Власти Таджикистана отрицают данные о пытках в тюрьмах

  • 27 ноября 2012
Иззатулло Шарипов
Image caption Иззатулло Шарипов говорит, что положение в таджикских тюрьмах лучше, чем в российских

Начальник управления исполнений уголовных наказаний Таджикистана Иззатулло Шарипов в интервью Би-би-си опроверг факты пыток в местах лишения свободы. Тем не менее он признал "некоторые недостатки" в работе тюремной системы, не уточнив, какие именно недостатки он имеет в виду.

В октябре в Таджикистане разгорелся скандал после того, как в СМИ попали фотографии скончавшегося в конце сентября 27-летнего заключенного Хамзы Икромзода. На теле погибшего были видны ожоги и кровоподтеки.

Родные погибшего утверждают, что он стал жертвой пыток и жестоких издевательств.

По официальной версии, мужчина совершил самоубийство.

"Не санаторий"

В управлении исполнений уголовных наказаний Таджикистана сообщили, что следственные действия по делу о смерти заключенного Хамзы Икромзода в таджикской тюрьме продолжаются.

"Тюрьма – не санаторий. Наши заключенные- избалованные люди. Есть, конечно, проблемы и трудности, но где их не бывает? Мы работаем над исправлением недостатков. Если сравнивать нынешние условия закрытых учреждений с советским периодом или хотя бы с предыдущими годами, сейчас намного лучше", - сказал в интервью Би-би-си Иззатулло Шарипов.

Глава системы исполнения наказаний Таджикистана сравнил тюремную систему страны с российской не в пользу последней.

"Я просматривал дела экстрадированных на родину граждан Таджикистана. Если у нас личные дела заключенных состоят из 40-50 страниц, то в России из 300-400 страниц. Там могут наказать, к примеру, за то, что не поздоровался, за то, что не встал перед начальством, за обращение к сотрудникам на "ты". В Таджикистане на такие проступки даже не обращают внимания", - пояснил Иззатулло Шарипов.

Официальный Душанбе признает проблему пыток и принимает определенные меры, однако, по словам экспертов международной правозащитной организации Amnesty International, предпринимаемые правительством шаги пока малоэффективны.

Тайные истязания

Image caption Саидали Казакову, рассказавшему о пытках, пришлось покинуть Таджикистан

Правозащитники говорят, что пытки широко распространены в странах Центральной Азии, в том числе в Таджикистане, однако лишь единичные случаи становятся известны общественности.

Активисты утверждают, что доказать применение пыток очень сложно, тем более если речь идет о режимных объектах, куда практически не имеют доступа правозащитники.

С 2004 года таджикские власти заблокировали доступ в закрытые учреждения сотрудникам Международного комитета Красного Креста. Это затрудняет проведение независимых проверок в таджикских тюрьмах.

Саидали Казаков – единственный из заключенных, который после освобождения рассказал о том, что происходит в местах лишения свободы, и теперь молодой человек по соображениям безопасности покинул Таджикистан и выехал в Россию.

Саидали Казаков сообщил Би-би-си, что его разыскивают сотрудниками органов правопорядка.

Глухая стена

"Я получаю угрозы от тюремного начальства. Поводом стали мои интервью журналистам о том, что происходит в тюрьмах страны. Я слышал, что мне лично угрожает Иззатулло Шарипов и что он якобы сказал, что поддержать меня будет некому. Давлению подвергается и моя семья", - пояснил Саидали Казаков.

Начальник УИД Таджикистана опроверг заявления бывшего заключенного о преследовании, заявив, что готов ознакомиться с фактами о пытках, о которых сообщает Саидали Казаков. По его словам, если обвинения Казакова подтвердятся, виновные сотрудники ведомства будут наказаны.

Ранее родственники заключенных организовали пикет у генеральной прокуратуры Таджикистана с требованием немедленного расследования фактов жестокого обращения в тюрьмах.

Родные осужденных добивались встречи с генеральным прокурором Шерхоном Салимзода, чтобы рассказать ему об издевательствах и пытках, которым подвергаются осужденные в таджикских закрытых учреждениях.

Однако представители надзорного органа отказались беседовать с родственниками заключенных.

Новости по теме