Эстония: как пишут учебники истории

  • 6 ноября 2013

Написание единого учебника истории в России вызывает множество споров: спорят о том, нужен ли такой учебник, и как писать его, когда общество расколото в отношении собственного прошлого. Новый проект Русской службы Би-би-си - о том, что происходит в сфере преподавания истории в бывших советских республиках, о чем там дискутирует профессиональное сообщество историков, как государство проводит свою политику в отношении прошлого.

Какие новые памятные даты появились в постсоветских республиках – с момента обретения ими независимости, что современные школьники знают о советском периоде истории их страны, какова мера успеха политики памяти и можно ли достичь окончательного консенсуса в отношении прошлого – все это на страницах bbcrussian. com.

О том, что происходит в Эстонии, - материал Ирины Токаревой.

О чем спорят в Эстонии: между Сталиным и Гитлером

Image caption В 2007-м году советский памятник солдату перенесли из центра Таллина на военное кладбище

Чаще всего в современной Эстонии возникают дискуссии по поводу освещения в учебниках двух тем: аннексии Эстонии СССР в 1940-м году и участия эстонских солдат во Второй мировой войне преимущественно на германской стороне.

Докторант института истории Таллинского университета, преподаватель истории и завуч таллиннской Ласнамяэской гимназии Игорь Копытин говорит, что у русских гимназистов эти темы вызывают интерес.

"Зачастую поднимается вопрос о том, была ли оккупация или же речь идет о добровольном присоединении Эстонии к Советскому Союзу? Я согласен с тем, что оккупация не может длиться 50 лет. Была аннексия, после чего Эстонию ввели в состав СССР как союзную республику. Но добровольным присоединением никак нельзя назвать ввод на территорию страны войск другого государства и незаконные выборы в парламент, который и принял решение о присоединении. На карте Европы до 1940-го года было независимое государство Эстония, а затем оно исчезло", - говорит Копытин.

По его словам, участие эстонских солдат во Второй мировой войне на стороне Германии эстонские историки объясняют тем, что немецкая оккупация не выглядела такой отталкивающей, как советская.

"О расстрелах евреев подавляющее большинство населения не знало, зато у многих советской властью были депортированы близкие. Так было не только в Эстонии, но в других странах, где люди были зажаты между Сталиным и Гитлером, как между молотом и наковальней и выбирали то из двух зол, которое казалось меньшим. Как иначе объяснить, что и сами русские воевали на стороне Гитлера – 600 тысяч русских, небывалое количество "предателей"? К тому же, эстонцы надеялись, что повторится ситуация 1918 года: когда одна власть уйдет, а другая еще не успеет вернуться, возникнет шанс для восстановления независимой Эстонии", - излагает точку зрения эстонских историков Копытин.

Директор Нарвской Эстонской гимназии и преподаватель истории Ута Кроон-Ассафрей говорит, что эстонские школьники этим периодом интересуются меньше: "Это не такая давняя история, гимназисты довольно много знают об этом периоде из рассказов родителей и родственников, поэтому в ней нет элемента новизны".

Свобода преподавания и "чувство эпохи"

Image caption Территория бывшего советского военного завода "Двигатель" в Таллине

В местной русскоязычной прессе постоянно обсуждается вопрос о том, насколько верно в учебниках истории отражен советский период. Авторов пособий обвиняют в предвзятости.

Историки настаивают на том, что история школьникам преподается "как есть" - без прикрас, а публичные споры о том или ином событии - следствие того, что разрушение исторических мифов - процесс всегда болезненный.

Школьные учителя утверждают, что в процессе преподавания оказывается важным не сам учебник истории, а обсуждение различных взглядов на события в ходе свободной дискуссии, направляемой преподавателем.

Игорь Копытин подчеркивает, что роль учителя в преподавании истории особенно велика после перехода школ в 2011 на новую общеобразовательную программу: "В основе преподавания предмета теперь лежит именно учебная программа, а не учебники, которые каждый учитель вправе выбирать сам".

Советский период в программе освещается достаточно широко: рассказывается о коллективизации, индустриализации, сталинском периоде, политической "оттепели", феномене диссидентства и плановой экономике. Во внешней политике СССР внимание уделяют Кубинскому кризису, Пражской весне и доктрине Брежнева, а также войне в Афганистане.

"В учебниках могло бы быть больше фактов и меньше упора на "чувство эпохи", то есть на эмоции, переживаемые по поводу того или иного события конкретным человеком: история – не литература, а вот если нам не хватает фактов, то мы не сможем сделать и выводов о том, как оценивать, например, события Второй мировой войны. Но в последнее время хороших учебников становится больше – например, "История Балтийских стран" Андреса Казекампа", - рассказывает Ута Кроон-Ассафрей.

"Новейшая история Эстонии изучается целым рядом ведущих историков Тартуского и Таллиннского университетов. Создан основополагающий труд "История Эстонии" в шести томах, последний из которых полностью посвящен новейшей истории", - рассказывает Игорь Копытин.

"Во времена СССР страной руководили марионетки"

Марьо Лийва, ученик 12-го класса нарвской Эстонской гимназии:

"Во время Второй мировой войны эстонское общество разделилось: часть солдат воевала на немецкой стороне, часть на советской, часть – на финской, еще были "лесные братья", многие из которых продолжали сопротивляться советскому строю уже и после войны.

В советское время были крупные депортации эстонцев. Положительные моменты – Олимпийские игры прошли в Таллине в 1980-м году и построили Таллинскую телебашню. Певческие праздники проходили и в советское время, но обучение в школах велось только на русском языке".

Евгений Балуев, ученик 12-го класса нарвской Эстонской гимназии:

"В советское время в Эстонии было хорошо развитое сельское хозяйство, его продукцию продавали за пределы республики, кормили Питер. После 1991-го года такого спроса не стало, и сельское хозяйство пришло в упадок. Руководителями страны были марионетки, которыми управляла Москва.

В учебниках рассказывается о дефиците товаров: люди стояли в очереди за колбасой, не могли купить обувь нужного размера. В составе Союза Эстония была изолирована от западного общества и культуры: невозможно было купить пластинки Beatles, да и вообще многие хорошие вещи были под запретом".

Илья Федоров, ученик 12-го класса нарвской Гуманитарной гимназии:

"Советский период наступил, после того как президент Пятс сдал свою страну и в нее вошли советские войска. Потом начались депортации эстонцев, их вагонами отправляли в Сибирь. Во время второй мировой войны в Эстонии появились "лесные братья", которые были недовольны советской властью и вели подпольную деятельность. Певческие праздники в Таллине были разрешены.

В 80-е годы в Эстонии была внедрена система хозрасчета IME – это аббревиатура и в то же время ime – по-эстонски "чудо". IME помогла расцвету сельского хозяйства. Очень красивые картинки были в главе о Поющей революции – братская цепочка людей от Таллина до Вильнюса".

Музей двух оккупаций

Таллинский музей оккупаций, открывшийся в 2003 году, учрежден частным фондом Кистлер-Ритсо Ээсти. Его основала гражданка США эстонского происхождения Ольга Кистлер-Ритсо, покинувшая родину в 1944 году.

Первым патроном музея оккупации был президент Эстонии Леннарт Мери.

Музей ведет научную работу, сотрудничает с общественными и государственными организациями в Эстонии и за рубежом, исследуя период новейшей истории Эстонии с 1940 по 1991 год как период двух оккупаций: советской, немецкой и снова советской.

В витрине рядом с манекеном в форме немецкого солдата Вермахта стоит манекен в советской военной форме.

Самая большая коллекция музея посвящена советской оккупации: здесь можно увидеть коллекцию дверей камер из разных эстонских тюрем, чемоданы сосланных в лагеря эстонцев, а также различные бытовые вещи: счеты, первый советский телевизор, малолитражный автомобиль и даже телефонную будку и автомат для газировки.

Новости по теме