НАТО определяет позицию по выходу из Афганистана

  • 21 мая 2012
Media playback is unsupported on your device

Дальнейшая судьба более 100 тысяч человек в Афганистане поставлена на карту на саммите НАТО в Чикаго, где лидеры стран-членов Североатлантического альянса пытаются выработать общую позицию по вопросу о передаче афганским силам ответственности за безопасность страны к концу 2014 года.

В настоящее время численность международной коалиции в Афганистане составляет 130 тысяч человек.

В некоторых странах НАТО, отправивших контингенты в Афганистан, все громче раздаются требования вывести войска раньше установленного крайнего срока.

Но как это сделать, если полгода назад Пакистан закрыл свою границу для транзита грузов НАТО в Афганистан после гибели 24 пакистанских солдат в результате воздушных ударов сил альянса?

Реально ли Северо-Атлантическому альянсу воспользоваться другими маршрутами для вывоза такого числа военнослужащих и грузов, учитывая нестабильную ситуацию в Узбекистане и отношения России и НАТО, выясняли корреспонденты Би-би-си.

Сможет ли НАТО вывести свои войска через Манас?

Правообладатель иллюстрации BBC Kyrgzy
Image caption Изображение нью-йоркского пожарного Питера Ганси в транзитном центре напоминает о трагедии 11 сентября

Практически все американские войска, направляющиеся в Афганистан или в обратную сторону, останавливаются в Киргизии, на базе транзитного центра Манас, расположенного неподалеку от Бишкека.

Учитывая количество военнослужащих, дислоцированных в Афганистане, и численность обслуживающего их персонала, это очень масштабный проект, осложняется он политической нестабильностью в Киргизии.

И пока американское командование разрабатывает подробные планы полного вывода войск из Афганистана, власти США ведут напряженные переговоры, пытаясь добиться гарантий того, что база в Киргизии будет функционировать до конца афганской операции.

Ветреным майским днем военнослужащие на базе Манас занимаются своими ежедневными делами.

По словам американского связиста Сэмюэля Нураша, солдаты хотят как можно быстрее вернуться домой

Только что из Афганистана сюда прибыли несколько сотен военных, направляющихся домой. Они занимаются разгрузкой военной формы из кузова огромного грузовика.

Правообладатель иллюстрации BBC Kyrgyz
Image caption По словам американского связиста Сэмюэля Нураша, солдаты хотят как можно быстрее вернуться домой

Этот огромный лагерь, вмещающий в себя и жилые кварталы, и зоны отдыха, укрытые толстым брезентом, на некоторое время станет их домом.

Другие подразделения движутся в обратном направлении. В зоне отдыха, где можно увидеть и тренажеры, и круглые столы, и компьютеры с выходом в интернет, к отправке в Афганистан готовится связист Сэмюэль Нураш.

Он прибыл на базу в пять часов утра, в тот же день, в пять вечера, он должен улететь.

Как и большинство военнослужащих, находящихся в зоне отдыха транзитного центра, он сидит за компьютером. Это один из немногих способов поддерживать связь с внешним миром, особенно с семьей, оставшейся дома, в США.

Он говорит, что войска начинают подумывать об окончании миссии.

"После стольких лет афганской войны тут преобладает настрой: "Мы просто хотим как можно быстрее убраться отсюда и дать афганскому народу самостоятельно заботиться о себе, - говорит он. - Настрой такой: "Пора домой!"

В ближайшие несколько месяцев через Манас пройдет первая партия из 23 тысяч военнослужащих, покидающих Афганистан. Замену им уже не пришлют. За ними - в течение ближайших полутора лет - последуют еще десятки тысяч.

Правообладатель иллюстрации BBC Kyrgyz
Image caption Полковник Якобсен считает, что продолжение сотрудничества с США по Афганистану в интересах Бишкека

Полковник Якобсен считает, что продолжение сотрудничества с США по Афганистану в интересах Бишкека

В процессе вывода американского контингента Манас будет иметь решающее значение, точно так же, как в последнее десятилетие она играла ключевую роль для переброски войск в Афганистан.

"Задача доставки наших людей домой так же непроста, как и их переброска в Афганистан", - говорит руководитель базы полковник Джеймс Якобсен. Однако, как подчеркивает полковник, его стране небезразлично будущее Афганистана.

"США только что подписали договор о стратегическом партнерстве с Афганистаном, который продлевает нашу помощь этой стране на долгие годы, так что я не думаю, что речь идет о полном уходе, - говорит он. - Возможно, изменится характер миссии, но сама она продолжится в Афганистане в том или ином виде на протяжении длительного времени. И Центральная Азия, особенно Киргизская Республика, играет действенную роль в обеспечении логистической стороны этой операции".

Масштабы транзита через Манас можно оценить по простым статистическим данным: повара на базе готовят ежемесячно до 300 тыс. порций для военных, которые останавливаются здесь по пути в Афганистан, либо домой. "Это не такие уж маленькие объемы еды", - говорит полковник Якобсен.

В зоны отдыха на стене висит портрет Питера Ганси, бывшего руководителя пожарной службы Нью-Йорка, погибшего во время проведения спасательных работ на северной башне Всемирного торгового центра после терактов 11 сентября.

Картина напоминает о том, по какой причине войска США оказались здесь.

Однако один вопрос остается пока без ответа: останется ли база открытой до завершения американской миссии в Афганистане?

Нынешнее соглашение с Бишкеком заключено до лета 2014 года, то есть всего лишь на несколько месяцев дольше, чем окончательная дата завершения боевых операций США в Афганистане.

До настоящего времени Киргизия, где ряд политиков призывает к закрытию базы, не обещала продлить эту договоренность.

В конце прошлого года сам президент Алмазбек Атамбаев высказывал озабоченность тем, что, в случае конфликта между США и Ираном и возможных нападений на американские объекты в регионе, под ударом может оказаться и его страна.

Американцы считают такой сценарий неправдоподобным. Как говорит полковник Якобсен, если и случится что-то непредвиденное, ситуация навряд ли будет развиваться в таком ключе.

Сейчас США пытаются убедить Бишкек в том, что продолжение сотрудничества в отношении Афганистана будет в интересах Киргизии.

Image caption Бывший лидер Киргизии Роза Отунбаева предлагает не торопиться с выводами в отношении базы Манас

По мере того, как нарастала напряженность переговоров, в киргизскую столицу прибывали все более высокопоставленные американские дипломаты и военные чиновники, включая министра обороны США Леона Панетту.

США платят за аренду "Манаса" 60 млн долларов ежегодно, возможно, что за ее продление им придется платить еще больше.

Не исключено, что в конце концов американцы добьются своего. Роза Отунбаева, ушедшая с поста президента Киргизии в октябре прошлого года, сказала в интервью Би-би-си, что сейчас не время обсуждать скорое закрытие базы Манас.

"Давайте доживем до 2014 года, а там посмотрим, что произойдет и как будет развиваться ситуация, - сказала она. - Мне кажется, что база Манас важна и необходима для будущих действий по решению проблем в Афганистане".

Так что, похоже, на данный момент, все заинтересованные стороны предпочитают не торопиться с выводами. Этот прагматизм чувствуется и в словах американского военнослужащего Сэмюэля Нураша, который уже не в первый раз останавливается на базе Манас.

"Я смогу уехать на родину и не возвращаться в Афганистан только в том случае, если афганцы научатся заботиться о своем народе достойным образом, - считает он, - и пока этого не произойдет, я не могу вернуться домой".

На родине Ленина НАТО не ждут и обещаниям не верят

Правообладатель иллюстрации BBC World Service
Image caption Аэропорт "Восточный" - одно из потенциальных мест для пункта НАТО, предложенное Москвой

Одинокий трактор медленно ползет по огромному черному полю. Вокруг - леса.

В паре километров в одну сторону - птицефабрика, в другую - дачи обеспеченных горожан. Пейзаж сугубо гражданский, но надолго ли?

Если консультации о создании близ Ульяновска транзитного пункта НАТО закончатся соглашением, то тишину над этим полями регулярно будет нарушать гул тяжелых транспортных самолетов, летящих из далекого Афганистана.

Североатлантический альянс объявил о намерении свернуть операцию в Афганистане к 2014 году, а это значит, что накопленное там за десятилетие с лишним оборудование надо вывозить обратно на базы НАТО.

Кратчайший путь для вывоза этих грузов - на юг, по территории Пакистана, в порт Карачи. Однако напряженные отношения с Исламабадом заставляют военных планировщиков искать другие маршруты. Предполагается, что один из них пройдет через Россию.

Российские власти предложили для этого аэропорт Ульяновска "Восточный" на левом берегу Волги. Его длинная взлетно-посадочная полоса приспособлена к приему тяжелых транспортных самолетов.

Тут же, в "Восточном", базируется авиакомпания "Волга-Днепр", владеющая крупнейшими в мире транспортными самолетами и уже давно сотрудничающая с НАТО в переброске тяжелых грузов в Афганистан.

А в сотне метров от аэропорта протянута железнодорожная ветка, сейчас, правда, слегка заросшая травой. Слово "мультимодальный" в названии гипотетического транзитного пункта означает, что грузы из самолетов будут перегружаться на железнодорожные платформы и отправятся дальше, на северо-запад, в порты Балтийского моря. Оттуда они завершат свой путь в страны-члены НАТО по морю.

Хороший, вроде, план. Но мнения ульяновских коммунистов по этому поводу не спросили.

Правообладатель иллюстрации BBC World Service
Image caption Выразить свое отношение к транзитному центру НАТО ульяновцам помогла картина Дейнеки

Тут, на родине Ленина, они пользуются значительной популярностью. Впрочем, даже с учетом этого, мало кто ожидал такого энергичного отпора идее натовского транзита.

Аэропорт "Восточный" пикетировали, по городу прошла необычайно людная для этих мест демонстрация. В Ульяновск прилетели лидеры системной (Зюганов) и несистемной (Удальцов) оппозиции.

То и дело вспоминали пресловутый "натовский сапог", который ни при каких условиях не может коснуться "священной русской земли".

"Мультимодальный центр", "центр логистических перегрузок", "база подскока"… Как ни назови - суть не меняется: мы даем натовцам возможность закрепиться на этом пятачке", - заявляет Наири Чатинян, член областного комитета КПРФ и одновременно преуспевающий местный бизнесмен, руководитель Ульяновского механического завода.

На фасаде его предприятия - портрет Сталина в четыре этажа. Рядом - рекламный щит. Там призыв "Welcome NATO!" нанесен на репродукцию картины Дейнеки "Оборона Севастополя", на которой отважные матросы бьют фашиста. Никаким welcome тут и не пахнет.

Чатинян, представляющий новое поколение ульяновских коммунистов, принимал участие в пикетах аэропорта и даже объявил голодовку. Она, впрочем, была прекращена, как только ОМОН удалил протестующих от "Восточного".

Предприниматель-коммунист полностью разделяет список претензий, которые уже неоднократно звучали на пикетах и митингах против натовского транзита через Ульяновск.

Противники этой идеи уверены, что однажды получив доступ на территорию России, НАТО непременно постарается закрепиться тут, и самое незначительное присутствие представителей Альянса трансформируется со временем в полноценную военную базу.

Они также опасаются контрабанды наркотиков из Афганистана и считают неприемлемым то, что российская таможня не сможет в полной мере проверять грузы, которым предстоит проехать сотни километров по территории страны.

"Это - и потеря суверенитета, и невозможность четкого сканирования того, что будет перевозиться в контейнерах. Даже крупные таможенные терминалы "переварить" это будут не в состоянии", - уверяет меня Чатинян.

Роберт Пшель, руководитель информационного бюро НАТО в Москве, не понимает, почему идея натовского транзита вызвала такую бурю страстей. По его словам, это "недопонимание, скажем деликатно".

Пшель подчеркивает, что Россия уже много лет назад открыла свою территорию для транзита военных поставок в другом направлении - в Афганистан. Поезда с грузами НАТО следовали через Россию, в Казахстан, далее в Узбекистан и оттуда - на афганские базы. Никаких протестов это не вызывало.

"Договор о транзите существует и работает много лет", - говорит представитель НАТО. Речь идет лишь о заключении дополнительного соглашения, позволяющего воздушную переброску грузов.

"Не будет переброски солдат, - говорит г-н Пшель. - Не будет никаких летальных грузов, никакого оружия".

"Второе - вопросы связанные с возможностью переброски наркотиков. Такой договор будет определять разные формы контроля, который нужен как нам, так и Российской Федерации. Думаю, что тут будут все возможные эффективные формы контроля".

Пшель не объяснил, как именно будет организован этот контроль, предложив дождаться соглашения между Москвой и Брюсселем. "С ответственностью могу сказать, что могут быть такие формы контроля на разных стадиях погрузки, которые полностью устроят российскую сторону", - заявил он.

По его словам, значительная часть в организации транзита будет принадлежать российским фирмам, с которыми будут заключены соответствующие договоры. Подразумевается, что это должно погасить опасения в "ползучей экспансии" НАТО и отсутствии контроля за перевозками.

Правообладатель иллюстрации BBC World Service
Image caption Известия о возможном сотрудничестве вызвали взрыв протеста в Ульяновске и за его пределами

Опрошенные Би-би-си военные эксперты также не находят возражения противников идеи транзита через Россию обоснованными.

По мнению Александра Храмчихина из Института военного и политического анализа в Москве, существование полноценной военной базы в России создало бы массу проблем самому Альянсу.

"Под данную задачу создается своя транспортная сеть, где естественным перевалочным узлом является какой-либо пункт на территории России. Например, Ульяновск. Разумеется, это не является базой. Очевидно, это не обойдется без какого-либо количества военнослужащих НАТО. Но, тем не менее, это не будет военной базой", - говорит он.

"Если бы в Ульяновске действительно была военная база, то это бы создало больше проблем НАТО, чем России, потому что она превратилась бы в заложника, а не в угрозу России. В случае военного конфликта весь военный состав и техника, находящиеся на этой базе, стали бы безвозвратной потерей", - считает эксперт.

Вадим Козюлин, эксперт по военному сотрудничеству в ПИР-центре, допускает возможность превращения транзитного пункта в военную базу, но подчеркивает, что это может быть сделано только с согласия властей России, а оно в этом вопросе маловероятно.

"Ситуация с Ульяновском мало что меняет, - считает эксперт. - Через российскую территорию уже идут грузы в Афганистан. Если говорить о натовском сапоге, то он уже в каком-то виде присутствует на нашей территории. Лучше, чтобы он присутствовал на нашей территории, которую мы контролируем, нежели если база будет открыта там, где мы не сможем этого сделать - в Казахстане или Узбекистане. Это будет уже реальная головная боль для России".

Ульяновские коммунисты готовы возразить. Историю с транзитом в направлении Афганистана тут считают неподтвержденной, полагая, что она может быть вброшена в информационный оборот намеренно, чтобы ослабить возражения несогласных.

А в способность российского государства сопротивляться экспансии НАТО Наири Чатинян не верит. "Кто сказал, что сегодняшняя Россия в ее экономическом, геополитическом, военном состоянии может что-то диктовать США? С разрушенным ВПК и деморализованной армией, с остановившимися заводами? Мы - слабо, плохо, криво – но как-то охраняем свои границы. Зачем же пускать врага в стратегическую глубину страны?"

Правообладатель иллюстрации BBC World Service
Image caption Пока что тяжелых самолетов в "Восточном" мало, и те, что есть - свои

Эксперты подчеркивают, что российские власти пожинают плоды собственной антинатовской риторики, широко использовавшейся в последние годы.

"Сегодня эти лозунги, которые хорошо ложатся на российскую аудиторию, работают против властей. У тех, кто выступает против базы в Ульяновске, не так-то много было бы аргументов, но вот этот был выдан на руки как хороший пас в футбольном матче, который приняли, обработали и сегодня пытаются забить в кремлевские ворота", - говорит Козюлин.

В дискуссии о желательности и допустимости транзитного пункта в Ульяновске почти не слышен голос местных властей. Представитель губернатора Ульяновской области Сергея Морозова отклонил просьбу Би-би-си объяснить, в чем могут состоять экономические выгоды такого соглашения для региона.

Коммунист Чатинян считает достижением уже то, что протесты против соглашения с НАТО стали общероссийскими новостями, и предлагает провести региональный референдум по этому вопросу.

Но за последние десять лет референдумы в России почти не проводились, так что шансов на воплощение этой инициативы почти нет. "События последних лет показывают, что федеральная власть не собирается ни с кем договариваться. Если они приняли решение, они будут продавливать его", - признает Чатинян.

Это не значит, что протесты в Ульяновске будут бесплодными. Для консервативного региона демонстрации протеста в несколько тысяч голосов - явление беспрецедентное. Пока Кремль пытается представить оппозиционные настроения в Москве как нечто изолированное, митинги на родине Ильича подчеркивают разочарование в местных и федеральных властях вдалеке от столицы.

Транзит через Пакистан: честь нации или доллары?

Правообладатель иллюстрации AFP
Image caption Сотни большегрузных автомобилей стоят без движения в Карачи с ноября прошлого года

Дороги, ведущие от афганской границы в пакистанский порт Карачи, снова стали предметом переговоров на фоне обсуждения лидерами НАТО вывода войск альянса из Афганистана.

Исламабад закрыл дороги, по которым ранее шли поставки грузов НАТО в ноябре 2011 года, после того как вертолеты НАТО обстреляли блокпост в Пакистане. В результате обстрела погибли по меньшей мере 25 пакистанских военнослужащих.

В результате не у дел остались сотни большегрузных автомобилей, перевозивших, главным образом, нефтепродукты. Вместе с ними на мели оказались тысячи людей, зарабатывавшие на жизнь их перевозкой.

"Я не работаю уже шесть месяцев, – говорит Шамсуддин, один из сотен водителей грузовиков, перевозивших грузы НАТО из Карачи в Кабул. – Я был вынужден забрать своих детей из школы. Даже мой старший сын, который учился в средней школе, вынужден сейчас зарабатывать на жизнь".

С потерянным видом он стоит на одной из главных дорог, ведущих к порту Карачи, глядя на ряды грузовиков, почти шесть месяцев не сдвигавшихся с места.

Пакистан требует от США официальных извинений, а также полного пересмотра соглашения о двустороннем сотрудничестве. В ходе напряженных и длительных переговоров маршруты поставок военных грузов стали одним из главных козырей в руках пакистанского правительства.

Транспортники говорят, что до закрытия маршрута в ноябре прошлого года по нему ежемесячно проходило до 15 тысяч грузовиков.

Если учесть, что каждый грузовик, прибывавший в портовый город Карачи, обслуживало в среднем по 10 человек, то получится, что от закрытия дороги пострадало более 150 тысяч человек. И это только в транспортном секторе.

Мухаммед Сабир был одним из многих служащих порта, которые вели учет большегрузных автомобилей, ежедневно выезжавших в сторону Афганистана. Зарплата Сабира и его коллег была сдельной и зависела от количества зарегистрированных машин.

"Я полностью зависел от снабжения НАТО. После того как дороги закрыли, у моей семьи начались серьезные финансовые трудности", – говорит он.

Мы находимся в его однокомнатной квартире. Вокруг нас бегает его двухлетний сын, а жена рассказывает, как изменилась их жизнь.

"У нас был большой дом, который мы потеряли. Теперь я должна экономить на всем, начиная с оплаты коммунальных услуг и заканчивая продуктами, – говорит она. – Я должна быть очень экономной и осмотрительной, даже если мой ребенок заболеет".

Хотя пакистанские политики не выказывают никакого желания вновь открыть дорогу для грузов НАТО, десятки тысяч людей, работавших на этом маршруте, хотели бы положить конец политическому противостоянию. При том что работа по транспортировке грузов НАТО является весьма опасной.

Шамсуддин говорит, что за последние 10 лет более 1300 водителей были убиты в результате нападений со стороны противников сотрудничества Пакистана и НАТО.

Правообладатель иллюстрации AP
Image caption Правительство Пакистана обвиняют в "продаже национальной чести за американские доллары"

Водители надеются, что если дороги будут вновь открыты, то правительство примет во внимание условия, в которых они работают.

"Нужно будет построить для нас надлежащие парковки и места, где можно будет остановиться и хотя бы нормально поесть", – говорит Шамсуддин.

Как написала недавно газета Washington Post, Пакистан требует плату за транзит в размере пяти тысяч долларов за каждый грузовик, пересекающий его территорию. Это может составить более двух миллионов долларов в день, учитывая, что 70% поставок в Афганистан шли по суше, через территорию Пакистана.

Аналитики рассматривают недавнее решение президента Пакистана Асифа Али Зардари принять участия в саммите НАТО как показатель того, что вскоре этот конфликт может быть разрешен.

Министр обороны Пакистана Ахмед Мухтар заявил недавно в интервью Би-би-си, что хотел бы решить вопрос как можно скорее - до того, как будет утвержден бюджет страны на очередной финансовый год. Его замечание привело к жарким дебатам, в ходе которых религиозные группы обвинили правительство Пакистана в "продаже национальной чести за американские доллары".

Открытие дорог, несомненно, станет политически трудным решением для Исламабада. Но как бы ни развивалась дискуссия на политическом уровне, десятки тысяч пакистанцев, чьи средства к существованию зависят от афганских поставок, будут надеяться, что решение правительства будет опираться на экономику, а не на политику.

Новости по теме