Латвия решает вопрос о статусе русского языка

  • 18 февраля 2012
Media playback is unsupported on your device

В Латвии проходит референдум о статусе русского языка. Жителям страны предстоит ответить на вопрос, должен ли русский язык иметь статус второго государственного. Вопрос этот вызвал бурю эмоций, волну взаимных обвинений и упреков.

В Старой Риге морозно и тихо. Избирательные участки открылись с семи утра, и на улицах все сигнализирует о том, что решается вопрос, который долгие годы оставался одним из самых болезненных.

В средствах массовой информации до последнего момента велись жаркие дебаты. Агитационные ролики на латышском за день до голосования непрерывно звучали по радио. Русскоязычные СМИ тоже не отставали и пестрили цитатами из высказываний политиков-радикалов.

Есть в Латвии и те, кто призывал снизить накал страстей. Так, латышский шоумен Виестурс Дуле стал еще более известен благодаря своей кампании "Голосуй чистым листом". По его мнению, незаполненный бюллетень может стать символом примирения и началом общения русскоязычных и латышей.

При этом мало кто сомневается, что результат референдума в общих чертах заранее известен. Чтобы внести необходимые поправки в Конституцию, нужно, чтобы "за" проголосовали более 770 тыс. человек. В Латвии, где сегодня проживает чуть больше 2 млн жителей, около 60 процентов которых - латыши, едва ли найдется столько защитников русского языка.

"Принуждение к диалогу"

Это признают и инициаторы референдума из движения "За родной язык". Однако, по мнению одного из лидеров движения, журналиста Владимира Линдермана, вопрос о статусе русского языка ставить нужно.

Image caption Чтобы внести необходимые поправки в Конституцию, нужно, чтобы "за" проголосовали более 770 тыс. человек

"Мы понимаем, что вопрос языка сделает нас демонами в глазах определенной части общества, но это как скорлупа, которую надо взломать. Надо, чтобы люди начали меняться, и лицемерие закончилось", - рассказал журналист в интервью Би-би-си.

При этом Линдерман, которого в латышской прессе называют то террористом, то Аль-Капоне, уверен, что диалог между русскоязычными жителями и латышами не просто возможен, но и необходим.

Сам референдум Линдерман называет "принуждением к диалогу". "Надо только понять его основу, - поясняет журналист. - Для нас Латвия - многонациональная, транзитная, открытая миру страна, где люди имеют возможность выбирать, на каком языке говорить."

Хрупкий баланс

Но почему вопрос возник именно сейчас, 20 лет спустя после получения независимости? Сегодняшняя Рига - двуязычный город, в кафе и на улицах люди общаются на двух языках, реклама в витринах магазинов и на баннерах - тоже на двух языках. В стране есть русскоязычные телеканалы и радиостанции, активно развивается "латвийский рунет". Казалось бы, зачем сегодня ставить вопрос о статусе языка?

Владимир Линдерман называет главной причиной своей инициативы возмущение русскоязычной общины прошлогодней инициативой латвийских националистов вести 60 процентов уроков в русских школах на латышском языке. "Почему русскому ребенку в школе должны преподавать английский на латышском языке?! Это унизительно!", - возмущается журналист.

Именно после этого движение "За родной язык" инициировало сбор подписей на референдум, в чем весьма преуспело. Вместо требуемых 154 тыс. подписей в итоге было собрано более 187 тыс. И это несмотря на то, что подписавшимся под петицией ставили специальный штамп в паспорт, что многих останавливало от решения занять активную гражданскую позицию.

"У нас - особая ситуация"

Латышским политикам есть, что возразить. По словам лидера партии "Все за Латвию!" Райвиса Дзинтарса, "Латвия не может признать русский язык вторым государственным, потому что тогда русский станет единственным государственным языком, поскольку на нем говорят миллионы, а латышский язык находится под угрозой". "Латышский язык - это символ независимости страны, служивший основой формирования Латвии как самостоятельного государства. Мы видим свою миссию в защите латышского языка," - пояснил политик в интервью Би-би-си.

В специальном обращении, которое Дзинтарс и его соратник по партии, министр юстиции Гайдис Берзиньш, выпустили за несколько дней до голосования, утверждается, что референдум должен стать "неписанной договоренностью" о том, что высшая цель развития страны - латышская Латвия.

Правообладатель иллюстрации Reuters
Image caption Президент Латвии Андрис Берзиньш назвал референдум "абсурдом", поскольку правительство выделяет деньги на финансирование русскоязычных школ

Твердость убеждений некоторых националистов такова, что под горячую руку порой попадают и сами латыши. Шоумена Виестурса Дуле, хотя он старается не акцентировать внимание на этом факте, в латышской прессе за призывы к дружелюбию называли "предателем".

Но даже Райвис Дзинтарс, который принимал участие в шествиях ветеранов латышских формирований войск СС и стоял голый по пояс на двадцатиградусном морозе, требуя возвращения Пыталовcкого района Псковской области Латвии, согласен, что сегодня Латвии необходим диалог. Правда, на иных, чем у Владимира Линдермана, условиях.

"Мы должны дискутировать о том, почему Латвия создавалась и чем она отличается от всего мира? Латвия - это единственное место, где мы должны сохранять и развивать национальную культуру и национальный язык. И мы считаем, что это должно быть общей миссией всех жителей Латвии, независимо от их национальности", - уверен политик.

"Урок демократии"

Столь разные оценки того, что можно считать основой для диалога, дают повод многим общественным деятелям и некоторым политикам Латвии упрекать враждующие стороны в том, что вместо решения проблем они лишь радикализируют настроения в обществе.

Отчасти это признают и сами активисты. Владимир Линдерман свою позицию объясняет тем, что только шоковая терапия способна вывести из оцепенения русскоязычную часть общества и заставить считаться с мнением русскоязычных жителей латышских политиков. "Будь наши требования мягче, не прорвался бы этот гнойник. Он должен был когда-то прорваться!", - уверен журналист.

Но вопрос, который уже сегодня задают себе многие: что дальше? В какой стране проснутся жители Латвии после дня голосования? Пойдет ли политический истеблишмент и дальше по пути радикализации, обвиняя в предательстве всех, кто голосовал "за", или будет избран путь диалога?

По мнению политолога Иветы Кажоки из центра общественной политики Providus, признаки надежды, что накал страстей утихнет, есть. По ее словам, референдум стал своего рода "уроком демократии" и возможностью посмотреть на себя со стороны.

"Оказалось, что наше общество все еще склонно впадать в истерику и быть агрессивным по отношению к тем людям, которые выражают иное мнение. Конечно, вопросы языка крайне болезненны для латвийского общества. Но мне кажется, что основа демократии - это способность даже болезненные вопросы обсуждать рационально, с уважением к оппонентам. И я вижу признаки того, что понимание этого постепенно приходит к нашим политикам", - считает Ивета Кажока.

Новости по теме