В юбилей Валленберга его семья хочет узнать, как он погиб

  • 4 августа 2012
Нина Лагергрен Сесилия Альберг
Image caption Сводная сестра Валленберга Нина Лагергрен и его внучатая племянница Сесилия Альберг до сих пор ищут ответы

Накануне столетнего юбилея со дня рождения Рауля Валленберга его семья предприняла еще одну попытку выяснить правду о судьбе шведского дипломата.

В 1944-1945 годах Валленберг спас от нацистов по меньшей мере 20 тысяч венгерских евреев, выдав им шведские удостоверения личности, - только чтобы потом, после войны, исчезнуть в советской тюрьме.

Спустя годы после официальных опровержений, в 1991 году, была создана совместная российско-шведская рабочая группа, которая должна была установить все факты, касающиеся исчезновения Валленберга. Однако ей так и не удалось прийти к какому-то определенному выводу.

"Семья хочет сейчас узнать всю правду, - говорит Сесилия Альберг, внучатая племянница Валленберга. – Мы хотим знать все факты, касающиеся его местонахождения в Советском Союзе, что случилось и когда случилось".

Сесилия сидит в гостиной своей 91-летней бабушки Нины Лагергрен, сводной сестры Валленберга. Она также непреклонна.

"Русские должны знать, - говорит Лагергрен. - Нет сомнений, что они знают, что произошло, и мы не получили ни одного правдивого ответа".

Пока летние тени за окном вытягиваются на газоне, Лагергрен листает семейный альбом и вспоминает свое последнее Рождество с Раулем Валленбергом.

"Он выступал с пародиями на француза, англичанина, немца... и мы смеялись во весь голос, - рассказывает она. - Это было Рождество 1943 года, и никто не мог предположить, что мы видимся в последний раз".

"Алый Первоцвет"

Лагергрен говорит на элегантном английском языке высшего общества с довоенными интонациями - аристократическое произношение и словарный запас отточены в лондонском колледже в 1930-х годах.

Догадка о том, что Рауль что-то задумал, впервые зародилась у нее после просмотра британского пропагандистского фильма. Действие ленты, снятой по мотивам популярного тогда приключенческого романа "Алый первоцвет", разворачивается в довоенной нацистской Германии. Главный герой - Горацио Смит, британский археолог, пытающийся спасти заключенных концентрационного лагеря.

"Открыто показать этот фильм в Стокгольме они не смогли, поскольку фильм был антигерманский, - вспоминает Лагергрен. - Но в британском посольстве был специальный кинозал, где мы, особо приглашенные, смогли его посмотреть. Это было в 1942 году. После просмотра Рауль сказал: "вот что я хотел бы сделать".

На стене в спальне Лагергрен висит образец того, что он действительно сделал: желтеющий от времени шуцпасс, или защитный пропуск. Это чрезвычайный документ, который Рауль выдавал в Венгрии евреям – венгерским гражданам, чтобы взять их под защиту Швеции.

Затем Валленберг перемещал их из гетто в арендуемые им здания, на которых он вывешивал шведский флаг. От депортации в Освенцим были спасены десятки тысяч людей.

Однако, когда к Венгрии приблизилась Красная Армия, он крайне обеспокоился тяжелой гуманитарной ситуацией в городе - и решил вступить с Советами в контакт.

"Шла война, и каждый находился в опасности, - говорит Лагергрен. – Но что действительно нельзя было предсказать, так это отношение русских".

Советский ГУЛАГ

17 января 1945 года Валленберг уехал на встречу с командованием советских войск, а спустя два дня был арестован и переправлен в тюрьму на Лубянке в Москве.

Image caption Документ, полученный Ингрид Карлберг. В чем Валленберг подозревается, в нем не указано

Документ об аресте Валленберга был передан российскими властями шведской писательнице и журналистке Ингрид Карлберг. Интересно, что поле в пункте 13, где указывается характер совершенного преступления, оставлено пустым.

В то время Советы заявляли, что ничего не знают о судьбе Валленберга, хотя выпустили других шведских дипломатов, в разное время захваченных в плен.

"Моя мать ездила встречаться с ними. Она хотела своими глазами увидеть, что Рауля там не было. С этого началось ее, можно сказать, мученичество, которое продолжилось до самой ее смерти", - вспоминает Лагергрен.

Мать Валленберга покончила с собой в 1979 году, отказавшись поверить заявлениям Советов - сделанным позже, - что Валленберг умер в заключении в 1947 году.

Еще в 1970-х и 1980-х годах появились свидетели, говорившие, что встречали Валленберга в советском ГУЛАГе.

Лагергрен не любит распространяться о том, как это на нее повлияло. Хотя она говорит, что никогда не расставалась с надеждой, что Валленберг жив.

Сесилия, внучатая племянница Валленберга, описывает, как росла с семейной травмой: "Это было похоже на пелену, которая постоянно присутствовала. Печаль и надежда, когда приходили новые данные. Затем отчаяние, когда они оказывались ненадежными . Я жила с этим всю свою жизнь".

Заключенный номер 7?

В последние месяцы наблюдается новый всплеск активности. В январе шведский МИД отправил новые запросы российским властям.

Они последовали в ответ на заявления исследователей, изучивших новые архивные свидетельства, указывающие на существование таинственного узника под седьмым номером, которого допрашивали на Лубянке неделю спустя после предполагаемой смерти Валленберга.

Однако исследователи говорят, что Россия не дает им полный доступ к архивам – только к отредактированным фотокопиям некоторых документов. В июле семья Валленберга написала россиянам письмо с требованием предоставить, наконец, полный и беспрепятственный доступ к материалам.

"Они пообещали исследователям доступ, но когда те пришли в архив, им дали фотокопии и сказали, что нужно присутствие членов семьи. Исследователи не получают полной картины", - говорит Сесилия.

"Прошло много времени, и настала пора узнать правду, а семье, наконец, обрести мир", - заключает она.

Новости по теме