Судьба режима Асада и позиция России

  • 14 декабря 2012

Судьба режима Асада все еще не решена

Протест в Алеппо против режима Асада
Image caption Повстанцы, контролирующие пригородные районы Дамаска и Алеппо, не могут продвинуться к центру и жалуются на нехватку вооружений

Джим Мьюир, Би-би-си

Россия наконец признала, что сирийские повстанцы могут победить. Москва даже заговорила о срочной эвакуации своих граждан.

Глава НАТО полагает, что крах режима Асада является лишь вопросом времени.

После 21 месяца интенсивных боев даже самые упрямые дамасские лоялисты вряд ли могут представить, что мятежников удастся победить. Но значит ли это, что конец правления Башара Асада уже близко?

Если речь идет только о военном решении, то ответ на этот вопрос прост - нет.

Династия Асадов правит Сирией 40 лет, и Башар унаследовал после смерти отца весьма прочный режим.

Чтобы выиграть войну, повстанцы должны завоевать Дамаск и сместить Асада, отстранив его от власти, которую он поклялся защищать до последнего вздоха.

Хотя повстанцы ведут жестокие бои с правительственными силами, настоящие бои за столицу еще только начинаются, а власть пока еще крепко держится на ногах.

"Мы все знаем, что бои не будут легкими, а режим будет защищаться самым жестоким образом", - заявила сирийская оппозиционная группа "Местные координационные комитеты", выступившая с необычным для себя призывом к повстанцам, оппозиционным активистам и общественности.

"Как долго бы ни пришлось ждать боев за Дамаск и какими бы ни были проблемы, с которыми мы можем столкнуться, Сирия и сирийцы никогда не были ближе к победе, чем сейчас", - сказано в заявлении.

Группа призвала заинтересованные стороны в ходе будущих боев "нейтрализовать" мечети, церкви и другие культовые сооружения и обратилась к боевикам с просьбой располагаться подальше от исторических сооружений, чтобы их не разрушила армия, лояльная Асаду. Это явный намек на события в Алеппо, где древние базары были в значительной степени разрушены, когда повстанцы вступили в город.

Image caption Уличные бои будут упорными и могут продлиться несколько месяцев

Повстанцы несколько раз атаковали столицу после того, как два крупнейших города Сирии оказались втянутыми в бои в июле.

Режим оказался не в состоянии изгнать повстанцев из отдаленных пригородов, но смог выбить их из центральных частей городов. В настоящее время верные Асаду силы осуществляют тяжелые бомбардировки и быстрые контратаки, чтобы держать их вдали от городских центров.

Повстанческие командиры жалуются, что у них не хватает оружия, чтобы начать согласованную атаку на бастионы власти.

Крупные сражения, видимо, не начнутся, пока повстанцы ожидают прибытия современного зенитного и противотанкового оружия, которое, как они надеются, должно поступить после официального признания сирийской оппозиции законным представителем сирийского народа на встрече группы "друзей Сирии" в Марракеше.

Но, начавшись, ожесточенные уличные бои могут продлиться несколько недель и даже месяцев, прежде чем повстанцы подойдут к своей цели.

В Алеппо, где они контролируют примерно половину города, им уже несколько месяцев не удается продвинуться хоть на шаг ближе к центру.

Кроме того, поддержка со стороны местного населения уменьшается, особенно после того как в рядах Свободной сирийской армии стали преобладать радикальные джихадисты, а не более умеренные группы и фракций.

Таким образом, видимо, противостояние сторон будет длительным и кровавым.

Однако очевидную неизбежность развязки замечают в настоящее время даже россияне. Она может наступить даже в ближайшее время, если учитывать несколько возможных сценариев.

Image caption Для Владимира Путина сирийский вопрос является лишь одной из внешнеполитических задач

Режим может пасть и в результате появления внутренних трещин в правящих кругах. Не исключается, например, что лидеры алавитов и военные командиры смогут убедить президента Асада и его окружение, что игра закончена и пора садиться в самолет - ради своей же общины и страны в целом.

А поскольку давление на режим усиливается, нельзя исключать также возможность драматических неожиданностей.

Россия также может прийти к выводу, что для сохранения хоть какого-то влияния на будущие власти Сирии Кремлю нужно будет играть более активную роль в процессе мирного перехода власти и убедить Асада, что ему пора уйти. Это поможет остановить усиление радикальных джихадистов, которых Москва ненавидит.

Однако Москва на протяжении долгого времени сопротивляется признать возможность такого сценария.

Но такой шаг будет связан с широким спектром стратегических соображений российского руководства. Возможно, он потребует понимания на возможно более высоком уровне - например, на встрече Путина и Обамы после январской инаугурации президента США.

Нет никакой гарантии, однако, что России удастся убедить Асада уйти в отставку, хотя даже он сам вряд ли сейчас назовет свое будущее светлым и безоблачным.

Конфликт в Сирии продолжается уже почти два года и только сейчас начинает переходить в заключительную стадию.

Но как долго продлится этот переход, как и когда закончится заключительная стадия конфликта и стабилизируется ли ситуация, или Сирию ожидают бесконечные потрясения, - остается неясным.

Россия-Сирия: есть ли раскол на Смоленской площади?

Image caption Правозащитники призывают Путина "остановить Асада"

Артем Кречетников, Би-би-си

Замминистра иностранных дел России Михаил Богданов, курирующий ближневосточное направление, в четверг сказал, что Москва не исключает возможности победы сирийской оппозиции.

На следующий день МИД подчеркнул неизменность официальной позиции Москвы.

"Заместитель министра иностранных дел РФ Михаил Богданов в последние дни не делал никаких заявлений и не давал специальных интервью по сирийской теме. В ходе дискуссии были процитированы известные утверждения представителей непримиримой сирийской оппозиции ее внешних спонсоров, предрекающих свою "скорую победу над режимом в Дамаске". Богданов вновь подтвердил принципиальную российскую позицию о безальтернативности политического урегулирования в Сирии", - говорится в официальном заявлении пресс-секретаря МИД Александра Лукашевича, опубликованном на сайте ведомства.

Действительно ли в Кремле и на Смоленской площади наметился раскол в отношении Сирии, а Богданова скоро снимут с должности?

Между тем, анализ сказанного Богдановым не дает оснований говорить о смене курса.

Во-первых, он выступал не на международных переговорах или пресс-конференции, а в ходе свободного обмена мнениями в Общественной палате. Во-вторых, лишь признал очевидный факт (в конце концов, исход любого вооруженного противостояния непредсказуем), употребив при этом слова "к сожалению".

"Что касается победы оппозиции, то этого нельзя исключать, к сожалению, надо смотреть фактам в глаза", - заявил он.

Аналитики полагают, что реакция МИДа вызвана не столько словами Богданова как таковыми, сколько их трактовкой мировой прессой.

"СМИ, особенно арабские, подхватили это заявление с надеждой, что курс Москвы будет меняться", - заявил Русской службе Би-би-си эксперт-арабист Вадим Семенцов.

По его мнению, некоторый разнобой в высказываниях отражает не наличие на Смоленской площади разных позиций по Сирии, а общую растерянность российской дипломатии.

"Это говорит о том, что Москва в тупике, не знает, что делать, и ищет какие-то выходы. Она давно их ищет, хотя уже ясно, как ситуация будет развиваться. Это все не с Запада пришло, а изнутри. Против народа не попрешь", - заявил Семенцов.

По словам противников Башара Асада, они уже контролируют около 60% территории страны.

Крупной дипломатической победой стало для них признание Национальной коалиции сирийской оппозиции и революционных сил законным представителем сирийского народа на состоявшейся 12 декабря в Марракеше встрече международной группы "Друзей Сирии", в которую входят США, Британия, Франция, Турция и шесть государств Персидского залива.

На следующий день госдепартамент США призвал Россию помочь международному сообществу в формировании временной структуры управления в Сирии.

"Мы бы хотели, чтобы Россия помогала выявить в Сирии тех, кто может участвовать в формировании переходной структуры управления. Мы, разумеется, ведем переговоры с сирийской оппозицией, у них [у России] есть свои контакты, и мы бы хотели, чтобы Россия работала в этом направлении. Мы призываем Россию узнать сирийскую оппозицию, поговорить с ее лидерами, чтобы лучше понять ситуацию", - сказала на пресс-брифинге в четверг официальный представитель госдепа Виктория Нуланд.

Судя по заявлению Александра Лукашевича, Москва пока не готова прислушаться к этому совету.

Выступая в четверг в Общественной палате, Михаил Богданов сообщил, что Россия пока не собирается эвакуировать из Дамаска своих дипломатов и членов их семей.

"У нас есть планы и готовность на все случаи жизни. Однако этого случая пока не наступило", - сказал он, отвечая на вопрос одного из участников слушаний.

Эвакуация посольства рассматривается в международной практике как признание неспособности властей страны гарантировать безопасность иностранцев.

Тем временем, в четверг возникло новое обстоятельство. Одна из сирийских антиправительственных группировок, два месяца удерживающая в заложниках украинскую гражданку,журналистку Анхар Кочневу, пригрозила нападениями на посольства Украины и России.

Таким образом, поддержка Асада теперь ставит под удар не только отношения с Западом и арабским миром, но и безопасность российских граждан и учреждений, и, возможно, не только в Сирии.

"Сталкиваясь с угрозой терроризма, необходимо отложить в сторону самолюбие и сотрудничать с Западом и арабскими "друзьями Сирии", чтобы выручать своих людей", - считает Вадим Семенцов.

Конфликт в Сирии идет с марта 2011 года, его жертвами стали, по разным данным, от 20 до 40 тысяч человек.

Михаил Богданов возложил ответственность за это на сирийскую оппозицию и тех, кто ее поддерживает.

"Если до сих пор погибло 40 тысяч человек, то дальше бои будут еще ожесточеннее, и вы потеряете еще десятки, а, может быть, сотни тысяч людей. Если такая цена, чтобы свергнуть президента, вас устраивает, что мы можем сделать?" - заявил он.

Человеческие жертвы - всегда трагедия, но ситуацию можно повернуть и иначе. Считает ли президент Сирии гибель десятков тысяч людей приемлемой ценой за то, чтобы держаться за власть?

"Сотни тысяч сирийских беженцев бежали не от повстанцев, а от власти, которая жестоко расправляется со своим народом", - указывает Вадим Семенцов.

По мнению многих наблюдателей, российская дипломатия в четвертый раз упорно наступает на одни и те же грабли: с Милошевичем, Саддамом Хусейном, Муаммаром Каддафи, а теперь с Асадом.

Сначала Москва до конца на словах поддерживает диктатора, потом его все равно свергают, и Россия утрачивает все позиции в той или иной стране.

При этом Советский Союз оказывал своим клиентам военную и финансовую помощь, а Россия не может или не решается, и лишь демонстрирует отсутствие у нее влияния. СССР занимался реальной борьбой с Западом, Россия - ее бесплодной имитацией.

"Россия постоянно теряет союзников. Кроме Белоруссии, Казахстана и Венесуэлы, практически не осталось стран, которые можно назвать нашими друзьями", - заявил Русской службе Би-би-си независимый политолог Алексей Воробьев.

"Причина - консервативное мышление организаций, определяющих внешнюю политику, которые привыкли опираться на "традиционных друзей" плюс советский инстинктивный антиамериканизм", - считает Вадим Семенцов.

Среди российской внешнеполитической элиты довольно широко распространено мнение, что Москва, проигрывая тактически, создает своей "принципиальностью" некий задел на будущее.

Дескать, Запад обязательно на чем-нибудь споткнется, ослабеет из-за экономического кризиса или по какой-нибудь иной причине, и вот тогда положение морального лидера всех, кто не приемлет западных ценностей и американского лидерства, принесет большие дивиденды.

"Во-первых, ситуация с американским госдолгом ставит под сомнение однополярность. Во-вторых, того, что происходит на Ближнем Востоке, не понимает никто, в том числе и западные страны. Последствия могут быть не те, на которые рассчитывают", - говорит главный редактор журнала "Россия в глобальной политике" Федор Лукьянов.

Позиция России связана и с внутриполитическим курсом нынешней власти, полагают эксперты.

"Ситуации в России и на Ближнем Востоке очень отличаются, тем не менее, у элиты существует подспудный страх, что с ней, пусть теоретически, может произойти нечто подобное", - полагает Алексей Воробьев.

Президент Института Ближнего Востока Евгений Сатановский замечает, что "для Москвы принципиально неприемлема идея, согласно которой решать, что будет в той или иной стране, должны международные организации, а также Facebook и Twitter".

"Хотя Путин любит европейский образ жизни во всех его проявлениях, он видит много параллелей между собой и Асадом. Личная симпатия, ощущение сопричастности к судьбе Асада заставляют его поступать так, как он поступает, даже если прагматических оснований для такой позиции нет", - заявил Русской службе Би-би-си президент Института национальной стратегии Станислав Белковский.

Новости по теме