Грузия ждет потепления отношений, но после ухода Путина

  • 1 марта 2012
Российские войска в Грузии в августе 2008 года Правообладатель иллюстрации AFP
Image caption Спустя более трех лет после российско-грузинской войны многие в Грузии все еще опасаются повторения событий августа 2008-го

В Тбилиси от предстоящих российских выборов не ждут ничего хорошего, поскольку не сомневаются в победе нынешнего премьера Владимира Путина. Между тем многие уверены, что политические перемены в России неизбежны, и они откроют новую страницу в российско-грузинских отношениях.

Эта статья является частью проекта bbcrussian.com, посвященного президентским выборам в России.

"Наконец-то они пришли в себя, очнулись! Эх, но разве это что-то изменит? Всё равно этот Путин станет президентом", - говорит, вглядываясь в небольшой черно-белый экран телевизора в продуктовом магазине, житель Тбилиси Отар.

В эфире - репортаж о многотысячной демонстрации в Москве. Протестам в России грузинские телеканалы, как правило, уделяют значительную часть эфирного времени.

Отар упрекает президента Саакашвили за неосторожную риторику в адрес России, однако, как и многие в Грузии, главным виновником бед в российско-грузинских отношениях считает Владимира Путина.

Многие в Грузии и сегодня, спустя более трех лет после российско-грузинской войны, опасаются повторения событий 2008 года.

"Если бы в российском руководстве был, например, кто-то такой, как Ельцин, войны бы не было,- с уверенностью говорит жительница грузинской столицы Меги Кипшидзе. - В том, что была война, виноват Путин и КГБ. Больше никто! До тех пор, пока не разрушится КГБ в России, вряд ли что-то изменится".

За красной чертой

После распада Советского Союза отношения между Россией и Грузией были напряженными. Надежды на то, что после революции роз Москва и Тбилиси начнут всё с чистого листа, не оправдались - отношения накалялись, достигнув пика в августе 2008 года.

Директор Центра европейских исследований Каха Гоголашвили уверен, что ключевой проблемой в российско-грузинских отношениях был прозападный курс Грузии, который шел вразрез с планами российского руководства.

"У Путина задача минимум - всех в ближнем зарубежье вернуть под подчинение России, и не какими-нибудь там мягкими способами", - говорит Гоголашвили.

По словам старшего научного сотрудника Фонда Карнеги в Вашингтоне Томаса де Вааля, при Путине проводит более жесткую, но при этом более прагматичную политику.

"Путин четко провел красную линию. Например, он обозначил неприемлемость вступления постсоветских стран в НАТО. Конечно, это стало важным раздражающим моментом в отношениях с Грузией", - считает де Вааль.

"C другой стороны, он - настоящий прагматик, - подчеркивает эксперт. – Путин понял, что обратного пути в Советский Союз нет, и независимость постсоветских стран состоялась. Он просто хочет усилить российское влияние в этих странах".

Де Вааль убежден, что роль Путина в создании напряженности между Тбилиси и Москвой иногда преувеличивают: личный фактор играет важную роль в российско-грузинских отношениях, но не является определяющим.

Media playback is unsupported on your device

"Нельзя забывать, что и при Шеварднадзе российско-грузинские отношения были напряженными. Есть объективная основа для этих плохих отношений, и, это - конфликты в Абхазии и Южной Осетии", - сказал в интервью Русской службе Би-би-си Томас де Вааль.

Однако заместитель главы комитета по международным отношениям в парламенте Грузии Георгий Канделаки считает, что не будь Путин самой влиятельной фигурой в российской политике России, события лета 2008 года развивались бы иначе.

"Путин сыграл мобилизующую роль в концентрации негативной ревизионисткой энергии по отношению к Грузии, которая накопилась в России за все эти годы, - заявил Канделаки Русской службе Би-би-си. - Если бы Путин не мог воздействовать на принятие решений, войны бы не было".

Тоска по прагматизму

В августе 2008 года множество людей вышли на улицы Тбилиси с призывами остановить Россию.

Плакаты и карикатуры с изображениями Путина появлялись тогда в социальных сетях и на улицах, а на номерах некоторых машин даже были наклейки с обращениями нецензурного содержания в адрес российского премьера.

Казалось бы, что спустя более трех лет эмоций и страстей должно поубавиться.

Сегодня многие жители Грузии говорят о необходимости диалога с Москвой, однако официальные отношения между двумя странами не сдвинулись с мёртвой точки.

"На данном этапе, особенно после войны, стратегический стержень между двумя государствами, на который нанизываются другие вопросы, просто исчез. То есть исчезла способность делать политику, есть только вакуум и практически каждодневные резко негативные заявления с обеих сторон",- говорит бывший министр иностранных дел Грузии Тедо Джапаридзе, который сегодня возглавляет тематическую группу по внешней политике общественного движения "Грузинская мечта".

Джапаридзе считает, что конфронтационный тон президента Грузии Михаила Саакашвили отдаляет перспективу диалога с Москвой.

"Мы были побеждены и разделены в этой войне, у нас оккупированные территории и два "независимых государства", признанные лишь Россией и еще парой стран. Как найти выход из этого положения? - задается вопросом Джапаридзе и предлагает ответ, - Прагматизм, чувство реализма и той ситуации, которая сложилась в Грузии и вокруг Грузии".

После Путина - перемены

По словам политологов, как нынешнему российскому премьеру, так и президенту Грузии будет трудно начать отношения с чистого листа. Однако, они не исключают возможности позитивных сдвигов в отношениях между Тбилиси и Москвой, особенно в случае, если Путин будет ориентирован на построение мостов с Западом.

"В экономических отношениях будет закономерное и неизбежное потепление, но осложняет эти отношения ситуация с Абхазией и Южной Осетией", -говорит Томас де Валь.

Между тем, волна протестов в России дала новый импульс надеждам на потепление отношений с северным соседом. В правящей партии Грузии считают, что изменения в самой России неизбежны, и за ними обязательно последует позитивный сдвиг в российско-грузинских отношениях.

"С путинским режимом это исключено, но с новой Россией, а она обязательно придет, будут поиски урегулирования отношений с обеих сторон", - сказал Русской службе Би-би-си глава парламентского комитета по европейской интеграции Давид Дарчиашвили.

Однако известный журналист Олег Панфилов, профессор Университета Ильи в Тбилиси, пока не видит оснований для оптимистичных прогнозов.

Панфилов, уроженец Таджикистана, 17 лет жил в России, а после войны 2008 года он переехал в Грузию

"Я не увидел ни одного плаката, который бы говорил, что пора менять имперскую политику в отношении соседей. Я увидел только один плакатик в отношении Грузии, и как потом выяснилось - мне написал автор этого плакатика - он оказался московским грузином", - говорит Панфилов.

"Самая большая беда в нынешних протестах - это то, что люди борются против одного человека, против Путина, а не против самой системы. На месте Путина может оказаться любой другой человек с тем же авторитаризмом", - считает журналист.

"Я всё пытался дождаться, что Россия станет демократической, современной страной. Во время войны в Грузии я понял, что - по крайней мере в те годы, которые мне положены, - я вряд ли дождусь изменения российской политики в отношении Грузии, моей родины Таджикистана и других соседей. Российское общество больно империализмом", это мнение Олега Пафилова разделяют в Тбилиси многие.

Новости по теме