Прокуратура: Ярошенко был летчиком Виктора Бута

Ответ на апелляцию Ярошенко
Подпись к фото,

Прокуроры официально заявили, что Ярошенко работал летчиком у Виктора Бута

Федеральная прокуратура Южного округа Нью-Йорка впервые заявила, что Константин Ярошенко, приговоренный в США к 20 годам тюрьмы за преступный сговор с целью транспортировки кокаина, работал летчиком у Виктора Бута.

Бут отбывает сейчас в Иллинойсе 25-летний срок за сговор с целью продажи оружия левым колумбийским партизанам.

Апелляцию от имени ростовчанина Константина Ярошенко подал в ноябре прошлого года техасский адвокат россиянина Алексей Тарасов, заявивший, что вина Ярошенко не была доказана на суде, и что власти США вели себя в этом деле неправомочно.

Прокуратура заявляет в ответ, что доказательств вины россиянина было сколько угодно, и что власти действовали вполне законно. А если даже нет, то это не имеет касательства к вопросу о виновности Ярошенко.

Ответ прокуратуры занимает 55 страниц и сопровождается сотнями страниц приложений, в частности, распечатками переговоров, которые вели с Ярошенко тайные осведомители DEA, американского управления по борьбе с наркотиками.

Ярошенко был пилотом Бута

Прокуроры заявляют о том, что Ярошенко работал летчиком у Бута в начале документа.

До этого обвинение утверждало, что Ярошенко в прошлом много лет занимался контрабандными операциями, а сам он не раз упоминал Бута в доверительных разговорах с тайными агентами DEA.

Но то, что он работал у Бута пилотом, власти США публично утверждают впервые. Доказательства, по словам прокуроров, содержатся в приложениях к их ответу на апелляцию Ярошенко.

Прокуратура напоминает, что в мае 2010 года ростовчанин прибыл в Либерию для переговоров с профессиональным контрабандистом наркотиков нигерийцем Чигбо Уме, который проходил по тому же делу и получил 30 лет лишения свободы. Уме предложил ему 4,5 млн долларов за доставку нескольких тонн кокаина из Венесуэлы в Либерию, откуда часть наркотика нужно было отвезти в Гану, а там спрятать в диппочте и отправить коммерческим рейсом в США.

Ярошенко согласился, хотя перед этим и поторговался, и его согласие зафиксировали цифровые записывающие устройства DEA.

Через некоторое время Уме, Ярошенко и несколько их сообщников-африканцев были арестованы либерийскими властями, которые с самого начала сотрудничали с американцами, и были молниеносно экстрадированы в США.

Адвокат россиянина Тарасов доказывал в апелляционном ходатайстве, что тот так и не дал недвусмысленного согласия на участие в транспортировке кокаина. В ответ прокуратура приводит показания тайных осведомителей и заявления самого Ярошенко в ходе переговоров с ними.

Например, когда осведомитель с псевдонимом Набил Хадж заметил, что в Нью-Йорк диппочтой будут отправлены сотни килограммов наркотика, Ярошенко воскликнул: "That’s very good, that’s very good!". ("Это очень хорошо, это очень хорошо!").

"4,4 миллиона - это минимальная цена"

На суде обвинение прокрутило присяжным запись разговора, в котором Ярошенко торгуется с Уме об оплате своих услуг ("4,5 миллиона – это минимальная цена"). Сейчас оно цитирует этот разговор и иллюстрирует его записями, которые Ярошенко делал себе во время этих переговоров, а также подписанным им контрактом на покупку АН-12 для транспортировки наркотика.

Как и адвокат Бута Альберт Даян, Тарасов доказывает, что его подзащитного доставили в США с нарушением процессуальных норм, и на этом основании просит апелляционную инстанцию отменить приговор.

Но американские суды, парирует прокуратура, давно установили принцип, что то, каким образом обвиняемый был доставлен в США, не имеет никакого касательства к вопросу о его виновности. Бывало, что арестантов по дороге избивали, но одно это не побуждало суды снять с них обвинения.

Тарасов уверял апелляционную инстанцию, что обвинение так и не смогло доказать наличие у Ярошенко преступного умысла "нанести вред американским интересам", в отсутствие которого его осуждение неправомочно.

Прокуратура парирует, что в намерения ростовчанина входило перевозить сотни килограммов кокаина туда, где, как он думал, наркотик перегрузят в самолеты для последуюшей транспортировки в США. "Вред, угрожавший при этом Соединенным Штатам, был вполне очевиден и недвусмысленен", - замечает прокуратура и добавляет, что Ярошенко прекрасно понимал, что идет на нарушение закона.

В доказательство она приводит то место из его торгов с Уме насчет оплаты, где ростовчанин замечает на своем скверном английском: "Может, я в тюрьму сяду...Но семье нужны деньги...".

В ближайшее время Тарасов должен представить апелляционному суду свои контраргументы.