"Моссад" и похищение Эйхмана: выставка в Кнессете

  • 12 декабря 2011
Премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху с участниками операции
Image caption Премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху с участниками операции

В Иерусалиме на специальной выставке в Кнессете впервые были представлены экспонаты, имеющие прямое отношение к одной из самых дерзких операций в истории израильских спецслужб – аресту нацистского преступника Адольфа Эйхмана.

Эйхман был захвачен "Моссадом " в 1960 году в Аргентине.

День его похищения 85-летний Рафи Эйтан, один из участников той легендарной операции, спустя полвека помнит в деталях.

Все эти годы даже он, высокопоставленный сотрудник "Моссада", в прошлом министр в правительстве Эхуда Ольмерта, не имел права о них распространяться.

На прошлой неделе руководство "Моссада" приняло решение все же снять с дела гриф "совершенно секретно".

"Вот этот платок я первым делом накинул на голову Эйхману, чтобы он не смог никого из нас запомнить", – говорит Эйтан, показывая на один из экспонатов.

"Затем я начал быстро проверять шрамы на его теле: мы знали, что у него должен быть, как минимум, один шрам после операции по удалению аппендикса", – продолжает он.

Убедившись, что перед ними тот самый Эйхман, глава оперативной группы Цви Аарони дал сигнал сделать пленнику усыпляющий укол.

Врач–анестезиолог Йона Элиан использовал для этой цели необычный шприц, который также можно увидеть среди экспонатов выставки.

Затем в специальном чемодане, который заранее приготовил еще один участник операции, Моше Тавор, Эйхмана доставили на борт самолета.

От наркоза он очнулся уже по пути в Израиль.

Суд справедливости

"Задержание Адольфа Эйхмана и последующий судебный процесс над ним послужили переломным моментом в истории государства Израиль. С этого дня все в мире узнали, что еврейский народ будет и далее вершить суд справедливости над своими преследователями в соответствии с моральными принципами", – заявил премьер-министр Биньямин Нетаньяху, открывая выставку в Кнессете.

Как следует из рассекреченных документов, за непростой операцией на улице Гарибальди в Буэнос-Айресе следило все руководство Израиля.

Тогдашнего израильского премьер-министра Давида Бен-Гуриона неоднократно предупреждали, что подобные действия на территории Аргентины могут отрицательно повлиять на отношения между странами и даже привести к прямой конфронтации.

Однако Бен-Гурион оказался непреклонен.

"Проведение этой операции имеет важнейшее значение для всего еврейского народа, даже ценой разрыва дипломатических отношений между Израилем и Аргентиной", – писал Бен-Гурион.

Реакция аргентинских властей была предсказуемой: Буэнос-Айрес тут же отозвал своего посла из Тель-Авива и обратился с официальной жалобой в Совет Безопасности ООН.

В самом же Израиле на это никто не обращал внимания, в стране царила эйфория от успеха спецслужб, которая продолжалась и после вынесения Эйхману смертного приговора в декабре 1961 года – логического завершения всей сложной операции "Моссада".

"Выставка в Иерусалиме является лишь первым шагом. Через месяц мы планируем привезти экспонаты в Германию, на ту самую виллу в Ванзее, где Эйхман вместе с другими нацистами планировал "окончательное решение еврейского вопроса", – говорит Йоси Пелед, один из организаторов экспозиции.

"Еврейский Нюрнберг"

По словам Пеледа, многие исторические документы, впервые представленные публике, являются поистине уникальными.

Image caption Шприц, которым Эйхману был сделан усыпляющий укол

Здесь и поддельные аргентинские номера на автомобиль, в котором сотрудники "Моссада" везли пленника, и билеты на самолет вместе с паспортами, а также личные вещи Эйхмана: очки, расческа, перочинный нож и специальная "ложка" для обуви.

Особый исторический интерес представляет фото Эйхмана, сделанное в самолете по пути в Израиль, которое более полувека хранила у себя семья командира группы Цви Аарони.

И, наконец, центральные экспонаты судебного дела: стеклянная клетка, в которой на протяжении всего процесса находился подсудимый, печатные машинки и личные записи представителей обвинения.

В израильских учебниках истории суд над Адольфом Эйхманом называют не иначе как "еврейский Нюрнберг".

Ради того, чтобы судебное разбирательство было полностью открытым и справедливым, депутаты Кнессета в 1960 году даже приняли изменили ряд законов.

Например, немецким адвокатам, выбранным Эйхманом для своей защиты, в исключительном порядке было разрешено выступать в Окружном суде Иерусалима.

После процесса с подачи ряда министров израильская сторона принесла официальные извинения правительству Аргентины за нарушение суверенитета во время ареста Эйхмана.

Тайный визит в Палестину

Открытие выставки в Кнессете организаторы приурочили к 50-й годовщине вынесения приговора нацистскому преступнику.

15 декабря 1961 года суд признал Адольфа Эйхмана виновным в массовых убийствах евреев и приговорил его к смертной казни через повешение.

Спустя считанные месяцы Верховный суд Израиля отклонил апелляцию адвокатов Эйхмана, оставив приговор в силе.

Примечательно, что для самого Эйхмана принудительный визит в Израиль оказался хотя и неожиданным, но отнюдь не первым.

Как следует из документов государственного архива Израиля, в 1937 году Эйхман тайно посетил подмандатную Палестину и даже провел ряд встреч с лидерами арабской общины.

Находясь на Ближнем Востоке, Эйхман направил в Берлин срочную телеграмму лично Гитлеру.

В ней он настоятельно рекомендовал фюреру не поддерживать идею создания еврейского государства в Палестине.

Как отметил премьер Израиля Биньямин Нетаньяху, для него этот факт стал настоящим сюрпризом.

"Я прекрасно знал, кто такой Эйхман, и хорошо помню этот исторический процесс, но я не думал, что его действия до такой степени повлияли на ход истории. Ведь если бы он тогда не убедил нацистское руководство, то возможно, многие евреи Европы были бы спасены", – заявил Нетаньяху после просмотра экспозиции.

Новости по теме