Встреча на Дрине: Караджич, Жириновский, Шешель

  • 16 октября 2012
Радован Караджич
Image caption Караджич надеялся, что боснийским сербам удастся воспользоваться российским газопроводом

Холодным вечером, в октябре 1995 года, мы, журналисты, ждали появления Радована Караджича у входа в обшарпанный, советской эры отель, что стоял на берегу реки Дрина между Сербией и Боснией.

Караджич, представляя Боснию, встречался с российским радикальным политиком Владимиром Жириновским и сербским ультранационалистом Воиславом Шешелем, которые все еще оставались в редеющем кругу его немногочисленных друзей.

Досье Радована Караджича

Шли последние недели войны в Боснии. Караджич, формально, будучи по-прежнему лидером боснийских сербов, под давлением президента Сербии Слободана Милошевича практически полностью утратил власть и влияние.

Буквально через несколько недель Милошевич отправится в Америку, где от имени боснийских сербов подпишет Дейтонские мирные соглашения, похоронив их мечту об отделении от Боснии.

Знала ли троица, появления которой мы ждали в тот вечер у дверей отеля, что в скором времени произойдет нечто подобное? Если и знала, то скрывала это довольно неплохо.

Досада националистов

Появившись перед журналистами после встречи, Караджич пытался вести себя как обычно.

Облаченный в костюм пастельных тонов, с прической, практически идентичной нынешней, он выглядел спокойным и говорил негромко.

Караджич пожаловался журналистам на то, что боснийские сербы никак не могут воспользоваться российским газопроводом, проходящим по подконтрольной сербам территории до Сараево - осажденной столицы Боснии, находившейся в то время в руках боснийских мусульман.

Как сказал Караджич, просто нелепо, что энергия, поступающая от "православных братьев", проходит мимо боснийских сербов.

Жириновский и Шешель, в свою очередь, потребовали от России поддержать военные планы руководства боснийских сербов.

Раздосадованные сербские националисты считали, что поддержки со стороны ельцинской России было явно недостаточно.

Несмотря на это, они продолжали лелеять надежду, что их "большой православный брат" вот-вот проснется и придет на помощь.

С тех пор прошло 17 лет. Караджич и Шешель, вероятно, до сих пор испытывают чувство разочарования.

Правда, сейчас они уже в Гааге: обоих участников той памятной пресс-конференции на берегу Дрины судит за военные преступления международный трибунал по бывшей Югославии.

Новости по теме