Китайская компартия хочет быть выше госбезопасности

  • 22 ноября 2012
Китайская госбезопасность
Image caption Китайская госбезопасность находится под контролем партии

В сообщении агентства Синьхуа об этом было сказано очень лаконично - Мэн Цзяньчжу, один из 25 членов политбюро, назначается новым секретарем Политико-юридической комиссии.

Это означает, что Мэн Цзяньчжу стал новым главой органов безопасности КНР, и ему подчиняются китайская полиция, прокуратура и суды. Он также осуществляет надзор над тайной полицией, интернет-цензурой и некоторыми вооруженными формированиями.

Это очень серьезный пост. Однако, в отличие от своего предшественника Чжоу Юнкана, Мэн Цзяньчжу не получил места во всемогущем Постоянном комитете политбюро, куда входят семь человек, в реальности управляющих Китаем.

Возникает вопрос - почему столь важное назначение не нашло отражения в партийной иерархии?

Партийный контроль

"Мне кажется, они пытаются добиться того, чтобы человек, который держит в руках ружье, не входил бы в Постоянный комитет политбюро", - считает Дэвид Цвейг, специалист по Китаю в Гонконгском университете науки и техники.

С конца 1970-х годов в Постоянный комитет перестали включать членов военного руководства страны. И теперь те же ограничения распространены на руководителя органов госбезопасности.

Эти меры являются частично реакцией на огромный объем властных полномочий, которыми обладает уходящий со своего поста Чжоу Юнкан, который оказался мастером в деле мобилизации государственных ресурсов.

Когда неулыбчивый Чжоу оказался на посту министра общественной безопасности в 2003 году, он стал распоряжаться бюджетом в размере 20 млрд долларов. Через четыре года эта сумма возросла до 55 млрд долларов.

"Он добился этого, беспрестанно подчеркивая угрозу социальной нестабильности и массовых беспорядков", - считает Джошуа Розенцвайг из Китайского университета Гонконга.

Чжоу Юнкан добился того, что его аппарат госбезопасности считается руководством КНР единственным средством сохранения в стране однопартийного строя.

Когда Чжоу назначили ответственным за всю систему внутренней безопасности КНР, его ресурсная база и его влияние выросли еще больше. Нынешний бюджет министерства общественной безопасности, в которое входят органы госбезопасности, составляет 110 млрд долларов. Это больше, чем бюджет министерства обороны.

Пекинские интриги

Image caption Мэн Цзяньчжу стал всемогущим министром безопасности, но не членом Постоянного комитета

Однако в начале этого года над головой Чжоу Юнкана стали собираться тучи.

Во-первых, ему сильно навредили связи с опальным политиком Бо Силаем и попытки защитить его. В социальных сетях Китая носились слухи о том, что Чжоу и Бо собирались совершить переворот в Пекине.

Во-вторых, через несколько месяцев после этого слепой диссидент Чэнь Гуанчен бежал из-под домашнего ареста. Каким-то образом ему удалось проскользнуть мимо десятков агентов, следивших за ним, в здание американского посольства в Пекине. Для Чжоу и его министерства этот эпизод стал политическим унижением.

К этому времени людям, которые размышляли над составом нового китайского высшего руководства, стало ясно, что следующий глава министерства общественной безопасности не должен быть членом Постоянного комитета политбюро. Новый состав Постоянного комитета отличается тем, что все его члены обладают примерно одинаковой властью.

Перетряска эшелонов власти

Попытки партии установить более жесткий контроль над органами безопасности начались за несколько месяцев до XVIII съезда, на котором утверждалось новое руководство страны, причем начались они с более низких уровней.

Шефам полиции в отдельных провинциях теперь не рекомендуется одновременно входить в провинциальные политкомитеты по юридическим делам - влиятельные организации, которым подчиняются суды, полиция и прокуратура. Медленно, но верно они теряют также свое членство в провинциальных постоянных комитетах.

Однако китайским диссидентам пока нечему радоваться. Как считает Дэвид Цвейг, эта перетряска высших эшелонов власти не является признаком ослабления китайской госбезопасности; скорее это проявление стремления партии сделать аппарат подавления более действенным.

И действительно, китайская полиция провела крупномасштабную операцию накануне партийного съезда по нейтрализации возможных протестов. Ожидается, что перед созывом очередной сессии Всекитайского собрания народных представителей в марте это повторится.

Партия в очередной раз подтвердила свою власть над органами правопорядка, однако она до сих пор зависит от них в поддержании своего контроля над страной.

Новости по теме