"В СССР тоже были "вечные узники", как Мандела"

  • 6 декабря 2013
Нельсон Мандела и Борис Ельцин
Image caption Мандела приезжал в Россию с визитом в 1999-м году, незадолго до того, как покинуть пост президента

Первый чернокожий президент ЮАР, лауреат Нобелевской премии Нельсон Мандела скончался в ночь с четверга на пятницу после продолжительной болезни. Ему было 95 лет.

Первый президент СССР Михаил Горбачев назвал смерть Манделы потерей для всего человечества, подчеркнув, что хорошо знал его.

Президент России Владимир Путин в телеграмме выразил соболезнования президенту ЮАР Джейкобу Зуме, сказав, что Мандела, "пройдя сквозь тяжелейшие испытания, до конца своих дней остался верен светлым идеалам гуманизма и справедливости".

О том, что значила фигура Манделы для России, Русская служба Би-би-си спросила заместителя председателя Госдумы, эксперта по Африке и ветеранов правозащитного движения.

Владимир Васильев, зампредседателя Госдумы

Я присоединяюсь к словам скорби и соболезнования его родным, близким, всему народу Южноафриканской Республики. Это человек, который сделал очень много для своей страны, для всего народа и который прошёл очень трудный путь.

Манделу признавали лауреатом десятков премий, но у меня лично он вызывает уважение еще и как человек, которому очень всё в жизни давалось непросто.

Достаточно обратить внимание на то, что его сыновья безвременно ушли из жизни. Это человек, которому пришлось пережить очень, очень много, и при этом он сохранил приверженность идеалам равенства людей, примирения.

Я бы не стал сейчас давать оценку, имеет ли [Мандела какое-то значение для России]. Скажу про себя. Думаю, для любого человека, который занимается профессиональной политикой сегодня, есть повод посмотреть историческую справку о его жизненном пути - как он развивался, как менялись его убеждения, в том числе и по средствам и методам борьбы, через какие страдания ему пришлось пройти, какие ценности он сохранил, даже находясь в тюрьме, и благодаря чему он получил всенародное и общественное признание.

Людмила Алексеева, глава Московской Хельсинкской группы

Это большая потеря для всего человечества, потому что это был человек, опережавший своё время. Для нас в советское еще время Мандела был символом вечного узника. У него был безумно долгий срок, 25 лет. Это делало его близким, понятным, потому что у нас были свои вечные узники - такие, как Анатолий Марченко.

В тяжелых условиях напряженной борьбы против апартеида он признавал только мирные методы и очень стремился убедить своих сторонников, склонных к насилию, пользоваться только мирными методами. Это тоже было очень близко нашему правозащитному движению.

В 89-ом году, уже через три года после гибели Марченко в Чистопольской тюрьме, Европейский Совет присудил свою Сахаровскую премию именно Марченко и Манделе одновременно. Это было для нас знаменательно.

Если такая фигура, как Мандела, в России была возможна в советское время, то возможна и сейчас.

Трудно сказать, что знает о нем современная молодежь. Многое зависит от методов обучения, а им объясняют, что Сталин был эффективный менеджер, а, например, кто такой Сахаров, они очень плохо помнят. Если не помнят своих великих людей, то я очень сомневаюсь, что знают о великих людях в других странах.

Ирина Филатова, профессор ВШЭ, Университета Квазулу-Натал

Главное наследие Манделы для Южной Африки - это то, что он был единственным политиком, который говорил не с расовой точки зрения. Он проповедовал расовое, национальное и этническое примирение. Во время суда над ним в 1963-м году, когда его приговорили к пожизненному заключению, там были такие слова в его речи: "Я боролся против господства белых и боролся против господства черных".

Сейчас политики и политологи в ЮАР считают, что черного расизма по определению быть не может, а Мандела об этом говорил. Именно во время его президентства была надежда, что Южная Африка действительно станет нерасовой страной.

Вот это наследие Манделы важно для России, потому что национальные отношения у нас не ахти, нам нужно учиться этому примирению.

В начале 1990-х годов Россия не воспользовалась тем капиталом, который у нее был, чтобы установить более прочные отношения с Манделой. Мандела был коммунистом, членом центрального комитета южноафриканской компартии. СССР оказывало поддержку Африканскому национальному конгрессу.

Но в начале 1990-х политика СССР была ориентирована на установление отношений с белой Южной Африкой. Тогда считали, что у всех остальных стран уже есть отношения с белым правительством, а мы отстаем. А нужно было, можно было устанавливать отношения, приглашать Манделу. Он был в России только один раз, когда уже был президентом и его срок уже подходил к концу.

Мандела - это, естественно, символ борьбы, жертвенности и символ нации. Конечно, Африканский национальный конгресс попытается использовать похороны и фигуру Манделы в пропагандистских целях, потому что сейчас партия достаточно разделена и ей нужно идти на выборы, и она теряет популярность.

Александр Черкасов, правозащитное общество "Мемориал"

Трудно найти аналог, чтобы в одном человек соединились все эти амплуа - от того, кого обвиняли в терроризме, до лидера ненасильственного движения и перехода страны от одного состояния к другому.

В этом смысле Мандела уникален, его путь, необходимость и неизбежность отказа от насилия, если ты хочешь успеха, а не вечного кручения в одном и том же порочном кругу.

Если говорить о России, то здесь мы будем неизбежно конструировать этот образ из разных фигур, например, из революционеров, из народовольцев, из эсеров, из каторжан, диссидентов, из публицистов и философов, из академика Сахарова. Только у нас не было Манделы-президента. Вот в чем вопрос, вот в чем проблема.

Здесь нужно говорить не о России, а о разных освободительных движениях в Советском Союзе. Там есть, кого вспомнить. Опыт литовцев, у которых тоже произошел переход от войны и террора в 40-ых годах к самому что ни на есть ненасильственному освободительному движению к 90-м годам. Могу напомнить о Балисе Гаяускасе - литовце, который в сумме провёл 37 лет в тюрьмах и лагерях и своей судьбой отчасти может нам напомнить Нельсона Манделу. Можно вспомнить крымско-татарское национально движение, в котором тоже был переход к ненасильственным позициям, фигуру Мустафы Джемилева.

Вопрос, который остаётся у многих и у нас тоже: как относиться к тому прошлому, частью которого является Нельсон Мандела? У нас, как говорила Ахматова, две России встретились - та, которая сажала, и та, которая сидела, и они не могут разобраться в себе. Вот эта тема расчета со своим прошлым - не расставания, потому что расстаться с ним невозможно - но расчёта с прошлым, нас, пожалуй, сближает.

Наличие у южноафриканцев такой фигуры, как Нельсон Мандела, - живой или теперь уже ушедшей - наверное, облегчает им эту задачу.

Отношение российской власти к Манделе примерно такое же, как отношение к Махатме Ганди: это фигуры другого мира и другого времени. Что означает наследие Манделы для современной России? В чем-то это часть того опыта, который мы должны понять и осознать для того, чтобы что-то изменить в себе и в своей стране.

Новости по теме