Как подсластить пилюлю переговоров по Сирии?

  • 26 января 2014
Конференция по Сирии, Монтрё Правообладатель иллюстрации Reuters

Правило номер один: прежде чем назначать дату переговоров, убедитесь, что в это же время в городе не проходит выставка дорогих часов.

Именно поэтому фанфары на открытии мирной конференции по Сирии звучали не в Женеве, а в Монтрё - в этом сонном, тихом городке на берегу Женевского озера. Джазовый фестиваль здесь будет только летом, а пока гостей радует лишь бронзовая статуя Фредди Меркьюри в полный рост.

Правило номер два: только пятизвездочные отели. Это старый прием в дипломатии – окружить конфликтующие стороны роскошью и завораживающими видами. Это одна из причин, по которой в Швейцарии проходит так много международных конференций.

И конечно, делегации будут настоятельно требовать поселить их в разных гостиницах, чтобы не сталкиваться друг с другом.

Обе стороны сочтут, что сам факт того, что они окажутся за одним столом переговоров, - важнейшее достижение, под которое нужно выторговать уступки, а не нечто само собой разумеющееся.

Дипломатия еды и вина

Но раз уж они так удобно устроились в столь располагающих условиях, может быть, они начнут относиться друг к другу менее враждебно?

Французы в этом деле набили руку. Вспомним переговоры в Рамбуйе в 1999 году, когда пытались решить косовский конфликт. План состоял в том, чтобы запертых в замке сербских и косовских делегатов кормить изысканными яствами и поить прекрасными винами до тех пор, пока они не расслабятся и не будут готовы идти на уступки.

Правообладатель иллюстрации AFP
Image caption Делегаты, представляющие сирийскую оппозицию, настаивают на уходе Асада

План, конечно, не сработал. После Рамбуйе они стали воевать. К тому же возникает опасность, что переговорщикам так понравится процесс переговоров, что они будут намеренно их затягивать.

Но подсластить пилюлю и проводить переговоры в роскоши – всегда вариант.

Конференция в Рамбуйе напоминает и о том, что третье правило – изоляция, - уже не работает. Раньше противникам нравилось встречаться на нейтральной территории, где-нибудь, где на них не обращали бы слишком пристального внимания. Очень хорошо для этой цели подходили удаленные острова.

Вспомним Горбачева и Рейгана в Рейкьявике в 1986 году, или советско-американские переговоры на Мальте в 1989 году (правда, этот саммит чуть не пришлось отменять из-за бури в духе шекспировских трагедий, из-за которой президент Джордж Буш-старший и измученные морской болезнью члены американской делегации никак не могли добраться до гавани).

Но теперь журналисты найдут вас, где бы вы ни были. Делегаты не расстаются со своими смартфонами, пишут в Twitter и посылают мейлы всему миру. Вмиг все вокруг обрастает джунглями из спутниковых тарелок и проводов, чтобы журналисты могли внимательно следить за происходящим 24 часа в сутки.

Перепалка на глазах всего мира

И тут самое время вспомнить помпезную церемонию открытия конференции в Монтрё. Прямая трансляция шла по телеканалам по всему миру весь день, и весь день все 40 делегаций просидели в конференц-зале.

Зачем? Чтобы убедить обе сирийские делегации, представляющие правительство и оппозицию, в том, что переговоры – предмет пристального внимания, в том числе и в самой Сирии. А это означает, что отступать теперь поздно. К переговорам придется относиться серьезно.

Правообладатель иллюстрации AP
Image caption Пан Ги Муну пришлось нелегко – на него прилюдно наорал министр иностранных дел Сирии

Словесная перепалка в минувшую среду, когда министр иностранных дел Сирии на глазах у всех наорал на генерального секретаря ООН, стала только бонусом. По крайней мере, с точки зрения западных стран, консультирующих оппозиционеров.

Для Пан Ги Муна, конечно, это было довольно унизительно. Ну ничего.

Для дипломатов это представление поможет убедить такие страны, как Индия и Южная Африка, которые не очень хотят определяться с тем, кого им все-таки поддерживать - Асада или оппозицию.

Это страны, для которых Совет Безопасности ООН – святая святых. Они не очень благосклонны к тем, кто относится к институтам ООН, в том числе и к генсеку, без должного уважения.

А поскольку у Дамаска и так не очень много друзей, это стало не самым лучшим способом укрепить его авторитет.

Неприятные гости

Неудачная неделя Пан Ги Муна напоминает нам еще об одном правиле: лучше вообще не приглашать неприятных гостей, чем делать им предложение, а потом от него публично отказываться. В данном случае я говорю о полном смятении в вопросе о том, приглашать или нет Иран.

Иран не только неприятный гость, который, судя по всему, в кулуарах говорит одно, а официально заявляет другое, но и активный участник военного конфликта, с которым сирийской оппозиции очень сложно справиться.

Иран, безусловно, одна из самых важных составляющих в дипломатической игре, цель которой – положить конец сирийскому конфликту.

Иран – главный финансовый спонсор президента Асада, предоставляющий также и военную помощь, и у него достаточно влияния для того, чтобы Дамаск встал на новый путь. Ни у кого больше такого влияния нет - даже, пожалуй, у России.

Очень сложно себе представить, как без участия Ирана можно будет добиться мирных договоренностей по Сирии.

Новости по теме