Чему научит нынешний бюджетный кризис американцев?

  • 17 октября 2013
Конгресс США

После чудовищного массового убийства школьников в Ньютауне в штате Коннектикут в декабре 2012 года все только и говорили о том, что это станет переломным моментом в истории Америки.

Всем казалось, что политики и общество возьмутся наконец за лобби сторонников ношения оружия, что будут приняты новые жесткие законы, заработают щедро профинансированные меры по контролю над ношением оружия, и сформируется новое отношение к этому вопросу.

Но, как мы знаем, этого в итоге не случилось.

Я пишу об американской политике, американской системе управления и культуре уже больше 30 лет. Я сыграл в нашем вашингтонском бюро, где работают в основном британцы, роль пресыщенного скептика - я сказал, что о Ньютауне все забудут.

Вот и сегодня все без конца говорят о том, как недавний конфуз с лимитом госдолга и бюджетом заставит, наконец, конгрессменов вести себя по-взрослому и принимать решения, хотя бы приблизительно укладывающиеся в рамки порядка и здравого смысла.

Ничейная игра

Но скептики вновь говорят: не дождетесь! А сам я настроен еще более скептически.

И меня впечатляют размышления об этом переломном моменте еще двух скептиков – Роберта Сэмуэльсона и Лоуренса Саммерса.

Сэмуэльсон – один из наших лучших экономических обозревателей. Для него нынешний акт самоуничтожения правительства - переломный момент. В плохом смысле.

"Когда историки будут писать об этом времени, подозреваю, что битва за бюджет, раздиравшая нацию, будет рассматриваться как нечто гораздо более важное, чем жаркие межпартийные разборки", - написал на этой неделе Сэмуэльсон в газете Washington Post.

Image caption Работники госучреждений требовали от политиков срочно принять решение по бюджету и долгу

"Осторожные историки, как мне кажется, назовут это символическим переломом послевоенной истории социальных и политических институтов – социально ориентированного государства и потребительских кредитов. Эти институты зиждились на активном экономическом росте, которого, увы, больше нет".

В отсутствие экономического роста, полагает Сэмуэльсон, политические решения неизбежно становятся игрой, в которой никто не выигрывает, и их все тяжелее принимать.

Он сомневается, что политические институты достаточно сильны и достаточно хорошо управляются, чтобы справляться с отсутствием экономического роста, не говоря уж о том, чтобы его стимулировать.

Неэффективность

Я бы еще добавил, что и в финансовой сфере основные институты тоже слабы и работают только на краткосрочную перспективу.

В разделе "Мнения" газеты Washington Post бывший министр финансов США Лоуренс Саммерс также написал о "переломном моменте". И тоже с плохой стороны.

По мнению Саммерса, будущие историки "могут счесть нынешний кризис переломным моментом, который продемонстрировал неэффективность американской демократии - примером, которого надо избегать, а не которому привыкли следовать".

Ни Саммерс, ни Сэмуэльсон не считают, что этот переломный момент должен стать совсем уж тревожным звонком. Это, скорее, пока лишь дурное предзнаменование.

Другие более оптимистичны.

Сейчас, после так называемого "Ляпа Бейнера" можно услышать, что "маятник американской политики всегда возвращается в центр", что трезво смотрящие на жизнь республиканцы закалки Эйзенхауэра вразумят экзальтированных активистов Чайной партии, что демократам, чтобы сохранить лицо, придется усмирить некоторых партийцев, действия которых привели к тому, что у нынешнего конгресса самый низкий в истории рейтинг поддержки граждан.

Но не все так просто.

Американские государственные институты работали довольно неплохо в период с Великой депрессии до 1970-х годов.

Но с тех пор перипетии политической борьбы, конфликт различных денежных интересов, чересчур упрощенная подача информации прессой и падение доверия простых американцев размыли их основы.

Это в не меньшей степени коснулось неполитических институтов, таких как Уолл-стрит, корпоративная Америка и СМИ.

И, если Самуэльсон прав, и экономика больше расти не будет, - давление на систему окажется еще большим.

Мир фантазий

Что же должно случиться, чтобы этот кризис действительно стал переломом в политике? В хорошем смысле?

Что должно произойти, чтобы молодые талантливые люди шли заниматься политикой, а правительство было бы в состоянии принимать сложные решения, ориентированные на долгосрочную перспективу?

Тут мы переходим в мир фантазий. Но, коль скоро мы в нем оказались, изложу два сценария.

Возможно потому, что я работаю в британской корпорации, моя фантазия рисует мне небольшую третью партию. Она смогла бы получить достаточно голосов на выборе в конгресс и привлекла бы к себе внимание на президентских выборах, что позволило бы создать коалицию нового типа, подобную парламентской системе в Британии или Америке до начала гражданской войны XIX века.

Такая партия по нынешним меркам считалась бы умеренной, примерно в стиле нью-йоркского мэра Майкла Блумберга.

Другой сценарий предполагает, что партии наводят внутри себя порядок, устанавливают строгую дисциплину в своих рядах и среди спонсоров и лоббистов.

Это повлечет за собой реформу системы праймериз и финансирования избирательных кампаний. Это заставит нынешних политиков поступиться со своими краткосрочными карьерными интересами.

Я же говорю: чистый вымысел!

И, увы, как и в истории с Ньютауном, это переломный момент не в лучшую сторону.

Новости по теме