Узбекистан: как пишут учебники истории

  • 6 ноября 2013

Написание единого учебника истории в России вызывает множество споров: спорят о том, нужен ли такой учебник, и как писать его, когда общество расколото в отношении собственного прошлого. Новый проект Русской службы Би-би-си - о том, что происходит в сфере преподавания истории в бывших советских республиках, о чем там дискутирует профессиональное сообщество историков, как государство проводит свою политику в отношении прошлого.

Какие новые памятные даты появились в постсоветских республиках – с момента обретения ими независимости, что современные школьники знают о советском периоде истории их страны, какова мера успеха политики памяти и можно ли достичь окончательного консенсуса в отношении прошлого – все это на страницах bbcrussian. com.

О том, что происходит в Узбекистане, - материал научного сотрудника центра изучения современной Центральной Азии и Кавказа Университета Лондона Алишера Ильхамова.

Движение патриотов и эмансипация женщин

Image caption Современные специалисты в Узбекистане считают, что насаждение монокультуры хлопка в советское время привело к катастрофическим для экологии последствиям

Как и во многих других бывших советских республиках, в Узбекистане, после обретения независимости, курс преподавания истории был радикально пересмотрен.

Одним из основных моментов истории, подвергшихся ревизии, стала роль России в национальной истории Узбекистана как советского периода, так и более раннего времени.

Ключевыми событиями этого сюжета являются захват территории современной Центральной Азии Российской империей, период Февральской и Октябрьской революций, последующее десятилетие так называемого басмаческого движения, которое стало обозначаться как движение патриотов, борьба советской власти с исламом, худжум - эмансипация женщин, сталинские репрессии, насаждение монокультуры хлопка, приведшее к высыханию Арала.

После развала СССР как в академической литературе, так и в учебниках истории роль России все более стала подаваться преимущественно в негативном свете, исключительно как роль оккупанта и колониальной державы.

Разные издания учебников, однако, по разному педалировали тему колониального прошлого. Одни из них достаточно сдержанно трактовали роль процесса колонизации и национального угнетения, говоря также и о позитивных процессах присоединения Туркестана к Российской империи, связанных с модернизацией и индустриализацией.

В частности, этой позиции придерживались авторы учебника "История народов Узбекистана" для 8-9-х классов, изданного в 1992 году, а также авторы изданного тремя годами позже учебника для 9-го класса "История Узбекистана (1917 - 1993 гг.)".

В некоторых учебниках политика Российской империи, а затем Советов, по отношении к Узбекистану представлялась исключительно в негативном ключе.

Так, например, изданный в 2001 году под авторством Рахимова учебник для 9-х классов "История Узбекистана (вторая половина XIX в. - начало XX в.)" вызвал резкую критику со стороны местных историков русского происхождения, со стороны российских ученых, свои претензии высказало даже российское посольство в Ташкенте.

Под давлением последнего учебник был изъят из школ в 2003 году и заменен на более умеренный по содержанию учебник.

Но все же взгляд, согласно которому завоевание Россией Туркестана и последующий советский период сыграли в целом отрицательную роль в развитии региона, остается доминирующим в официальной исторической доктрине и учебниках по истории Узбекистана.

Националисты vs "пророссийские" историки

Споры в Узбекистане идут в основном между обличителями колониального правления Российской империи и СССР на территории Центральной Азии и историками, занимающими пророссийские позиции.

Историки-националисты, как автор скандального учебника Рахимов, утверждают, что колонизация региона Российской империей привела к глубокому социально-экономическому кризису Туркестана.

Его оппоненты, признавая имперскую суть политики России в регионе, призывают видеть и позитивные стороны присоединения, например, развитие капитализма и промышленности.

Националисты говорят о том, что местные сообщества и государства вели широкую и неравную национально-освободительную борьбу против колониального гнета.

Критики этой позиции указывают на захватническую политику местных ханств - Кокандского, Бухарского и Хивинского, а также на наличие внутренних социальных противоречий, из-за чего завоевание Туркестана не потребовало значительных сил. Так, историк Германова упрекает Рахимова за его идеализацию кокандского Худояр-хана.

Имеются расхождения и в трактовке других событий, например того, как Советы проводили худжум - политику раскрепощения женщин.

Националистически настроенные историки утверждают, что наступлением на позиции ислама коммунисты, руководимые из Москвы, только дискредитировали в глазах населения идею раскрепощения и были вынуждены из-за этого прибегнуть к методам насилия и широким репрессиям.

Другие эксперты утверждают, что в конечном счете женщины получили невиданные ранее права. Они упрекают позиции узбекских национал-патриотов в русофобии, упрощенческой трактовке истории, в том, что те игнорируют сложность и противоречивость исторического процесса, позитивные стороны присутствия России в регионе, например, индустриализацию, наряду с негативными.

Бунты против России и карта на дыне

Image caption Школьники в Узбекистане делают упор на изучение истории того, как Россия колонизировала Центральную Азию

Узнать, что известно узбекским школьникам о советском периоде в истории своей страны, оказалось не так просто.

На вполне безобидный вопрос: не могли бы ваши дети рассказать о том, что им запомнилось из курса истории бывшего Союза, многие родители отвечали отказом.

Ученица 9-го класса Севара сказала, что с начала года они проходят историю XIX века, то есть все, что связано с Кокандским и Хивинским ханствами, Бухарским эмиратом и колонизацией региона Российской империей.

По словам Севары, они также изучают многочисленные бунты, которые вспыхивали в конце XIX века против российских колонизаторов.

Сверстница Севары Шахноза рассказала такую примечательную историю, которую она почерпнула из учебника. До начала военных действий против центральноазиатских ханств Российская империя посылала сюда своих разведчиков. Один из них, говорится в учебнике, был особенно хитер – он вырезал карту региона на дыне, которую и отправил на родину.

Шахноза также вспомнила про антиколониальные восстания в Джизаке, Ташкенте, Андижане и других регионах.

А восьмиклассник Аброр поделился тем, что слышал про Вторую мировую войну и про Гитлера, однако о том, какое это имело отношение к Узбекистану, он объяснить не смог.

Как говорят узбекские журналисты, винить детей в том, что они плохо разбираются в прошлом своей страны, было бы несправедливым.

Всего лишь год-другой назад власти официально запретили отправлять детей на уборку хлопка, в жертву которому приносились как здоровье школьников, так и качество их обучения.

Однако время от времени сообщения о том, что женщины вынуждены брать с собой малолетних детей на уборку "белого золота", продолжают поступать.

Репрессии закончились?

Одним из новых музеев, появившихся в Узбекистане после 1991 года, стал музей "Памяти жертв репрессий".

Он является частью мемориального комплекса "Шахидлар хотираси" (память о мучениках), созданного указом президента в 2001-м году на месте, где по утверждению местных историков, была расстреляна лучшая часть узбекской интеллигенции советского периода, включая поэтов Абдуллу Кадыри, Фитрата и Чулпона.

По замыслу устроителей музея, история репрессий должна отражать период порабощения, угнетения и репрессий со стороны царской России, а затем – советским государственно-партийным аппаратом.

Как следует из экспозиции, начинается этот период в 1716 году, когда под руководством обращенного в православие кабардинского князя Бековича-Черкасского был совершен первый и неудавшийся поход россиян в Среднюю Азию.

Летопись репрессий включает такие исторические вехи, как захват царской Россией в 1860-70-х годах значительных территорий Центральной Азии, в результате чего было образовано Туркестанское генерал-губернаторство; восстания местного населения против царского режима в 1892-м, 1898-м, и 1916-м годах; разгром большевиками Туркестанской (ранее известной как Кокандской) автономии; подавление Советами басмаческого движения; сталинские репрессии 1937-38 годов и, наконец, "хлопковое дело", инициированное Москвой в середине 80-х годов XX столетия.

По мнению ряда, преимущественно российских, историков, экспертов и журналистов экспозиция грешит односторонним подходом. Они указывают на некоторые умолчания при рассказе об истории репрессий: например, о том факте, что часть джадидов (местные интеллектуалы реформаторской ориентации) первоначально, в 20-е годы ХХ века, сотрудничали с советской властью, участвовали в штурме Бухары в 1920 года и занимали затем важные государственные посты.

История репрессий заканчивается, по версии узбекских идеологов, к моменту обретения Узбекистаном независимости.

Новости по теме