Пресса США: секреты прослушки примирили оппонентов

  • 11 июня 2013
Вывеска Агентства национальной безопасности в Форт-Миде, штат Мэриленд
Image caption Деятельность Агентства национальной безопасности всегда была окутана тайной

Агентство национальной безопасности (АНБ) США, в котором работает в несколько раз больше людей, чем в ЦРУ, настолько засекречено, что его английский акроним NSA шутливо расшифровывают как No Such Agency, "нет такого агентства".

Когда на минувшей неделе в печать был выброшен целый ворох секретов АНБ, это породило бурную дискуссию и в СМИ, и в Конгрессе, в ходе которой образовались необычные коалиции.

Тотальное отслеживание телефонных разговоров и электронной почты, которым АНБ, как выяснилось, занимается с 2006 года, резко осудили правозащитники, часть либералов во главе с их знаменосцем New York Times и республиканцы либертарианской ориентации, такие как сенатор Рэнд Пол.

С другой стороны, в защиту этой тактики выступили другие либералы, такие как сенатор-демократ Дайен Файнстайн, ряд законодателей-республиканцев и видные консервативные комментаторы, в том числе родившийся в Москве и привезенный в Америку ребенком известный военный историк Макс Бут и бывший министр юстиции США Майкл Мукейси, чьи предки Мукасеи приехали в Новый Свет из Белоруссии.

Недоверие к администрации

Правые критики электронной слежки упирают на то, что даже если она необходима и вполне законна, нет гарантии, что нынешняя администрация США распорядится собранными данными добросовестно и не использует их в своих политических целях.

Критики ссылаются на один из нынешних вашингтонских скандалов, в ходе которого слышались обвинения, что федеральное налоговое ведомство зажимало консервативные группировки, такие как первичные организации антиправительственной Чайной партии, и якобы передавало затребованную у них информацию сторонникам президента Барака Обамы.

Поразительно, но вотум недоверия Белому дому вынесла в этой связи даже New York Times, всегда ратовавшая за нынешнего его хозяина. "Администрация сейчас полностью потеряла доверие", - заявила в редакционной статье главная американская газета.

Правда, несколько часов спустя ее редколлегия решила смягчить формулировку и расширила ее, написав: "Администрация сейчас полностью потеряла доверие в этом вопросе". Но следующее же предложение по-прежнему гласит: "Господин Обама подтверждает трюизм, что исполнительная ветвь использует всю данную ей власть и скорее всего ею злоупотребит".

"Через несколько часов после того, как выяснилось, что федеральные власти повседневно собирают данные о телефонных звонках американцев вне зависимости от того, имеют ли они какое-то отношение к антитеррористическому расследованию, - писала газета, - администрация Обамы разразилась теми же банальностями, которыми она отстреливается всякий раз, когда ее ловят за превышение власти: террористы-де представляют реальную угрозу и вы должны верить нам на слово, что мы с ними разберемся, потому что у нас имеются внутренние механизмы (какие именно, мы вам не скажем), которые гарантируют, что мы не нарушаем ваши права".

"Постепенные и беззвучные поползновения"

Администрация подчеркивает в свое оправдание, что АНБ собирает лишь "метаданные" о звонках, то есть не их содержание, а только информацию об их времени, продолжительности и направлении. Как замечает New York Times, один чиновник "довольно неубедительно заявил нам, что эта информация не включает имени звонившего, хотя узнать имя по номеру, казалось бы, не представит ни малейших затруднений".

Другой чиновник заявил газете, что исполнительная власть осуществляет внутренние проверки систем отслеживания, дабы удостовериться, что они "соблюдают конституцию и законы США и должным образом защищают тайну личной жизни и гражданские свободы".

Media playback is unsupported on your device

"Этот довод больше не проходит, – пишет New York Times. – Господин Обама явно не имел намерения предавать слежку гласности, как он никогда не признался бы в убийстве гражданина США Анвара Авлаки, если бы об этом не сообщила пресса. И даже после этого у него ушло полтора года на то, чтобы признать факт этого убийства; и он до сих пор держит в секрете протокол, согласно которому он принимает такие решения".

Конгрессмен-республиканец Джим Сенсенбреннер, в 2001 году внесший в палате представителей закон Patriot Act, на который ссылаются защитники слежки, говорит, что его весьма тревожит то, как власти его интерпретируют. "Собирать данные о звонках миллионов невинных людей – это перебор, и это не по-американски!" - заявил Сенсенбреннер.

Издание Investor’s Business Daily (IBD) является идеологическим антиподом либеральной New York Times, но солидарно с нею в этом вопросе и многозначительно замечает, что разоблачение тайных программ АНБ день в день совпало с 64-й годовщиной публикации антиутопии Джорджа Оруэлла "1984 год", в которой изображено тоталитарное общество будущего, пронизанное тотальной слежкой.

Издание также отмечает, что ровно 225 лет назад Джеймс Мэдисон, один из отцов-основателей США, послал виргинским законодателям письмо, содержавшее следующую фразу: "Народные вольности чаще ущемляются постепенными и беззвучными поползновениями властей предержащих, чем кровавыми и внезапными узурпациями".

"Похабно и возмутительно"

Как замечает IBD, данные о телефонных звонках могут посадить преступника или поймать шпиона, но их с таким же успехом можно использовать для того, чтобы шантажировать невинного.

Другие критики заявляют, что данные о том, кому звонит человек, к примеру, могут легко изобличить его сексуальную ориентацию, даже если у властей нет записей его разговоров.

Как напоминает на сайте агентства Рейтер Бен Уизнер из "Американского союза гражданских свобод" (АСГС), метаданных об электронной переписке американского генерала Дэвида Петреуса было достаточно, чтобы изобличить его в адюльтере, вследствие чего он слетел с поста директора ЦРУ.

"Многочисленные звонки "Анонимным алкоголикам", по телефонам доверия для геев-подростков, в абортарии или карточным букмекерам могут рассказать вам все, что нужно, о проблемах человека", - пишет Уизнер.

По словам его коллеги из АСГС Джеймса Джэффера, который неудачно боролся в Верховном суде против закона, санкционирующего слежку, новые данные о ней "не оставляют сомнений в том, что АНБ, являющееся частью вооруженных сил, сейчас имеет доступ в каждый уголок цифровой жизни американцев".

"Безудержная правительственная слежка являет собой серьезную угрозу демократическим свободам", - заявил Джеффер.

"Речь идет об ошеломительном покушении на конституцию!", - говорит сенатор-республиканец Рэнд Пол, исповедующий либертарианство. "Это похабно и возмутительно!", - громыхает бывший вице-президент демократ Эл Гор.

Ничего оруэлловского?

Критики слежки говорят, что АНБ создало потенциальную "инфраструктуру репрессий", и называют "героем" бывшего технического сотрудника ЦРУ Эдварда Сноудена, который слил в СМИ материалы о секретных программах американских спецслужб.

Первый опрос показал, что 59% респондентов против этих программ. Скептики, впрочем, советуют не придавать первым опросам слишком много значения, поскольку по здравому размышлению мнения часто меняются.

Image caption Санкцию на сбор данных о телефонных соединениях выдает секретный суд, заседающий в этом здании

Другой точки зрения придерживается бывший помощник Билла Клинтона Саймон Розенберг, который называет Сноудена предателем.

На либеральном сайте Slate напечатана статья Уильяма Сейлетана, который доказывает, что в секретных программах АНБ "нет ничего оруэлловского", и что они "ограничены и контролируются сдержками и противовесами".

Автор пишет, что слежка в таких масштабах началась еще при Буше, но впоследствии секретный суд, ведающий вопросами национальной безопасности и заседаюший в Вашингтоне в комнате без окон, разрешил правительству собирать метаданные не только о телефонных переговорах с иностранцами, но и вообще обо всех звонках на территории США. Суд развязал властям руки и в ряде других отношений.

С другой стороны, подчеркивает Сейлетан, слежка носит "ограниченный характер". В частности, речь не идет о повальном прослушиваниии телефонных разговоров, а лишь о сборе метаданных, что не одно и то же.

Во-вторых, данные собираются не по произволу властей, а с разрешения вышеупомянутого секретного суда. Например, чтобы получить у телефонной компании Verizon данные о звонках миллионов ее абонентов, властям необходимо было сперва заручиться его санкцией и потом регулярно ее продлевать. Последняя, слитая в прессу, датируется 19 апреля нынешнего года и истекает 19 июля. Если суд ее не продлит, то это практика кончится. Секретный суд не подчиняется властям (хотя, насколько известно, он удовлетворяет львиную долю их ходатайств).

Комитеты Сената США по разведке и правовым вопросам держатся в курсе секретных программ слежки. Их члены имеют доступ ко всем соответствующим документам секретного суда. Комитет по разведке дважды в письменном виде ставил всех членов Сената в известность об этой практике, поэтому, как заявляет Сейлетан, "сенаторы, которые были шокированы ею, либо лгуны, либо дураки".

Обезоруживающий аргумент

"Никто не слушает ваши телефонные разговоры, - заверил американцев президент Обама. – Суть программы не в этом".

"Утечка секретов играет на руку террористам", озаглавлена статья Майкла Мукейси, напечатанная в понедельник в Wall Street Journal. По словам бывшего министра юстиции США, тайные программы АНБ вполне законны; сбор метаданных на территории США ставит целью "отследить отношения между исламистами-фанатиками".

"Например, - пишет автор, - было бы полезно узнать, с кем вступали в контакт братья Царнаевы, и с кем были связаны те люди, и так выявить пересекающиеся круги, в которых окажутся другие лица, стремящиеся убивать и калечить американцев... Когда будут выявлены эти связи, можно будет собрать информацию, на основании которой суд даст вам санкцию уже на перехват содержания их коммуникаций".

По словам Мукейси, именно таким образом был выявлен преступный сговор во главе с Наджибуллой Зази, который намеревался устроить взрывы в нью-йорском метро. В данный момент Зази дожидается приговора.

"Существует по крайней мере теоретическая возможность того, что собранную таким образом информацию можно будет использовать в ущерб невинным гражданам, - признает автор. – Это будет постыдно и преступно. Но лишить разведорганы возможности собирать информацию, необходимую для защиты страны, лишь на том основании, что частью этой информации могут злоупотребить, было бы равносильно тому, чтобы лишить полицию оружия, поскольку его можно употребить против невинных людей".

У специалиста по компьютерной безопасности Роберта Морриса, который много лет проработал в АНБ, есть три совета для тех, кто хочет избежать электронной слежки: "Не имейте компьютера; не включайте компьютер; не пользуйтесь им".

Новости по теме