Жены Ярошенко и Бута: мужья не были знакомы

  • 22 февраля 2013
Алла Бут
Image caption Жена Виктора Бута Алла назвала провокацией сообщения о том, что Ярошенко работал пилотом у ее мужа

В поданном на этой неделе ответе манхэттенской федеральной прокуратуры на апелляцию ростовчанина Константина Ярошенко содержалось сенсационное утверждение, что в прошлом он работал летчиком у торговца оружием Виктора Бута.

Это утверждение вызвало гневную отповедь жен обоих американских узников.

"Это полный бред, - заявила газете "Взгляд" Алла Бут, чей муж отбывает в Иллинойсе 25-летний срок за сговор о продаже крупной партии оружия колумбийским наркопартизанам. – Это просто провокация. Откуда у них такие данные, что он был пилотом у моего мужа? ... Виктор однозначно никогда не был знаком с Ярошенко".

Г-жа Бут в прошлом отрицала их знакомство и автору этих строк.

"Ярошенко никогда не был знаком с Бутом и никогда у него летчиком не был", - вторила ей жена ростовчанина Виктория. По ее словам, версия об их знакомстве появилась тогда, когда тайные агенты американской наркополиции DEA спросили у Ярошенко: "Ты знаешь Бута?".

"А кто его не знает? - продолжала жена Ярошенко, который отбывает в Нью-Джерси 20-летний срок за сговор с целью доставки товарного количества кокаина. – Его вся страна знает. Константин ответил: "Да, я его знаю". И все. Этого им было достаточно, чтобы его, как говорится, упечь в тюрьму".

Как сказал мне адвокат Ярошенко, уроженец Архангельска Алексей Тарасов, его подзашитный отрицает знакомство с Бутом, хотя говорит, что они мимолетно видели друг друга издалека в коридоре манхэттенской федеральной тюрьмы МСС. Бут сказал то же самое корреспонденту РИА Новости.

Разговор на скверном английском

В ответе прокуратуры на апелляцию Ярошенко указывается источник данных о том, что он в прошлом работал у Бута. Это распечатка разговора между Ярошенко и тайным агентом DEA англичанином Патриком (или Пэдди) Макаем. Разговор имел место 2 декабря 2009 года в номере киевской гостиницы "Интерконтинентал".

Судя по записи этого разговора, сведения о том, что он когда-то работал у Бута, исходили из уст самого Ярошенко.

Низкорослый, прекрасно одетый и изысканно причесанный Макай родился в Адене, служил в британских ВВС в аэродромном обслуживании, а потом получил коммерческую пилотскую лицензию и много лет работал в странах Африки.

За 6 лет до суда над Ярошенко DEA обратилось к нему за помощью, и с тех пор Макай подрабатывал их тайным агентом. В 2009 году у этого ведомства имелся бесхозный АН-12, купленный в Молдавии, оставшийся от одной старой операции и пылившийся на либерийском аэродроме. Американцы использовали его как наживку и выставили на продажу. Интерес к самолету проявил Ярошенко, владевший в Ростове небольшой грузовой авиакомпанией. Он откликнулся на объявление о продаже Антонова.

Image caption Бывший адвокат россиянина Гинзберг говорит, что Ярошенко просто набивал себе цену, а на самом деле Бута не знал

Макай позвонил ему и после коротких переговоров назначил встречу в Киеве. Они встречались там в декабре 2009-го и марте 2010 года. В ходе переговоров несколько раз упоминалось имя Бута. Когда прокуратура начала ставить на процессе их записи, тогдашний адвокат Ярошенко ветеран Ли Гинзберг потребовал прервать заседание и заявил судье Джеду Рейкоффу, что Бут – фигура одиозная, и ассоциация с ним может настроить присяжных против его клиента.

Рейкофф приказал прокуратуре по возможности вычистить из пленок имя Бута, и с тех пор оно почти не звучало в судебном зале. В любом случае присяжные, скорее всего, не знали, кто это такой, и пропустили его имя мимо ушей.

Сейчас распоряжения Рейкоффа на прокуратуру больше не распространяются, и она с чистой совестью использует распечатку разговора, в котором Ярошенко впервые заявляет, что знал Бута и работал у него.

Разговор, продолжавшийся 1 час 20 минут и 5 секунд, начинается с того, что Макай предлагает Ярошенко пиво и извиняется, что не запас водки.

"Нет, нет, нет! – говорит ростовчанин, - водка – это... я пью водку только после окончания работы".

Ярошенко замечает, что очень плохо говорит по-английски. Это чистая правда: так плохо, что он сплошь и рядом звучит бессвязно.

"Но вы очень хорошо говорите по-английски!" - уверяет Макай.

Ярошенко сообщает, что он также немного говорит по-испански и по-португальски, и что он работал в Африке 10 лет, а то и больше. "В Анголе, Руанде, Заире...", - перечисляет он.

Макай замечает, что ему приходилось работать с россиянами.

"Я много работал у Евгения Захарова, - говорит он, очевидно, имея в виду владельца авиакомпании Aerolift. – Вы знаете Евгения Захарова?"

"Нет", - говорит Ярошенко.

"А Виктора? Виктора вы не знаете?"

"Виктора?" - переспрашивает Ярошенко.

"Виктора Бута", - уточняет тайный агент.

"О да, я, я знаю, - отвечает россиянин на совсем ломаном английском. – Лет, может, 10 назад я начал работать в, мм, я летчик. Про... профессиональный... И сначала я работал в, в Анголе... на Виктора Бута", - говорит Ярошенко, причем передает "на" как to, а не как for.

"Да, да, именно там и я познакомился с Виктором", - лжет в ответ тайный агент.

Адвокат Ярошенко Тарасов уверял меня, что под "Виктором" имелся в виду вовсе не Бут. По словам защитника, слово "Виктор" у заговорщиков было кодовым обозначением Венесуэлы.

Бывший адвокат ростовчанина Гинзберг выдвинул мне во время суда другую версию: по его словам, Ярошенко таким образом просто набивал себе цену, а на самом деле Бута не знал.

Новости по теме