Грузины, потерявшие дочь, ждут суда над Брейвиком

  • 15 апреля 2012
Media playback is unsupported on your device

Когда Тамте Липартелиани предложили поехать в молодежный лагерь в Норвегию, многие считали, что ей повезло. Однако из краткосрочной поездки в одну из самых спокойных стран мира она не вернулась.

Спустя несколько месяцев после смерти Тамты ее мама - Лейла Асатиани -осмелилась прочесть дневники своей дочери. Сейчас она перечитывает эти записи по нескольку раз в неделю.

"Каждый человек появляется на земле для выполнения какой-то миссии. Главное, ее найти, и тот, кто сможет это - тот и есть счастливый. Я пока не нашла свою миссию, я пока в поиске, - гласит одна из записей, сделанная в апреле 2007 года. - Ищу, но не могу найти, но я найду, обязательно найду, у меня пока много времени для этого. Хотя я даже этого не знаю, есть ли оно у меня?"

Времени, о котором писала Тамта, оказалось совсем немного. Грузинская девушка оказалась одной из 69 убитых в молодежном лагере на острове Утойя 22 июля 2011 года.

"Ее всегда тянуло в Европу"

В ее комнате и сегодня почти ничего не изменилось, словно Тамта в любую минуту может вернуться домой. На кровати - большая плюшевая игрушка, рядом - стопки книг, по которым она занималась, а у зеркала выстроены кремы и косметика.

"Вот это я храню, ничего не хочу менять, - говорит мать Тамты Лейла Асатиани, показывая тюбик с белоснежным кремом. - Здесь, видите, отпечаток ее пальца остался".

Тамта была единственным и поздним ребенком в семье Липартелиани.

"Она родилась в 1988 году, а 90-е годы были очень плохими для Грузии, -говорит Лейла.- Но мы сделали все для того, чтобы она получила образование. Ей было пять лет, когда мы ее повели на английский".

Тамта окончила университет в Кутаиси и давала частные уроки английского. В будущем она планировала продолжить учебу в грузинском Институте социальных исследований и анализа, а затем в Швеции.

"Ее всегда тянуло в Европу, - вспоминает Лейла. - И она всегда всего добивалась сама".

Два выстрела в спину

Последний раз Тамта звонила домой 22 июля 2011 года около шести часов вечера.

"Она сказала мне: "Мама, вы, наверное, слышали про взрыв в центре Осло, мы далеко от того места, так что с нами все в порядке - не волнуйся", - вспоминает Лейла.

С тех пор Лейла не могла связаться с дочерью. О том, что произошло на острове Утойя, она узнала лишь на следующий день из телевизионных новостей.

"В тот момент у меня было такое ощущение, что, начиная с сердца, у меня больше нет ни одного органа. Он (муж) держался сильнее, у него было больше надежд, - вспоминает Лейла.- Тамта родилась на Рождество, и я думала, ей, с божьей помощью, не будет трудно ни в чем. Но у нее оказалась самая тяжелая доля".

Тамта не умела плавать, но, как потом выяснилось, норвежская девушка, с которой она познакомилась в лагере, не хотела ее оставлять. Однако добежать до воды Тамте так и не удалось.

"Когда она собиралась войти в воду, в нее попала первая пуля, - рассказывает Лейла.- Как мне сказал адвокат по результатам эксгумации, эта пуля попала в правое легкое и не была смертельной, и она пробежала еще пять-шесть метров. Она не упала и продолжала бежать. Вторая пуля попала ей в левую лопатку, прошла через позвоночник и вышла справа, у шеи. В тот момент она умерла".

"Максимального срока мало"

Андерс Брейвик, который признался в убийстве 77 человек, предстанет перед судом 16 апреля.

Максимальный срок, который ему грозит по норвежским законам - 21 год.

На прошлой неделе были объявлены результаты повторного психиатрического обследования Брейвика: он был признан вменяемым. Экспертиза не выявила у 33-летнего норвежца никаких заболеваний, освобождающих его от уголовной ответственности.

Родители Тамты не согласны с максимальным сроком, предусмотренным норвежским законодательством, считая это слишком мягким наказанием в отношении Брейвика.

Автандил Липартелиани надеется на то, что ему удастся выступить на судебном процессе в Норвегии и потребовать пожизненного заключения подсудимого.

"Я потребую пожизненного заключения. Наверное, так же как я, на суде будут присутствовать другие, и они тоже потребуют, - говорит он.- Не знаю, может, они будут удовлетворены, если ему дадут максимальный срок в 21 год. Но меня такое решение не удовлетворит".

Новости по теме