Американская пресса о событиях на Украине

  • 21 февраля 2014
Барак Обама Правообладатель иллюстрации AP
Image caption Президент Обама призывает решить кризис на Украине политическим путем

Украинская смута наложилась на сочинскую Олимпиаду и отчасти смазала впечатление от Игр, которые, по всем отзывам, организованы почти безупречно, пишут американские газеты.

Битва на киевском Майдане, которая не сходит с телеэкранов, дала американским комментаторам новый повод пройтись по Владимиру Путину, чьи происки большинство из них считает первопричиной нынешнего кризиса на Украине.

"Стоит ли Путин за зажимом на Украине?", - спрашивает Christian Science Monitor и цитирует Николая Петрова, профессора московской Высшей школы экономики, который уверен, что все последние попытки Виктора Януковича скрутить Майдан в бараний рог были предварительно согласованы между Путиным и Януковичем.

"В отличие от большинства украинских деятелей, которые в основном хотят сохранить статус-кво и обойтись без каких-то радикальных пертурбаций, - замечает Петров, - Путин хочет победить. Он абсолютно заинтересован в том сценарии, который разворачивается у нас на глазах и кончится тем, что оппозицию раздавят силой".

"Россией правит маленький Муссолини с павлиньей походкой, - неприязненно замечает в Washington Post Джордж Уилл, один из старейших политических комментаторов Америки. – Как и Путин, дуче любил фотографироваться с обнаженной грудью и надутыми бицепсами. Путин неспособен примириться с "трагедией", как он называет кончину Советского Союза".

"Украина, чье население (46 млн) и размер примерно равны испанским, в потенциале является экономической державой, - пишет комментатор в статье "Является ли Украина последним эпизодом холодной войны?". - Россия же остается тем, чем был Советский Союз, - страной третьего мира с военными технологиями первого. Ее охотничье-собирательская экономика стоит на добывающих отраслях (нефть, газ, минералы): назовите российский потребительский товар, которого вам могло бы захотеться, помимо водки и икры".

Российский след

Ряд публицистов не исключает, что если беспорядки на Украине скоро не улягутся, то после Олимпиады Москва введет туда войска. В этом, например, практически уверена живущая в Лондоне журналистка Кэти Энгелхарт, поместившая на молодежном сайте Policymic статью под заглавием "Будьте уверены: после Сочи Путин доберется до Украины".

"Вот как может разворачиваться этот сценарий, - пишет Энгелхарт. - Путин будет ждать, пока мы все не уедем из Сочи, волоча медали за фигурное катание и бобслей. Лишь тогда его взгляд сосредоточится на Украине, где, по его словам, 8 миллионов этнических русских взывают о защите против украинских националистических фанатиков. Последующее вторжение российской армии произойдет молниеносно и начнется в Крыму...".

В своих оценках украинской оппозиции американские комментаторы нынешнего кризиса расколоты почти так же, как сами украинцы. Только украинцы расколоты примерно поровну, а американцы - нет.

Как отмечает Washington Post, согласно большинству опросов, сближение с Евросоюзом поддерживают примерно 40-45% граждан Украины, а вступление в Таможенный союз – около 30-40%. Европейский путь более популярен, но ненамного. Нынешние протесты имеют поддержку 48% населения, но 46% их не одобряют. Майдан, опять же, популярнее, но ненамного.

В США же подавляющее большинство комментаторов поддерживают Майдан и сближение Украины с Европой. Из них выделяется профессор Йельского университета Тимоти Снайдер.

Правообладатель иллюстрации AP
Image caption События в Киеве вызвали возмущение украинцев за границей

Противоположная фракция американского комментариата гораздо меньше. Самым знаковым ее представителем является кремленолог Стивен Коэн, автор книги "Бухарин и русская революция". Коэн относится к украинской оппозиции скептически и подчеркивает присутствие в ее рядах ультранационалистических и неофашистских элементов.

В связи с этим критики обвиняют Коэна в том, что он вторит кремлевской пропаганде, хотя он не раз довольно резко высказывался по поводу нарушений прав человека в России.

Профессор Снайдер вещает с трибуны либеральной New York Times, а профессор Коэн – со страниц левого журнала Nation, который издает его жена Катрина ван ден Хювел.

Два профессора не согласны почти ни в чем. Например, Снайдер недавно написал, что Украина ныне является диктатурой. Коэн парировал, что Украина сейчас являет собой нечто прямо противоположное: репрессивные законы 16 января были быстро отменены, и в стране воцарился политический хаос, который не контролируется ни Януковичем, ни Радой, ни милицией или каким-то другим госведомством.

Снайдер с одобрением писал в конце прошлого года, что своими замечательно массовыми и мирными протестами украинцы показали положительный пример европейцам.

Коэн призывает его пересмотреть свои восторги, поскольку в последнее время протесты на Украине отличались бросанием в милицию бутылок с горючкой и изобилием антисемитских лозунгов. Такой пример Коэн никому не рекомендует и пишет, что эти выходки не потерпело бы ни одно демократическое государство Запада.

В отличие от Коэна, Снайдер относится к намерениям Путина в отношении Украины крайне подозрительно и не исключает, что Москва может прибегнуть к силе – после окончания Олимпиады, поскольку во время нее Путин не хотел бы выглядеть агрессором и империалистом в тот момент, когда он принимает у себя весь мир.

"Россия может организовать переворот на Украине чисто из-за нервозности и отсутствия других идей в туманной надежде, что евразийскую мечту Путина как-то удастся спасти, - пишет профессор в статье "Не дать Путину заграбастать Украину!". - Но если - и когда - российские марионетки потерпят провал, то Путину придется выбирать между вооруженной интервенцией и потерей лица. Применение российского оружия на Украине скорее всего приведет к массовому кровопролитию, но не принесет тот результат, который Москва сочтет благоприятным. Если даже Россия сможет выиграть быструю войну, - что маловероятно, - сопротивление продолжится в подполье".

СМИ США не заостряют внимание на присутствии радикальных элементов в рядах оппозиции, но нельзя сказать, чтобы они совсем его замалчивали.

Самый, пожалуй, взвешенный анализ этого вопроса напечатан в Washington Post в статье политологов Кита Дардена и Лукана Уэя. По их словам, имеющиеся данные пока не подтверждают теории, что большинство участников последних протестов мотивировались в первую очередь радикальным национализмом или шовинизмом.

Согласно декабрьским и январским опросам, главным побудительным моментом протестов было недовольство Януковичем и его нежеланием прорубить окно в Европу. Больше всего сплотили оппозицию попытки Януковича разогнать демонстрантов.

Правая оппозиция

По словам Дардена и Уэя, ни одно из требований оппозиции не отражает очевидно шовинистической программы. С другой стороны, пишут авторы, неправильно утверждать, что правые националисты являют собой лишь незначительную часть протестного движения.

То, что сходит за его руководство, состоит из трех оппозиционных партий в раде, одна из которых - "Свобода" - определенно находится на крайне правом фланге.

Как напоминают авторы, "Свобода" называлась до 2004 года Социал-национальной партией Украины и пользовалась неонацистской и эсэсовской символикой. Даже после того, как она сменила название и символику, ее лидер Олег Тягнибок продолжал доказывать, что оппозиции нужно бороться против "москальско-жидовской мафии, которая управляет Украиной".

По наблюдениям New York Times, именно к этим кругам принадлежат самые агрессивные демонстранты, захватывающие на Украине здания и госучреждения.

Но роль этих элементов в протестном движении, оговариваются Дарден и Уэй, неизмеримо больше, чем их роль в украинской политике. У них очень мало сторонников за пределами западных областей Украины.

Новости по теме