Конгрессмен Макговерн: жду расширения списка Магнитского

  • 17 декабря 2013
Media playback is unsupported on your device

14 декабря исполнился год с момента подписания президентом США Бараком Обамой так называемого акта Магнитского – по имени юриста фонда Hermitage Capital Сергея Магнитского, скончавшегося в "Матросской тишине" в 2009 году.

Законопроект под названием "Правосудие для Сергея Магнитского. Акт 2011 года" был внесен в палату представителей конгресса США демократом Джеймсом Макговерном. Верхней палате аналогичный билль предложил сенатор-демократ Бенджамин Кардин. Принятие акта Магнитского позволило Вашингтону в апреле 2013 года ввести санкции в отношении 18 граждан России и СНГ в виде запрета на въезд в США.

В ответ МИД России опубликовал список из 18 американских граждан, которым был закрыт въезд в Россию за причастность к арестам и похищениям российских граждан в третьих странах, а также посягательства на их жизнь и здоровье. Кроме того, Москва запретила усыновление российских детей-сирот американскими семьями.

Один из инициаторов акта Магнитского, американский конгрессмен Джеймс Макговерн в интервью Русской службе Би-би-си заявил, что рассчитывает на расширение "списка Магнитского" в ближайшее время. Ранее уполномоченный МИД России по правам человека Константин Долгов заверил, что Москва даст адекватный ответ на возможное расширение списка властями США.

С Джеймсом Макговерном в Вашингтоне беседовал корреспондент Би-би-си Рафаэль Сааков.

Би-би-си: Что изменило принятие акта Магнитского и насколько он эффективен?

Джеймс Макговерн: Думаю, об эффективности этого акта свидетельствует то, что российским властям стало ясно – защита прав человека очень важна для Соединенных Штатов и, надеюсь, для всего остального мира. Когда люди виновны в коррупции, когда есть виновные в жестких нарушениях прав беззащитных граждан, должны быть определенные последствия.

Суть акта Магнитского заключалась в том, чтобы отреагировать на бездействие в отношении тех, кто позволяет себе такие нарушения. Очевидно, что мы привлекли внимание российских властей, и этот акт должен стать хорошим уроком, но смысл не в том, чтобы учить, а в том, чтобы убедить их уважать права человека.

Би-би-си: Пока за гибель Сергея Магнитского никто не наказан, а сам юрист был признан виновным посмертно. На ваш взгляд, Кремль может пойти на какие-то шаги в обратном направлении?

Д.М.: Я надеюсь, что ситуация улучшится. Задача акта Магнитского не в том, чтобы наказать россиян, а в том, чтобы выразить тревогу относительно жестких нарушений прав человека. Честно говоря, посмертный суд над Магнитским был похож на какой-то фарс. Люди по всему миру ломают голову над тем, почему надо было устраивать этот спектакль. Как бы то ни было, именно так решили ответить в России.

Опять же, смысл в том, чтобы настал день, когда россияне смогут свободно выражать свои взгляды, а виновные в коррупции и нарушении прав человека понесут наказание. Все просто. И, если в России они не могут быть привлечены к ответственности, благодаря акту Магнитского будут как минимум некоторые последствия со стороны США. Нельзя приезжать сюда и прятать здесь свои деньги.

Давление на Европу

Би-би-си: В письме, отправленном госсекретарю США на прошлой неделе, вы призываете Джона Керри убедить европейских партнеров в необходимости принятия законопроекта, подобного акту Магнитского. Почему, на ваш взгляд, Европа до сих пор медлила с принятием решения?

Д.М.: Полагаю, есть множество причин, по которым некоторые страны Европы не последовали за нами. В некоторых случаях это происходит из-за страха. Порой в руководстве есть люди, которые не хотят каких-либо неприятностей, которые уверены, что если не говорить о таких темах, как права человека, люди ничего не заметят, и ситуация магическим образом улучшится.

Со стороны российского правительства оказывается давление на эти страны. Но, честно говоря, если европейцы сделают то, что сделали мы, это приблизит тот день, когда верховенство закона и уважение прав человека станут нормой в России (11 декабря Европарламент принял резолюцию, в которой поддержал составление списка российских чиновников, которым должен быть запрещен въезд в ЕС – прим. Би-би-си).

Би-би-си: Возможность введения санкций зависит исключительно от позиции ведущих европейских держав?

Д.М.: Думаю, понимание значимости соблюдения прав человека важно как для крупных, так и для маленьких стран. Важна каждая возможность выступления в защиту прав человека. Опять же, речь идет не о всей России, которую я считаю великой страной с ее культурой и историей. Я знаю многих выдающихся россиян. Те же, кто нарушает закон и права человека, кто замешан в коррупции, явно находятся в меньшинстве.

Мы говорим о поддержке граждан России. Когда дело касается нарушений прав человека, для меня не так важно, нарушаются ли они Соединенными Штатами, Китаем, Россией или кем-либо еще. Я критикую и свое правительство за наши собственные нарушения прав человека, и делаю это потому, что люблю свою страну и хочу, чтобы она становилась лучше. В случае с Россией те из нас, кто призывает обратить внимание на упущения в области прав человека, делают это с дружескими намерениями.

Би-би-си: Почему вы не считаете публикацию списка из 18 персон, в отношении которых были введены санкции в апреле 2013 года, правильным шагом?

Д.М.: Это было только начало, и я не думаю, что тот список был полным, но как бы то ни было - публикация списка была знаком того, что администрация президента воспринимает акт Магнитского всерьез. Ожидается, что чуть позже администрация опубликует новый, расширенный список. Надеюсь, они это сделают. Думаю, в российском правительстве есть те, кто полагал, что администрация Обамы ограничится первоначальным списком и что они планируют пользоваться законом в дальнейшем.

Би-би-си: Могут ли войти в этот список какие-то высокопоставленные персоны, на ваш взгляд?

Д.М.: Я не могу сказать, чего следует ждать, потому что это зависит от самой администрации. Есть несколько высокопоставленных персон, которые, по-моему, должны были присутствовать в предыдущем списке. Что важнее – акт Магнитского рассматривается как закон в действии. Администрация Обамы пытается понять, как лучше действовать, чтобы добиться результатов. Дело не в конфронтации, а в том, чтобы российские власти понимали - уважение прав человека является важной составляющей взаимоотношений между нашими странами.

Думаю, ответ России на акт Магнитского был неконструктивным, но это объясняется недовольством, которое вызвал закон в Москве. Надеюсь, администрация Обамы опубликует новые имена, дав понять, что она не намерена уходить в сторону, и надеюсь, что в этот раз Россия отреагирует конструктивно.

"Путин слышит все призывы"

Би-би-си: В день четвертой годовщины смерти Магнитского, 15 ноября, представитель госдепартамента Джен Псаки заявила, что Вашингтон продолжает призывать к наказанию ответственных в смерти юриста. К кому обращены эти призывы? Лично к президенту Путину?

Д.М.: Он слышит эти призывы. Другое дело, реагирует ли он на них конструктивно. Пока что – нет. Проблема ведь не только в Сергее Магнитском. Его случай является ужасным примером издевательств над правами человека, но этот случай не единственный. Несмотря на то, что наш закон назван в его честь, речь идет о привлечении к ответственности не только тех, кто виновен в смерти Сергея Магнитского, а гораздо шире.

Я хочу, чтобы наше правительство дало понять другим странам, что частью сотрудничества с США является уважение прав человека. Что касается России, то привлечение к ответственности виновных в нарушении прав человека или в коррупции не может восприниматься, как удовлетворение пожеланий американской стороны. Это пойдет на пользу самой России, сделает ее еще более великой страной. Давайте использовать акт Магнитского против "плохих парней", чтобы единый закон для всех стал реальностью.

Би-би-си: В своем эссе, ставшем частью недавно опубликованной книги Why Europe Needs a Magnitsky Law (“Почему Европа нуждается в акте Магнитского” – прим. Би-би-си), вы называете тактику российских властей хулиганской, но при этом надеетесь на улучшение отношений с Россией. Может ли это произойти в ближайшее время и каким образом?

Д.М.: Знаете, Ричард Никсон поехал в Китай, так что случиться может всякое. Я назвал реакцию российских властей на акт Магнитского, сравнив их с хулиганами, поскольку считаю неправильным наказание детей-сирот. Зрелые люди и хорошие правительства так не поступают. Наказывать детей – мерзко, поэтому я и выразился так. Нынешнее российское правительство – такое, какое оно есть, и именно с этими людьми мы должны работать. Так же, как и они – с нашим правительством.

Речь не о том, что мы можем указывать, кого бы хотелось видеть президентом России или российским лидером, а о том, что кто бы ни был у власти – на данный момент это господин Путин, – понимал бы, что права человека имеют значение. Это - серьезная проблема. Вы можете запретить усыновление российских детей-сирот и делать другие совершенно неконструктивные вещи, но можете избрать другую тактику. Вы можете сказать, что хотите войти в историю как человек, который вывел Россию в новую эру, где закон превыше всего и каждый может понести ответственность за нарушение этого закона.

Надеюсь, Путин поступит именно так, но, если этого не произойдет, мы не отступим. И это касается не только Соединенных Штатов, но и всего мирового сообщества, которое, думаю, понимает, что акт Магнитского охватывает важные вопросы. Это лишь вопрос времени для Европы. Если в России ничего не изменится, наши европейские союзники один за другим скажут: "С нас хватит, мы хотим оказаться правы с точки зрения истории, хотим быть на стороне человечности". Акт Магнитского - именно об этом.

Новости по теме