"Безумный Макс" в Нью-Йорке приговорен к 200 годам тюрьмы

  • 20 января 2012
Максим Гельман Правообладатель иллюстрации AP
Image caption Во время оглашения приговора Гельман вел себя развязно и задирал выступавших

24-летний уроженец Украины Максим Гельман, которого пресса Нью-Йорка прозвала "Безумным Максом" по аналогии с героем боевика с Мелом Гибсоном в главной роли, приговорен к двум столетиям тюрьмы за четыре зверских убийства и столько же покушений на убийство, совершенных прошлой зимой в течение считанных часов.

"Вы, сэр, – патологический хищный зверь и социопат", – заявил ему перед вынесением приговора бруклинский судья Винсент Дель Джудис.

Гельман не остался в долгу и, когда его выводили из зала, вызывающе предложил судье совершить с ним сексуальный акт, не требующий раздевания. "Просьба отклонена", – невозмутимо ответил Дель Джудис.

Кеннет Тауб, возглавляющий в бруклинской прокуратуре отдел по расследованию убийств, заявил перед оглашением приговора, что у Гельмана "отсутствует нравственный компас" и что он гордится содеянным "в тот проклятый день".

Хроника преступлений, потрясших Нью-Йорк

11 февраля прошлого года в 5:09 утра Гельман, которого местные газеты также называли "Мясником с Брайтон-Бич", зарезал своего 54-летнего отчима Александра Кузнецова.

Как он потом объяснил полиции, отчим отказался дать ему ключи от машины матери. Гельман уехал на "лексусе" потерпевшего и в 8:12 утра сбил на углу 41-летнюю женщину, сломав ей ногу.

В 10 утра "Безумный Макс" подъехал к дому 20-летней Елены Бульченко, являвшейся предметом его грез, но неизменно его отвергавшей. Он застал в квартире только ее мать, 56-летнюю Анну Бульченко, зарезал ее несколькими ударами ножа и стал терпеливо дожидаться Елены.

Она вернулась лишь в 16:20. Гельман убил ее, нанеся ей 11 ножевых ран.

Десять минут спустя он пырнул на улице ножом 60-летнего Арта Дикресенто и забрал его машину Pontiac Bonneville 1995 года, которой две минуты спустя задавил 62-летнего Стива Тэнненбаума.

В 00:55 Гельман поймал на улице такси, которое вел 55-летний Фриц Фуллертон. Преступник нанес таксисту ножевое ранение в горло.

Через десять минут Гельман напал на 25-летнего Шелдона Поттинджера и, угрожая ножом, отобрал у него автомобиль.

На следующее утро пассажиры метро опознали преступника по фотографиям, появившимся к этому времени в нью-йоркских газетах, и позвонили в полицию.

У одной из пассажирок Гельман выбил газету со своим снимком из руки и заорал: "Так вы верите тому, что они обо мне пишут!?".

25 минут спустя в другом поезде убийца сцепился с 40-летним филадельфийцем Джозефом Лозито и нанес ему несколько ударов ножом.

Гельмана скрутили подоспевшие полицейские. Лозито выжил.

"Никакого приговора не будет достаточно"

Эмигрировавший в США в 1994 году Гельман поначалу отрицал вину. Однако в ноябре он признал себя виновным, желая, как сообщалось, сменить камеру в СИЗО на острове Райкерс на постоянное место заключения.

Правообладатель иллюстрации AP
Image caption Бойфренд одной из жертв Джерард Хониг пообещал убийце, что тот будет гореть в аду

Выслушав его признание, судья заметил, что, скорее всего, отправит Гельмана за решетку до конца жизни.

На церемонии вынесения приговора не было ни одного близкого убийцы, но присутствовали родные и друзья ряда потерпевших.

Им и потерпевшим по закону предоставили право высказаться. Водитель Фуллертон говорил шепотом, поскольку Гельман повредил ему голосовые связки. "Надеюсь, он получит по заслугам", – просипел он в микрофон.

"Никакого приговора не будет достаточно, – сказал бойфренд Елены Бульченко Джерард Хониг. – Ничто ее не вернет".

Гельман, который на протяжении всей церемонии вел себя глумливо и развязно и задирал выступавших, перебил Хонига и закричал: "Ты влюбился в героинистку! Скажи мое имя всуе, и я договорюсь, чтобы тебя убили...".

"Ты будешь гореть в аду!" – бросил ему Хониг.

В этот момент судья приказал охране вывести Гельмана в соседнее помещение, но после того, как убийца обещал вести себя смирно, его привели обратно.

Потомственный бандит

"Не моя вина, что так получилось", – заявил Гельман в своем сбивчивом последнем слове. Он винил в произошедшем самих потерпевших, а также сотрудников федерального управления по борьбе с наркотиками, которые якобы за ним следили.

За день до приговора он дал в тюрьме интервью газете New York Post, в котором утверждал, что был крупным торговцем кокаином.

Попутно Гельман признался газете еще в шести убийствах, заявив, например, что в 18-летнем возрасте он сбил в южной части Бруклина двоих мужчин, а потом подал назад и переехал их еще раз, чтобы не оставлять свидетелей.

Власти, однако, говорят, что в тот период в этом районе не было двойных наездов, и не исключают, что Гельман просто создает себе еще более зверскую репутацию перед отправкой на постоянное место жительства.

"Мой отец был бандитом! – гордо заявил он в интервью. – Мой дед был бандитом!"

Психиатрическая экспертиза показала, что Гельман вменяем. Его защитник Эдвард Фридман не спорит с этим заключением, но говорит, что всё равно Гельман душевнобольной.

"Было время, когда существовал другой Макс Гельман", – замечает он.

Новости по теме