Почему Минск отдал строительство АЭС россиянам

  • 11 октября 2011
Александр Лукашенко Правообладатель иллюстрации na
Image caption Александр Лукашенко изначально полагался в проекте АЭС на Россию из политических соображений, полагают критики

Белорусскую АЭС будет строить российское ЗАО "Атомстройэкспорт", но подробности контракта пока неизвестны. Главная интрига — получит ли Минск под АЭС российский кредит, которым хотел бы распорядиться как можно более самостоятельно.

"Только что я подписал решение о даче согласия на подписание контракта с Российской Федерацией по строительству в Белоруссии атомной электростанции", - заявил во вторник президент Александр Лукашенко, принимая в Минске губернатора Новгородской области России Сергея Митина.

В тот же день контрактное соглашение подписали исполнители проекта — президент российского "Атомстройэкспорта" Александр Глухов и руководитель белорусской Дирекции строительства атомной электростанции Михаил Филимонов. "Мы очень благодарны российскому руководству за то, что оно сдержало свое слово. Несмотря на жуткое давление со всех сторон, мы будем строить АЭС. Тем более, мы уже много сделали на площадке своими силами. Сегодня мы можем свободно копать котлован для строительства АЭС на белорусской земле", — заявил Александр Лукашенко, подчеркнув: "Такое решение дорогого стоит".

"Черный ящик"

Насколько все будет дорого, пока неизвестно. Кредитное соглашение еще согласовывается сторонами и, как сообщил глава "Атомстройэкспорта", может быть подписано в конце 2011 - начале 2012 года. Одновременно с этим планируется подписать генеральное соглашение. Сумма контракта не разглашается, но, по словам Александра Глухова, деньги на белорусскую АЭС будут выделяться из российского бюджета через Внешэкономбанк.

Белорусская сторона рассчитывает на кредит в 9 млрд. долларов и больше, настаивая на кредитовании россиянами создания необходимой для функционирования АЭС инфраструктуры. Еще год назад россияне настоятельно предлагали Минску взять эти расходы на себя и требовали предварить подписание соглашения о кредите созданием совместного предприятия по сбыту электроэнергии.

"Позвольте! Мы берем у вас кредит, и недешевый, мы его будем возвращать. Какое вы имеете отношение к нашему товару?" — возмущался в августе минувшего года президент Лукашенко и грозился отдать "выгодный заказ" иному подрядчику. Правительству тогда было поручено "провести последние переговоры с Россией и спросить прямо: вы будете строить или нет?". Стороны сообщили в нынешний вторник, что стоимость белорусской АЭС будет рассчитываться по калькуляции АЭС Калининградской. Впрочем, в расчетах белорусов и россиян эти "калькуляции" разнятся как минимум на миллиард долларов: по внутрироссийским ценам возведение Калининградской АЭС оценивается в 5 млрд. долларов, в Минске заявляют, что два энергоблока белорусской АЭС общей мощностью до 2,4 тыс. МВт обойдутся "немногим более 6 млрд. долларов". Возможно, полагают эксперты, Москве удалось убедить Минск умножить базовую стоимость на некие коэффициенты, о целесообразности которых стороны упорно спорили длительное время. А может, Минску удалось доказать, что на белорусские энергоблоки нужно больше, "стране ведь очень нужны деньги", как замечает экономист Александр Сенкевич.

"Сделка представляет собой "черный ящик". Белорусские специалисты и общественность знают только то, что появляется в открытых источниках, а эта информация и противоречива, и недостаточна. В нынешней ситуации кризиса вполне вероятно, что Минск вынужден был пойти на те условия, которые предложила Москва", — заявляет Александр Сенкевич.

Кто кого обсчитает?

Официальный Минск не однажды заявлял, что создателей белорусской АЭС ищет в США и Франции (официальный запрос о возможности участия в проекте был направлен в эти страны в 2008 году). Год назад президент Лукашенко сообщил о готовности Китая и контактах со "многими" желающими строить станцию инвесторами. Но в выборе подрядчика Белоруссия обошлась без открытого тендера.

Экономист Александр Сенкевич полагает, что проект изначально "был заточен под Россию". У российского бизнеса и политиков здесь могут быть свои интересы, но Минск рассчитывает на привычный торг за условия контракта.

"Такой торг наблюдается по каждому объекту – будь то "Беларуськалий", "Белтрансгаз"… Постоянно идут крики: не продадим, найдем другого! Потом Минск возвращается за стол переговоров и вновь торгуется, напоминая об особенной роли "союзнических" отношений", — замечает Сенкевич.

По мнению экономиста, Минск рассчитывает использовать "атомный" кредит хотя бы на поддержание собственной строительной отрасли. "Ведь сейчас в Белоруссии остановилось льготное жилищное кредитование, вся строительная отрасль под угрозой. Если пойдут деньги под АЭС, то белорусских строителей можно использовать как субподрядчиков", — полагает Александр Сенкевич.

Радикальные критики проекта утверждают, что строительству и вовсе мало чего достанется, если контроль за целевым использованием кредита не будет предельно жестким.

Белорусские власти рассчитывают на экономический эффект от "дешевой" электроэнергии, производимой АЭС, и диверсификации поставок энергоносителей. По словам заместителя министра энергетики Белоруссии Михаила Михадюка, собственная АЭС позволит снизить потребление газа в республике до 5 млрд кубометров в год — чуть менее того Белоруссия купила у российского "Газпрома" только в одном, третьем квартале 2010 года.

Но экономист Александр Сенкевич критичен в оценках грядущей выгоды.

"Идея строительства АЭС в Белоруссии изначально не просчитана. Европа строит своих несколько АЭС – в Польше, Литве. Россия возводит АЭС в Калининградской области. Здесь зависит от того, кто раньше успеет: если все доведут заявленные проекты до ума, эти станции будут конкурировать между собой и не найдут желанного рынка сбыта", — полагает Сенкевич.

"Впрочем, у проекта есть политическая составляющая: очень большое желание властей получить АЭС как своеобразную психологическую защиту от "враждебного" Запада", — заявляет экономист.

Белорусский ответ Дональду Туску

Кредит под АЭС при торге с "союзником" за "строгость условий" дает Минску перспективу устойчивого внешнего финансирования, столь важную при нарастающем в стране финансово-экономическом кризисе.

Любопытно, что величина этого финансирования практически совпадает с недавним предложением Запада выделить белорусским властям до 9 млрд. долларов в обмен на демократические выборы и реформы, освобождение из тюрем политических оппонентов Лукашенко.

Россия таких условий не ставит, и согласие Лукашенко на соглашение об АЭС в определенной степени есть ответ на предложение, сделанное польским премьером Дональдом Туском, отмечают минские обозреватели.

"Россия не хочет выпустить Белоруссию из сферы своего влияния и зависимости, Лукашенко принимает решение, от кого взять деньги, не в пользу Запада. Но ведь и те, и другие знают, что в любой момент, как в том мультике, белорусский правитель может воскликнуть: "А мы пойдем на Север!", — замечает медиа-эксперт Наталья Григорьева.

Политический протест

Академик Александр Войтович как ученый-физик готов говорить о преимуществах атомной энергетики, но подчеркивает: "не при нынешней власти". "У Александра Лукашенко, который постоянно публично сожалеет, что в период перестройки из Белоруссии вывели ядерное оружие, возникает соблазн и возможность шантажировать Европу наличием ядерного объекта", — заявляет Войтович.

Еще резче обозначает свое недоверие к действующей власти Станислав Шушкевич, один из авторов оформивших распад СССР Беловежских соглашений. Физик и непримиримый политический оппонент Александра Лукашенко убежден: "Такая "игрушка опасна в руках неуравновешенного правителя".

Остановить участие в проекте по строительству белорусской АЭС потребовал от России соперник Лукашенко на недавних президентских выборах Виталий Рымашевский. В открытом письме, под которым возглавляемые Рымашевским христианские демократы развернули сбор подписей по всей Белоруссии, высказан протест против "экспорта опасных российских атомных технологий в другие страны" и Белоруссию, жители которой наиболее пострадали от Чернобыльской катастрофы.

"Недавнее обрушение конструкций на Ленинградской АЭС-2 еще раз подтверждает факт высокой опасности российских атомных строек", а непрозрачность российско-белорусского контракта "дает возможность для самых разных, в том числе коррупционных манипуляций заинтересованных сторон и ставит белорусских налогоплательщиков в положение вечных должников", подчеркивается в открытом письме, адресованном главе российского МИД, Генпрокурору России, а также подписавшим во вторник соглашение руководителям "Атомстройэкспорта" и белорусской Дирекции строительства АЭС.

Новости по теме