Ближний Восток: бессилие мирового сообщества

  • 19 ноября 2012
Горящий дом
Image caption Каждый день на Газу падают сотни ракет

На Ближнем Востоке опять гремят взрывы и гибнут люди. Мировое сообщество устами государственных лидеров и генсека ООН Пан Ги Муна призывает немедленно прекратить насилие.

Всякий раз, когда там обостряется напряженность, с новой силой начинаются разговоры о том, что пора, наконец, "вплотную заняться ближневосточной проблемой" и "перейти от слов к делу".

А может ли мир, в том числе, Россия, реально сделать что-то, кроме увещеваний? И если да, что именно? Кто больше виноват в эскалации конфликта?

Следует ли иметь дело с ХАМАСом, раз он победил на выборах, или демократию не всегда надо возводить в абсолют?

Одним из трудно устранимых препятствий к ближневосточному урегулированию является требование возвращения палестинских беженцев, или, точнее, их потомков во втором и третьем поколении, к местам их проживания до 1948 года. Возможно ли мирное сосуществование давних противников в одном государстве, или дело де-факто закончится созданием невыносимых условий для евреев и их выдавливанием с Ближнего Востока?

Русская служба Би-би-си обратилась с этими вопросами к ведущим российским экспертам: руководителю Центра стратегических исследований религии и политики современного мира Максиму Шевченко, президенту Института Ближнего Востока Евгению Сатановскому и директору Центра анализа ближневосточных конфликтов при Институте США и Канады РАН Александру Шумилину.

Максим Шевченко: "Сильный всегда неправ"

Image caption Удары по объектам инфраструктуры ХАМАС в Газе неизбежно задевают мирных жителей

Необходимо как можно скорее, без предварительных условий и без оглядки на позицию Израиля, признать Палестину в качестве суверенного государства и принять ее в ООН.

Признать любое палестинское руководство, которое победит на демократических выборах, законным представителем народа.

Палестина должна получить все атрибуты полноценного государства, включая национальную валюту и силы безопасности.

Затем переходить к израильско-палестинским межгосударственным переговорам по всем спорным вопросам: о демаркации границы и режиме ее пересечения, взаимном ненападении и безопасности, поселениях, беженцах.

Я убежден, что это приведет к быстрому и резкому снижению радикализма среди палестинцев. Сегодня ХАМАС занимает крайнюю позицию от безысходности и по принципу "требуй по максимуму, чтобы получить хоть что-нибудь".

Если другие государства не согласятся с этим, Россия может действовать самостоятельно. Совбез ООН - не мировое правительство, а площадка для обсуждения разных мнений.

Премьер Палестинской автономии Исмаил Хания при встрече в Газе говорил мне, что руководство ХАМАС никому не приказывает стрелять по Израилю ракетами. Там есть радикальные группировки, которые никому не подчиняются. Представители ХАМАС говорят и об израильских агентах-провокаторах. Почему нужно принимать на веру все заявления одной стороны и априори не верить другой?

ХАМАС не признает права Израиля на существование, но разве в Израиле, а также в рунете, нельзя услышать утверждений, что никакого палестинского народа нет, что это лишь часть арабской нации?

Боюсь, что даже официальное признание Израиля всеми палестинскими фракциями не изменит его отношения к признанию Палестины. Там скажут, что не доверяют словам, и примутся тянуть время, давая палестинцам новые и новые "домашние задания".

К политике нельзя подходить по принципу детского сада: кто первый начал. Сильный всегда неправ. ХАМАС прибегает к тому, что в мире называют террористическими методами, от слабости, у них другого оружия нет, а Израиль использует силу избыточно.

Так же, по моему убеждению, в чеченско-российском конфликте виновата была Россия. Боевики творили чудовищные вещи, однако отвечать на это применением тяжелого оружия против населенных пунктов - преступление.

Я за право каждого человека жить, где ему хочется, и за право каждого народа на государственность, но реализовывать свои права, не считаясь с правами других, нельзя.

Прочный мир на Ближнем Востоке невозможен без решения проблемы беженцев. Угрозы для Израиля я здесь не вижу. Наверное, какие-то проблемы будут, но их можно решить в рамках цивилизованного современного государства.

Антисемитизм исторически не свойственен исламскому миру. Оттоманская империя была убежищем для евреев, бежавших из Европы от притеснений.

Я лично знаю многих израильтян, потомков коренных обитателей Палестины и выходцев из арабских стран, которые готовы к совместной жизни. К сожалению, подавляющее большинство бывших граждан СССР [теперь живущих в Израиле] придерживаются радикальных ксенофобских взглядов, соответствующим образом влияют на израильское общество и транслируют свою позицию в России.

Евгений Сатановский: "Лучше ничего не делать"

Image caption Южноизраильский город Ашкелон живет на осадном положении под обстрелом

Самое лучшее, что может сделать мировое сообщество для решения ближневосточной проблемы - это не заниматься ею и не мешать Израилю наводить порядок. Но оно никогда так не поступит, потому что вынуждено считаться с арабскими нефтяными монархиями.

Ни ООН, ни "ближневосточный квартет", ни разные спецпредставители никак не могут повлиять на ситуацию. Мировым лидерам нужно демонстрировать добрую волю в духе кота Леопольда, а Пан Ги Муну нужно оправдывать существование возглавляемой им структуры и высокие оклады международных чиновников. Не стоит серьезно относиться к этим разговорам.

Руководство России, судя по всему, это понимает и правильно воздерживается от действий. Если бы меньше высказывались, было бы еще лучше.

Помещать на одну доску тех, кто обстреливает территорию и пограничников соседнего государства, и государство, проводящее в ответ контртеррористическую операцию, есть ханжество и двойные стандарты. Для России, которой приходится проводить свои операции и отвечать на агрессию, как в 2008 году, когда грузинская армия обстреляла российских миротворцев, это значит бросаться камнями, живя в стеклянном доме.

В Хасавюрте Россия пошла путем умиротворения, попыталась признать боевиков легитимными партнерами и дать им, что они хотели. Результат известен.

Демократия должна быть не идолом, а инструментом. Лично мне милее аристократический режим Медичи в средневековой Флоренции, чем народный вожак Савонарола, уничтожавший свободу и культуру. Афинское народное собрание осудило на смерть Сократа. Демократия не раз приводила к власти диктаторов, в том числе Гитлера.

К тому же говорить о демократии в секторе Газа несерьезно. ХАМАС сначала победил ФАТХ в силовом противоборстве, а уж потом провел так называемые выборы. Понятно, что выборы на территории, контролируемой вооруженными боевиками, пройдут так, как необходимо им.

Раз нет другого выхода, надо на какое-то время поставить сектор Газа под внешний контроль, разоружить и разогнать радикалов и избавить мирных граждан от их диктата.

Разговоры о межнациональной благодати, якобы царившей в Османской империи, также продиктованы незнанием. Гражданское согласие там поддерживали султанские гарнизоны, состоявшие из чеченцев и черкесов, которые беспощадно подавляли всякую несанкционированную активность, в том числе "арабской улицы".

По мне, наилучшим решением было бы присоединить Газу к Египту, а Западный берег к Иордании, и закрыть вопрос.

Израильтяне не возражают, более того, предлагали финансовую помощь и экстерриториальный коридор, чтобы люди на здоровье ездили из Северной Африки в Иорданию и Саудовскую Аравию. Не хотят власти Египта, как прежние, так и новые, не говоря уж об Иордании. Для них дать палестинцам гражданство - головная боль. Не о палестинцах они заботятся, а о том, чтобы использовать их.

Палестинской нации не существовало до 1960-70-х годов, потому что нет палестинского языка, культуры и истории. Теперь она политически существует, и создали ее арабские "братья", которые резали палестинцев в Иордании во время "черного сентября" и в Сабре и Шатиле, унижали, постоянно демонстрировали, что они им чужие.

Ближний Восток - не единственное место на Земле, где в XX веке перемещались массы людей. Но немецкие беженцы из Судет, Силезии и Восточной Пруссии давно полноправные граждане Германии. Первез Мушарраф в юности был беженцем из Индии, а стал президентом Пакистана. Только в арабском мире этого не происходит, и только палестинские беженцы почему-то считаются беженцами во всех поколениях без срока давности.

Палестинцы - несчастные обманутые люди, жертвы чужих игр, и их жалко.

Александр Шумилин: "Газа - не Чечня"

Мировое сообщество может положительно повлиять на ситуацию, если займет объективную и моральную позицию. Она заключается в решительном и недвусмысленном осуждении ХАМАСа и его насильственных действий и в призыве к Израилю вернуться за стол переговоров.

Позицию России я нахожу правильной и взвешенной в практических вопросах. В риторике, к сожалению, по традиции сохраняется про-хамасовский крен. В результате Израиль не видит Россию как надежный фактор урегулирования, не из-за действий, а исключительно из-за слов.

Признать палестинское государство необходимо, но только после победы на выборах умеренных сил и официального отказа от курса на уничтожение Израиля. Признание без предварительных условий будет воспринято как слабость и только усилит позиции ХАМАС в противоборстве с Абу Мазеном [Махмудом Аббасом]. Палестинцам следует понять, что мир возможен только через компромисс и надо пройти свою часть пути к нему.

Сравнивать Газу с Чечней неправомерно. Чеченцы хотели отделиться от России, но все-таки не ставили под вопрос ее право на существование и не называли Москву "оккупированным чеченским городом".

Новости по теме