"Захвати Уолл-стрит" год спустя: мода прошла?

  • 18 сентября 2012
Участница демонстрации движения "Захвати" в Сиэттле
Image caption "Оккупанты" не сформулировали политической программы и не стали выдвигать лидеров

Движение "Захвати Уолл-стрит" (Occupy Wall Street) отметило в понедельник свою первую годовщину неудачными попытками блокировать перекрестки в каменных ущельях финансового района Манхэттена, где "оккупантов" встретили превосходящие силы полиции и мировой прессы.

Полторы сотни демонстрантов были арестованы и теперь будут приговорены к общественным работам в виде подметания улиц.

Идеологи и сторонники движения уверяют, что у него есть будущее. Однако сложившийся в большой прессе Америки консенсус гласит, что его лучшие дни позади. "Захвати Уолл-стрит: ажиотаж, который выдохся", - озаглавлена статья Эндрю Росса Соркина, напечатанная в понедельник вечером в либеральной New York Times. Не так давно издание посвящало движению десятки сочувственных материалов в неделю, но теперь автор статьи пишет, что движение будет лишь "сноской в учебниках истории, если его вообще упомянут".

Осенью прошлого года либеральный журнал American Prospect вышел с заголовком "Может ли движение "оккупантов" Уолл-стрит стать либеральной версией Чайной партии?" (речь идет о политическом движении правого толка, названном в честь Бостонского чаепития).

"Год спустя мы знаем ответ, - пишет сейчас в New York Times публицист Джо Носера. - Не может, и не стало. Движение "оккупантов" практически мертво, тогда как Чайная партия живет и здравствует".

Утопические цели

Носера отчасти объясняет это тем, что "оккупанты" принципиально решили существовать без руля и без ветрил, не формулируя связной программы, не выдвигая из своей среды лидеров и предпочитая принимать решения консенсусом.

Презирая политиков и корпорации, они также обособились от внешнего мира и общались в основном друг с другом, тогда как консервативная Чайная партия, засучив рукава, подключилась к политическому процессу и два года назад послала в конгресс 87 своих сторонников. "Оккупанты" не послали ни одного.

Если конечная цель движения состояла в упразднении капитализма, писала в субботу консервативная New York Post, то они с таким же успехом могли бы попытаться отменить земное притяжение. Если их цель состояла в том, чтобы воротил Уолл-стрит вывели из их хором в наручниках, то они ее тоже не достигли.

Но "оккупанты" на какое-то время поставили в центр общественного внимания проблему имущественного неравенства в Америке. Они ввели в языковой обиход сладкую парочку "однопроцентники" и "99-процентники", означавшую горстку богатеев и подавляющее большинство американцев, которое ей предположительно противостоит. В обиход эти термины не вошли, но они закрепились в языке либеральной общественности и СМИ.

Image caption Лозунги избирательного штаба Барака Обамы иногда созвучны требованиям "оккупантов"

"Оккупанты" безуспешно призывали обывателей забрать свои вклады из больших банков и положить их в маленькие. Но они утверждают, что заставили гигантский Bank of America и другие банки отказаться от планов взимания платы за пользование дебетовыми картами.

Отзвуки в речах Обамы

В нынешней предвыборной кампании "оккупанты" не играют заметной роли, но лозунги избирательного штаба Барака Обамы иногда созвучны их требованиям. Как и они, лагерь президента США призывает повысить налоги богатейшим гражданам и усматривает изъяны в деятельности республиканца Ромни на посту главы инвестиционной компании Bain Capital.

Движение "Захвати Уолл-стрит" зародилось 17 сентября 2011 года, когда группа активистов обосновалась в парке Зукотти на юге Манхэттена. В колыбели движения скоро появились крошечный палаточный городок, лазарет, пресс-центр и бесплатный питательный пункт.

Прогрессивные производители мороженого Ben&Jerry раздавали "оккупантам", а также примкнувшим к ним окрестным бомжам и наркодилерам свои пломбиры, а уличные агитаторы – свои прокламации. Над оккупайским табором стоял барабанный бой, под который подрыгивали ногами сотни журналистов со всего мира.

Эта мини-утопия внезапно кончилась вечером 15 ноября, когда полиция выселила из сквера его обитателей и вывезла их пожитки. Вскоре им позволили вернуться, но без палаток и спальных мешков. Прибывший потом генерал Зима погрузил "оккупантов" в спячку, хотя их костяк не дремал, а регулярно собирался и планировал возрождение.

Но внешне движение почти не подавало признаков жизни, поэтому СМИ постепенно списали его со счетов.

Первомайское возвращение

Однако 1 мая мне показалось, что хоронить "оккупантов" рано. В тот день улицы Манхэттена снова заполнили толпы участников движения, к которым присоединились тысячи нью-йоркских профсоюзников. В конце августа "оккупанты" примкнули к выходцам из СНГ, протестовавшим против приговора участниц панк-группы Pussy Riot, и под конец практически монополизировали акцию.

Годовщину движения отмечали три дня подряд, но в общей сложности собралось не намного больше тысячи человек. "Сейчас, 12 месяцев спустя, - пишет в New York Times цитировавшийся выше Эндрю Соркин, - можно и нужно сказать, что движение "оккупантов" Уолл-стрит – как бы бестактно это ни прозвучало - было всего лишь модным поветрием".

По словам автора, в прошлом году ставить под сомнение какие-либо аспекты движения было не слишком популярно и означало навлечь на себя "уничижающее глумление". "Я лично пережил его после того, как напечатал, как мне казалось, сравнительно почтительную колонку о протестах в парке Зукотти".

Сейчас же политические некрологи движению пишут все, кому не лень. "Один процент побеждает", - меланхолически заключает либеральная Baltimore Sun.

Согласно июльскому опросу Ipso/Reuters, лишь 9% респондентов заявили, что всецело разделяют идеалы движения "Захвати Уолл-стрит".

Новости по теме