов составлял около 71 миллиарда долларов. ЮКОС в его лучшие времена оценивался примерно в 40 миллиардов.

По словам Михаила Крутихина, "в эту гигантскую сумму" вошли претензии по компенсации морального ущерба и неполученной прибыли, которую акционерам ЮКОСа могло бы принести вложение средств в другие активы.

Дмитрий Орешкин считает, что "действия истцов были выигрышны по соображениям привлечения общественного внимания - надо же, самый большой иск в истории Страсбургского суда! - но проигрышны с практической точки зрения".

"Иск такого размера изначально ставил Россию в положение, когда она выплатить его не может, - рассуждает политолог. - Судьи поневоле начали оценивать, а что будет, если они примут решение в пользу акционеров ЮКОСа? Россия выйдет из-под юрисдикции Страсбургского суда, причем не только по данному делу, но и на будущее, а это скандал для Совета Европы. Если бы они были скромнее, было бы меньше шума вокруг процесса, зато у судей были бы развязаны руки".

Как напоминает Михаил Крутихин, суд вправе снизить сумму претензий и удовлетворить их частично. Не исключено, что Большая палата пойдет по этому пути.

После решения по "делу Кононова" МИД России уже грозил сделать "соответствующие выводы, в том числе относительно наших дальнейших отношений как с судом, так и с Советом Европы в целом".

В январе нынешнего года Парламентская ассамблея Совета Европы назвала Россию в числе девяти стран, где систематически нарушается Европейская конвенция по правам человека, а решения ЕСПЧ исполняются слишком медленно.

Страсбург - Вашингтон

На днях российские правозащитники и деятели культуры обратились в сенат США с просьбой дополнить "список Магнитского", включающий в себя российских чиновников и силовиков, на которых наложены американские визовые и финансовые санкции, "списком Ходорковского".

Прогнозировать действия американских сенаторов сложно. В отличие от ЕСПЧ, им предстоит принять не судебное, а политическое решение.

В то же время Дмитрий Орешкин считает, что страсбургский вердикт повлияет на Вашингтон.

"Это решение будет использовано теми, кто лоббирует интересы российского официоза, а сторонникам Михаила Ходорковского будет труднее обосновать свою позицию. Думаю, не случайно обращение было приурочено к заседанию суда. Не сработало. Суд вынес не то решение, которого хотели правозащитники", - отмечает эксперт.

Новости по теме