Прокуроры просят суд отвергнуть ходатайство защиты Бута

  • 8 января 2012
Виктор Бут в суде
Image caption Виктор Бут был признан виновным в сговоре с целью совершения умышленного убийства

Федеральная прокуратура Южного округа Нью-Йорка попросила суд отвергнуть очередное ходатайство адвокатов россиянина Виктора Бута.

Защита Бута, осужденного в начале ноября и ожидающего приговора на строгом режиме в манхэттенской федеральной тюрьме, продолжает вести арьергардные бои, пытаясь добиться полной или частичной отмены обвинительного вердикта.

Решающую попытку добиться этого адвокаты сделают на стадии апелляции, но она подается в США лишь после приговора, вынесение которого назначено на 8 февраля.

Настойчивая защита

Еще в конце процесса адвокаты 44-летнего россиянина ходатайствовали о том, чтобы судья Шира Шендлин аннулировала вердикт на основании 29-й статьи уголовно-процессуального кодекса, а именно за недостаточностью доказательств.

Такие ходатайства подаются практически всегда и почти всегда без разговоров отклоняются судьями. Шендлин тоже немедленно отказала защите.

Вскоре главный адвокат россиянина Альберт Даян потребовал отмены вердикта на основании того, что одна из присяжных видела голливудский боевик "Оружейный барон", будто бы основанный на биографии Бута, и поэтому, возможно, не могла судить его непредвзято.

Шендлин сделала защите редкую уступку, согласившись провести специальное слушание по этому поводу. В декабре судья и Даян допросили присяжную, после чего Шендлин снова оставила вердикт в силе.

Нюансы английского языка

В середине декабря Даян подал ей еще одно ходатайство с серией из пяти головоломных, - а кто-то скажет и казуистических, - доводов в пользу отмены вердикта.

В частности, адвокат доказывал, что в обвинительном заключении, на основании которого Бута привлекли к суду, некорректно используется термин "kill", тогда как россиянина в конечном итоге осудили за сговор с целью "murder", то есть предумышленного убийства.

Другой аргумент заключался в том, что права обвиняемого были нарушены, поскольку инкриминируемые ему деяния были недостаточно привязаны к США, чтобы его было правомочно судить на американской территории.

Третий гласил, что судья единолично решила вопрос о применимости к Буту американской юрисдикции, тогда как она должна была вынести его на рассмотрение присяжных.

Прокуратура долго билась над ответом, даже попросив у судьи на него дополнительную неделю. Она все равно чуть-чуть запоздала, но вот, наконец, разразилась пространным документом, в котором поочередно отвергла доводы адвокатов и попросила судью снова им отказать.

Старый аргумент

Обвинение не спорит, что суд имеет право отменять вердикты присяжных, но приводит прецедентные судебные решения, из которых явствует, что такой чрезвычайный шаг оправдан лишь тогда, когда обвинительный вердикт чреват "вопиющей несправедливостью", и когда "имеется реальное опасение, что осужден невинный".

В общем и целом суды США косо смотрят на соответствующие требования защиты, требуют, чтобы она представила веские доказательства дефектности вердикта, и допускают его отмену "лишь в совершенно исключительных обстоятельствах".

Терминологическую нечеткость обвинительного документа, на которую сетует защита Даяна, прокуратура к таким обстоятельствам не относит.

Она также напоминает, что Даян уже выдвигал подобный аргумент в прошлом, и что Шендлин отвергла его еще 2 августа прошлого года, заметив, что, как бы ни были сформулированы обвинения против Бута, он прекрасно понимал, в чем именно его обвиняют, и от чего именно ему нужно защищаться.

Посему, даже если допустить, что предъявленные Буту обвинения были сформулированы недостаточно конкретно, это не составляет нарушения его права на защиту.

Бут был признан виновным в сговоре с целью совершения "умышленного" убийства. Как отмечает прокуратура, этот термин (malice aforethought) не означает в США, что обвиняемый сознательно вознамерился кого-то умертвить.

Достаточно, чтобы он отдавал себе отчет в том, что его действия "чреваты серьезным риском чьей-то смерти".

"Если не знал, то узнал"

Отказывая в прошлом Даяну, судья сослалась на показания Эндрю Смуляна, который признался в преступном сговоре с Бутом с целью продажи оружия колумбийской группировке ФАРК и был одним из главных свидетелей обвинения.

"Из показаний Смуляна явно следует, - писала Шендлин, - что хотя у него, возможно, не было заранее обдуманных намерений, он прекрасно знал, что намерение продать оружие может обернуться и скорее всего обернется тем, что их используют для убийства американцев".

Прокуратура приводит то место из стенограммы переговоров Бута с мнимыми эмиссарами ФАРК в Бангкоке, из которого явствует, что и он понимал, для какой цели (то есть убийства американских вертолетчиков, действующих на стороне правительства Колумбии) предназначается продаваемое им оружие, и выражал солидарность с этой целью.

Адвокат Даян писал судье, что неясно, кому вообще принадлежат вертолеты, действующие на стороне колумбийских властей.

Прокуратура напоминает, что, узнав о желании ФАРК купить у него оружие, Бут принялся искать в интернете информацию об этой организации и поэтому хорошо знал, с кем он имеет дело, и знал также, что работающие в Колумбии вертолеты, - кому бы они ни принадлежали, - пилотируются американцами.

А если не знал, то узнал от американских агентов, которые выдавали себя за закупщиков ФАРК, но все равно охотно подрядился продать им зенитные ракеты.

По намеченному графику, защита должна была ответить на цитировавшееся здесь ходатайство прокуратуры 9 января. Поскольку прокуратура замешкалась, адвокаты Бута, очевидно, получат от судьи еще как минимум неделю.

Новости по теме