После Сэнди: жизнь во мгле

  • 4 ноября 2012

"Вов, интернет отключился!" – с ужасом сообщил в понедельник вечером приятель, живущий у меня в гостиной.

Я пожал плечами: если есть свет, то скоро будет и интернет. Приятель же не находил себе места и на глазах делался явственно нездоров. Минут через пять вырубился и свет, и нашу квартиру наполнило отчаяние.

Я видел в жизни немало наркоманов и знаю симптомы абстиненции. Интернет-ломка попалась мне впервые. Приятеля, который проводит у компьютера практически все свободное от работы время, с каждой минутой колбасило все больше, пока он наконец не сообразил, что может выйти в интернет и через свой телефон.

Он тут же удалился в окутавшую юг Манхэттена кромешную тьму и устроился в своем автофургоне, в котором днем возит какие-то алюминиевые конструкции.

Подзарядив в фургоне свой мобильник, он проехался во тьме по городу и рассказал мне о прелестях ночной езды.

Ночная тяга к знаниям

Из спины у меня торчали послеоперационные трубки, изъятие которых больница отменила с утра из-за надвигавшегося урагана "Сэнди", и я уже принял перед сном прописанный мне коктейль из сильного снотворного, ломового болеутоляющего и сопутствующего ему ядерного слабительного. Но я не выпил ни грамма спиртного и поэтому мог законно сесть за руль. Повинуясь звериному журналистскому инстинкту, то есть любопытству, я решил прокатиться по темному Манхэттену до того, как мой коктейль вступит в полную силу.

Я вышел на лестницу. Новая жизнь только начиналась. На лестничных клетках еще тускло горели лампы на экстренных батареях, а двумя этажами выше гремела музыка: юные соседи завели свой iPad и устроили гулянку. Уже на следующий день батареи сядут, а жильцам будет не до гулянок, потому что кончится горячая вода, а в мертвых холодильниках начнут портиться продукты.

Два дня спустя я собрал целый мешок испорченной еды, и в доме осталось только овсяное печенье. Разнообразить меню было нечем, потому что в нашей зоне Манхэттена закрылось все: от моего банка Chase, у которого до сих пор стоит придавленная упавшим деревом красная "Хонда" с нью-джерсийскими номерами, до пиццерий, баров, химчисток и супермаркетов.

Слава Богу, в конфорках оставался газ, которым можно было отапливать квартиру. Газ здесь недешев, и я жду счета за него с трепетом.

На улице было так темно, как я никогда еще в городе не видел. Путеводной звездой мне служила слабо освещенная верхушка Эмпайр-Стейт-Билдинга. Машина моя стояла в двух кварталах от дома, и как только я вышел на Парк-авеню, как из кромешной тьмы передо мной вырос чернокожий бомж преклонных годов.

"Извините, - учтиво сказал он чуть ли не с оксфордским акцентом, - вы не знаете, школа открыта?"

Свежий человек бы удивился такой поздней тяге к учению, но я живу в этом месте уже 35 лет и сразу понял, что речь идет о школе им. социалиста Нормана Томаса, у которой он остановил меня в поисках открытой ночлежки. "Не знаю, - с сомнением сказал я. – Там вроде ничего не горит. Попробуйте, постучите. Good luck".

Ураган "Сэнди" и КПП "Чарли"

Я с опаской перешел Парк-авеню, по которой медленно ползли в темноте редкие машины, добрался до своей и пустился в дорогу. Несколько светофоров еще работали на запасных батареях. Большей частью, конечно, они уже выключились, а появившихся на перекрестках темнокожих регулировщиков в салатовых плащах явно не хватало. Было тепло, моросил дождик.

В этот момент у дома моих друзей на 14-й улице вода стояла по колено, а в гараже тонул внедорожник. На Брайтон-бич заливало подвалы и нижние этажи, но в моей части города "Сэнди" лишь сорвал несколько вывесок, смахнул на тротуары остатки осенних листьев и повалил какие-то деревья. К северу же вообще царила благодать.

Пересекать 39-ю улицу было, как переезжать из Восточного Берлина в Западный через КПП "Чарли": позади мрак и запустение, а впереди – море огней и девушки танцуют канкан. Северная часть Манхэттена жила в эти дни настолько другой жизнью, что бывшая москвичка, манекенщица Ирина Тагильцева, живущая на 50-х улицах, простодушно написала мне в субботу, что "если ты был в городе, то ты знаешь, что у нас все прошло незаметно".

У них – да.

У нас же люди постепенно переселялись к знакомым северянам или, по крайней мере, бегали к ним мыться, а мобильники заправляли в ресторанах и гостиницах на севере. Во вторник утром я напросился в больницу, которая работала на аварийных генераторах, и у меня, наконец, извлекли трубки из спины.

А поскольку мою койку пришлось отдать сердечнику, поначалу врачи копошились у меня в пояснице, поставив меня на колени в кресле за занавеской. Я съел перед этим таблетку, так что было почти не больно.

Когда я выходил из больницы, на полу в вестибюле сидела барышня, экипированная на манер оккупантов Уолл-стрит, и заряжала телефон из розетки на стене. Охранник добродушно сказал ей, что заряжать можно, сколько угодно, но вот сидеть на полу не положено.

Небольшое удовольствие

Когда я вышел на улицу, город был забит машинами, которые двигались довольно быстро, несмотря на полное отсутствие светофоров. Оказывается, их отсутствие дивно раскрепощает водителей и вовсе не умножает количество ДТП. По крайней мере, в Нью-Йорке, где, на первый взгляд, вдруг не стало ни лихачей, ни пьяных водителей. Все дружно сосредоточились и никого, насколько я знаю, не задавили. Не слышал я и об авариях, хотя какие-то, наверное, были.

Особенно разительно проявилась эта дисциплинированность в среду вечером, когда я въехал в Манхэттен из освещенного Бруклина и ухнул в кромешную тьму.

Был Хэллоуин, и по темным улицам бродили толпы ряженых детишек, а вдоль тротуаров катили полчища велосипедистов, дружно ненавидимых местными водителями. Вести машину в этой обстановке было увлекательно, но несколько утомительно, тем более, что в темноте я не узнавал ориентиров, и, как капитан в открытом море, держал курс на север, поглядывая на букву "N" на приборной доске.

Ничего, доехал. Чтобы дойти от машины до дома, нужно было пересечь две авеню с двигающимся транспортом. В полной темноте сделать это непросто, но я заблаговременно вооружился двумя фонариками.

Заходить в абсолютно темный подъезд своего холодного безмолвного дома было небольшим удовольствием.

Ваши комментарии

Есть еще одна проблема. В жилых многоэтажках оказались запертыми старики. Лифты не работают. Они не могут спуститься с 25 или 37 этажа и, тем более, подняться. Их проведывают волонтеры, приносят еду. Лестницы темные, душные... До 9 этажа взлетаешь, до 18 идешь, до 25 плетешься, до 37 еле доползаешь с языком на плече...

<strong>Вероника Вера, USA</strong><br/>

Уважаемая Ирина из Бостона похоже не имеет понятия кто-такой Владимир Козловский, чьи ежедневные репортажи из Нью-Йорка я слушал по коротковолновому передатчику подростком в далёкие восьмидесятые. Козловского сравнить с вновь прибывшим и "совком"!?.... Это даже не смешно, это грустно. Обожаю стиль пера Владимира и уж конечно понимаю что "искусство требует жертв", а иначе блог бы был просто скучным. Чего только стоит навигация на север. Может Ирина вы и впрямь поверили что Владимир ориентировался по компассу?!

<strong>Alexander , Brooklyn, NY</strong><br/>

ирине из бостона - читайте внимательней,а то как у одного старого совка получается-"пастернака не читал,но живаго обсуждать буду"

<strong>наиль , башкирия</strong><br/>

Умница!Прекрасный лит.стиль и язык.Просто,тепло и умно!Я новичёк в интернете,мне77лет-рада встрече! []

<strong>Инга Партанен, Stockholm</strong><br/>

Несколько лет назад впервые познакомился с публикациями Владимира и с тех пор удивляюсь его, не побоюсь сказать гению в передаче информации с какой-то, необъяснимой словами изюминкой. Мне доставляет удовольствие читать его статьи. Особенно когда он выводит нечто то, что он считает особенно примечательным. Хочу сказать спасибо.

<strong>Без подписи</strong><br/>

Желаем вам скорейшего восстановления света и тепла, но волнуемся за вашу кошку-диабетичку на Лонг-Айленде, перед ураганом вы писали, что оставили ей еды на неделю, напишите как там она, в комментах или следующем посте.

<strong>Ирина, Бостон, MA</strong><br/>

" снотворного, ломового болеутоляющего и сопутствующего ему ядерного слабительного. Но я не выпил ни грамма спиртного и поэтому мог законно сесть за руль"

такую глупость можно услышать только от приехавшего вчера иммигранта. Если бы вы попали в аварию, заснув за рулем, в суде вам бы зарядили impaired driving из-за наличия в крови снотворного и болеутолящего. К тому же у вас чисто советское отсутствие понятия "личная ответственность".

<strong>VG, Toronto</strong><br/>

Очень близки Ваши политические взгляды, особенно на происходящее в Америке. Обама очень постарался, чтобы страна бывшая символом Свободы и Надежды на освобождение для многих людей в недемократических странах, перестала выполнять эту почти сакральную роль. Грустно... Америке необходимо лечение. Выздоравливайте, уважаемый Владимир.

<strong>Александр, Новополоцк, Беларусь</strong><br/>

Благодарен за репортаж.Во многом сочувствую:сопереживаю с автором.Но раз речь пошла о яблоках,то наверное это я перепутал Сиэтлл с Ньюерком...а так шо точно:[] лишь бы люди хорошие попапались,а так- какая разница?

<strong>ярлыков, Северодонецк Украина</strong><br/>