Башар Асад пожаловался Илюмжинову на Запад и "Аль-Каиду"

Кирсан Илюмжинов и Башар Асад
Подпись к фото,

Башар Асад рассказал, что видит в оппозиции наемников и исламистов, поддерживаемых Западом

Президент Сирии Башар Асад встретился в Дамаске с главой Международной шахматной федерации (ФИДЕ) Кирсаном Илюмжиновым. Русской службе Би-би-си Илюмжинов рассказал, что Асад заверил его в верности мирному плану спецпосланника ООН и Лиги арабских государств (ЛАГ) Кофи Аннана и обвинил оппозицию и Запад в дестабилизации обстановки в стране.

Президент ФИДЕ прибыл в столицу Сирии с официальным визитом 28 апреля из Чикаго, где проходил саммит лауреатов Нобелевской премии мира. По словам Илюмжинова, встреча с Асадом продлилась чуть менее трех часов. За это время они обсудили обстановку в стране и договорились о проведении в Сирии международного турнира по шахматам среди детей из арабских стран.

Оппозиция неоднократно обвиняла Асада в том, что именно правительственные войска не выполняют обязательства по плану ООН и ЛАГ, направленному на мирное урегулирование ситуации в стране. На прошлой неделе к этим обвинениям присоединился и генсек ООН Пан Ги Мун. Он выразился более мягко: сирийские власти, по его словам, "не в полном объеме" выполняют обязательства по плану Аннана.

Бывший калмыцкий президент рассказал Русской службе Би-би-си, зачем он ездил в Дамаск, и что сирийский президент отвечает на упреки в продолжении кровопролития.

Кирсан Илюмжинов: Президент Сирии Башар Асад показал фотографии и видео того, что творит так называемая оппозиция: отрубленные головы, руки, ноги. Я съемку смотрел, как эти боевики захватили гарнизон - там 18 солдатиков молодых. Их повесили за ноги, и отрезали им головы.

Башар Асад сказал, что с народом не воюет. Вы же видите, говорил он, мы воюем с исламистами. Некоторые документы показывал, перехваты их переговоров. Сейчас, по его словам, там воюют вооруженные группировки "Аль-Каиды". Если раньше были разрозненные группы, то сейчас у них есть современные средства связи и оружие. Показал фотографии двух противотанковых установок производства Италии, я таких даже не видел; cовременные станции по глушению телефонных разговоров – это дорогая установка, не меньше миллиона долларов стоит.

Он полностью прекратил военные действия, технику выводит, но он сказал, что когда из толпы стреляют по военным, полицейским, иногда они вынуждены стрелять в ответ. Потом, [иностранные СМИ] публикуют, что технику, танки правительство не вывело. На самом деле танки вывели. [Сирийцы] говорят, вот ваши машины БМП - боевые машины пехоты - это же не танк, просто с БМП вынуждены полицейские по городу передвигаться. А [СМИ] показывают, что это как будто бы танки.

Би-би-си: Сообщалось, что вы предложили провести в Дамаске саммит лауреатов Нобелевской премии мира. Почему Сирия? И как к этому отнесся Асад и сами лауреаты?

К.И.: Это было мое предложение, и Башар Асад его горячо поддержал. Я обсуждал инициативу в Чикаго с членами постоянного секретариата саммита, а также Далай Ламе говорил, Леху Валенсе. Мне сказали, что это очень интересно, потому что это самая болевая точка в политической жизни, и наш коллега Кофи Аннан сейчас делает все, чтобы остановить кровопролитие.

В Дамаске я показал Асаду фотографии тех, кто был на саммите – Джимми Картер, Бил Клинтон, Михаил Горбачев. Он хочет их пригласить. Он сказал, что на территории Сирии есть один из самых древних буддийских храмов – ему более 2000 лет, и он хотел бы Далай Ламу тоже пригласить. Я сказал, что 7 мая я буду у него в личной резиденции и передам приглашение.

Вопрос о саммите в Дамаске будет рассматривать его постоянный секретариат. Мы договорились вернуться к обсуждению после моего визита к Далай Ламе.

Би-би-си: В минувший четверг генсек ООН Пан Ги Мун заявил, что Сирия не в полной мере выполняет обязательства по мирному плану Кофи Аннана. Сирийский президент в разговоре с вами комментировал это заявление?

К.И.: Конечно. Башар Асад сказал, что они на 100% поддерживают и выполняют план Аннана, и хотят, чтобы как можно скорее воцарился мир.

Нарушение плана идет только со стороны оппозиции. Видно, что это обученные боевики, наемники.

Например, когда я улетал, в Дамаске обстреляли центральный банк. Когда я прилетел в Дамаск - там две бомбы взорвались.

У меня встреча должна была в шахматном клубе состояться – 16-летний мальчик стал чемпионом среди арабских стран. Встреча на два часа дня была запланирована. Потом смотрю – передвигают на три часа дня, четыре часа дня. А потом встречу перенесли в гостиницу, где я остановился. Президент шахматной федерации Сирии доктор Хани рассказал, что в центре города, где шахматный клуб находится, взорвали мину у дороги. Я не думаю, что правительство будет мины взрывать возле шахматного клуба.

Би-би-си: Сейчас на правительство Сирии оказывается сильное давление – особенно со стороны части международного сообщества. Какое впечатление на вас произвел Асад: он казался взволнованным или напряженным?

К.И.: Я думал, он будет немного подавленный, грустный. Но наоборот - он много шутил, настроение у него решительное, оптимистичное. Он намерен бороться за полное выполнение плана Аннана. Он верит, что кровопролитие остановится, и страна дальше пойдет по пути намеченных реформ.

Он все смеялся: "Я же на Западе учился, меня те же западные страны – Франция, Англия – называли демократом, модернизатором, реформатором. И как за несколько лет я вдруг превратился из реформатора в какого-то деспота и тирана?".

Асад уверен, что они хотят развала страны. И он очень много внимания уделил исламистской составляющей конфликта, "Аль-Каиде". Он говорит: вы видите, что происходит в арабских странах? Не ислам приходит к власти, а исламисты, радикальные группы. И жертвы - тысячи людей гибнут. И эти исламисты здесь и воюют: это не противостояние каких-то политических партий или движений, а именно радикальный исламизм хочет взять власть.

Би-би-си: Какое на вас впечатление произвел Дамаск? Какое там настроение?

К.И.: Я там два дня был, ездил сам, без охраны. Обедал в ресторане, на рынке с людьми разговаривал, встречался со всеми. Везде по городу расклеены сотни плакатов предвыборных – на 7-е мая у них назначены выборы в парламент.

Впечатление от города очень хорошее. Настроение у людей такое: нас достали страны-спонсоры исламистов. Среди них называли Саудовскую Аравию, Катар, западные страны. Люди обижались на Хиллари Клинтон, говорили, что надоела эта необъявленная война против сирийского народа. Простой народ что говорил? Если бы Запад и некоторые арабские страны не помогали [оппозиции] деньгами и оружием, давно бы все спокойно было.

Би-би-си: Вы, может быть, передали какие-то пожелания Башару Асаду от российского правительства?

К.И.: Нет, что вы. Такой задачи не стояло. Я приехал в Дамаск не из России, а сразу из Чикаго. Просто мне было интересно с Башаром Асадом поговорить, узнать, что он думает о саммите лауреатов Нобелевской премии мира, о ситуации в стране. Тем более, что приглашение от него пришло еще в прошлом году.

Би-би-си: Чуть менее года назад, в начале 2011 года вы играли в шахматы с ливийским лидером полковником Каддафи. Напрашивается аналогия между тем визитом в Ливию и нынешним в Сирию. По вашим ощущениям, положение в этих странах похоже?

К.И.: И там, и там я увидел сильное желание западных стран и некоторых арабских стран свергнуть руководство. Не слыша доводов, просто физически его уничтожить. Это было в Ливии, и сейчас это вижу в Сирии.

С другой стороны, и тогда, и сейчас, я видел и вижу горячее желание руководства этих стран достичь мира и спокойствия. Остановить войну. Помните, я передавал обращение Каддафи к странам НАТО с предложением прекратить бомбежки, кровопролитие? Тогда руководство Ливии предлагало без всяческих условий сесть за стол переговоров. У Башара Асада такое же горячее желание, вот выборы идут, но пусть прекратят снабжать [повстанцев] оружием. Но западные страны слышать не хотят. Ставится задача полного физического уничтожения руководства Сирии.

Кстати, я, когда летел, встретился в аэропорту Дамаска с сирийской оппозицией так называемой. Они, видимо, узнали меня, подошли. Это внутренняя оппозиция, я так понял. И они мне сказали, что мы полностью поддерживаем план Аннана, садимся за стол переговоров. Они мне говорят: "Диалог идет. Но мы не знаем, что это за внешняя оппозиция. Мы не знакомы с ними. Они живут в Париже и Лондоне, собираются где-то, говорят что-то, но это мы здесь живем, мы страдаем от режима, а не они". Оппозиция мне говорит, что они выступают, и никто им головы не отрубает.

Если говорить о различиях, я увидел, что в Дамаске жестко настроены против того, что они называют иностранной военной интервенцией. Ну представьте, если бы у нас в Москве на Болотной площади или проспекте академика Сахарова раздавали бы автоматы. Приехали бы американцы или кто-то еще, и раздавали бы бесплатно оружие. Как бы российские власти отреагировали?

Би-би-си: Вы можете припомнить, с какой мыслью вы покидали Триполи год назад, и с какой мыслью вы уезжали из Дамаска в минувшее воскресенье?

К.И.: Триполи я покидал под авиационными бомбардировками. Дамаск я покидал, когда из гранатометов обстреляли центральный банк. В обоих случаях какая-то обида была, что ли: почему мир видит несправедливость и молчит? Даже не обида, а ощущение, что их не слышат. Весь мир с ума сошел – вот такое ощущение было и там и там, когда я уезжал.

Я с простыми людьми разговаривал: они хотят мира, в шахматы играть, в школы ходить, бизнесом заниматься, детей растить. А почему какие-то дяди Сэмы откуда-то из Вашингтона, Парижа, Лондона хотят вмешаться в их уклад и насадить что-то свое. В Ливии насадили свою демократию, и страна раскололась на несколько частей. Я в Триполи не могу поехать. Меня приглашали, но с теми, с кем я раньше договаривался – их расстреляли уже. И зачем это теперь хотят насадить в Сирии?

Но у меня есть надежда на мирное разрешение конфликта в Сирии. Кофи Аннан подключился, ООН что-то понимает. Есть надежда у людей в Сирии, что дадут им самим разобраться, провести спокойно выборы и двигаться дальше.