Таджикский политик: я знаю, кто на меня напал

  • 20 февраля 2013
нож
Image caption По словам Бахтиера Саттори, нападавший бил ножом прямо в сердце, но промахнулся

Политический активист из Таджикистана Бахтиер Саттори, которому неизвестный нанес несколько тяжелых ножевых ранений, рассказал Русской службе Би-би-си, что знает, кто может стоять за нападением, однако назовет его имя позже.

Покушение на Саттори было совершено во вторник вечером в Москве рядом с домом на Варшавском шоссе, где он проживает.

Нападавший, по словам Бахтиера Саттори, был восточной внешности, "скорее всего, соотечественник".

"Он был один - "циркач, мастер своего дела". Напал со спины: поравнялся со мной, увидел мое лицо и сразу нанес удар в область сердца. Чуть повыше попал, правда. Потом начал кромсать - то ли ножом острым, то ли скальпелем. Когда кровь залила мне глаза, он вдруг резко повернулся и быстрым шагом ушел. Все без единого звука", - рассказал потерпевший.

Бахтиер Саттори ранее возглавлял пресс-службу миграционной службы Таджикистана в Москве, но год назад был уволен - как он сам утверждает, безосновательно и незаконно. В последнее время политик сотрудничал с различными оппозиционными группами и был активным пользователем социальных сетей.

Посольство Таджикистана в Москве призвало российские правоохранительные органы найти виновных в нападении на Саттори, который, как выясняется, имеет и таджикское, и российское гражданство.

Предварительным расследованием занимается ОВД "Чертаново-Южное".

Темные личности

Ночью в больнице Бахтиеру Саттори, куда он был доставлен с множественными ранениями и обильной кровопотерей, была сделана операция, и уже в среду он мог общаться. "Очень хорошо все зашили, я сейчас хожу, как вязаный чулок", - иронизирует он.

Еще до беседы со следователями, которые пришли к нему в больницу, политик поделился с bbcrussian.com некоторыми подробностями происшествия.

"Там заброшенное место - самый короткий путь к магазину, я шел туда за сигаретами. Никто не знал, что я собираюсь выходить. Другое дело, что я часто наблюдал - возле моего подъезда сидят в машинах какие-то темные личности, замечал я их и на улице, когда обычно от метро иду. Вероятно, "пасли", - предполагает он.

По словам Саттори, он знает, кто стоит за нападением на него, но пока не хочет опережать события.

"У человека, который хотел изжить меня, очень "волосатая рука". Придет время, я обязательно назову это имя - имя "главного дестабилизатора кадровой политики" в Таджикистане. Я думаю, президент сам ближе к выборам поймет, куда его ведут".

"Много знал"

Бахтиер Саттори долгое время работал в госструктурах, одно время был советником посла Таджикистана в Москве. Два года назад его назначили представителем миграционной службы Таджикистана в Москве, но в прошлом году уволили.

После этого он написал на имя президента Таджикистана письмо с жалобой на незаконное, по его мнению, отстранение от должности, но ответа не получил.

"Никакого конфликта на работе у него не было, он лежал в больнице в это время, - вспоминает друг Саттори, лидер Союза таджикской молодежи в России Иззат Амон. - Он много знал - больше, чем его начальник. Он один из лучших специалистов в стране в области миграционной политики".

Амон не сомневается, что покушение на его друга - политический заказ: "Человек занимается политикой - понятно, откуда руки тянутся".

Впрочем, он не считает Саттори оппозиционером. "Нельзя сказать, что он оппозиционный деятель, просто у него свое видение, которое немножко отличается от той политики, которую проводит официальный Душанбе".

Некоторое время назад Саттори выступал на пресс-конференции вместе с лидером оппозиционной Группы-24" Умарали Кувватовым, который в конце прошлого года был задержан в Дубае по запросу Таджикистана.

"Мы вместе выступали с Умарали Кувватовым, но это не говорит, что Бахтиер - член этой группы. Их, скорее, связывали дружеские отношения", - объясняет Иззан Амон.

Сам Бахтиер Саттори тоже призывает не зачислять его в ряды оппозиции.

"Я обычный гражданин, не состою в партии, не вхожу в руководство никаких групп, не получаю финансирование от иностранных эмиссаров или политических структур. Я просто считаю, что должен говорить то, что вижу. Ко мне прислушиваются - и хорошо", - говорит он.

Новости по теме