Львов: курс на Европу

  • 23 февраля 2014
Жительница Львова Мария Погорилко
Image caption Львовянка Мария Погорилко потеряла любимого человека

"Есть такая партия, которая убивает людей": большой бело-синий рекламный стенд на въезде во Львов встречает приезжих первым признаком украинской революции.

Говорят, раньше на этом месте был рекламный плакат Партии регионов. Но неизвестные активисты "отредактировали" его, недвусмысленно намекая на обвинения в адрес правившей на тот момент политической силы в гибели людей на Майдане.

На первый взгляд Львов не выглядит как революционный город: работает большинство магазинов и кафе, по узким улицам гремят трамваи, люди ходят на работу и спешат по своим делам.

Но ситуация в стране напоминает о себе у первого же банкомата: снять наличные в городе в течение нескольких дней можно было только на окраинах.

Уже почти неделю во Львове нет действующих правоохранительных органов. Во вторник вечером, сразу после кровавого дня в Киеве, возмущенные толпы сначала разгромили, а потом взяли под контроль основные административные здания.

"Даже Гитлер во время войны дал приказ: чтобы во Львове ни один кирпич не тронули", - сокрушается один из сотрудников Службы безопасности Украины, показывая на разбитые во время штурма австрийские еще витражи.

Image caption Разгромленное здание управления внутренних дел Львовской области

Ворвавшиеся в помещение демонстранты разбили не только их, но мебель и бытовую технику. В окна здания бросали вывороченные из мостовой булыжники и коктейли Молотова. Поэтому теперь некоторые комнаты областного управления милиции напоминают картины Сальвадора Дали: на стенах висят растекшиеся от огня пластмассовые часы, в оплавленных горшках все еще стоят почерневшие цветы.

"Это просто выплеснулись эмоции молодых людей, очень молодых - 14-15 лет - которых мы сами же сдерживали", - объясняет 52-летний Ярослав. Он - один из гражданских активистов, охраняющих здание УВД вместе с милицией и сотрудниками СБУ. "Мы просто не успели сделать так, чтобы они глупостей не наделали", - добавляет он.

Хотя "эмоции" перевернули несколько милицейских машин, которые все еще лежат неподалеку, площадь перед зданием уже отремонтировали.

К охране у разбитых дверей постоянно приходят львовяне, предлагающие помочь. По всему городу висят плакаты с призывами: "Повстанец, не будь варваром" и менее формальные: "Выходя на акцию, не забудь включить мозг".

Между тем, по словам мэра Львова Андрея Садового, после разгрома во вторник около 80% сотрудников милиции на работу не вышли.

Поэтому местные жители патрулируют улицы в составе отрядов самообороны, к которым в последние дни начали присоединиться и милиционеры. Надевать форму стражи порядка пока не рискуют, во всяком случае, мы пока не видели здесь ни одного человека в погонах.

Image caption "Включи мозг! Не разрушай наш город", - призывают листовки на стенах львовских домов

Один из тех, кто добровольно помогает следить за порядком во Львове - 25-летний Тарас, сотрудник одной из международных курьерских компаний и диджей-любитель.

Он говорит, что еще недавно принимал участие в киевском Майдане, но был вынужден вернуться на работу под угрозой увольнения.

"Сейчас решается судьба нашей страны, демократии в Украине. Если сидеть на месте, то ничего не изменится, и мы так и будем оставаться на коленях, - говорит Тарас. - Сейчас пришел такой момент, когда должны выйти все".

Тарас с некоторой гордостью демонстрирует довольно глубокую ссадину на лбу. Он объясняет, что это последствия встречи с "недобрыми людьми", но в подробности предпочитает не вдаваться.

Разумеется, легкая травма - ничто по сравнению с тяжелыми потерями, которые понесли в течение последней недели участники противостояния в Киеве.

Траур по погибшим

В числе погибших - 13 львовян. В пятницу вечером их тела встретили на местном Майдане, а в субботу по всему городу проходили поминальные службы.

Траур - одна из причин, по которым во Львове пока нет празднеств в связи с ускользанием власти от президента Януковича.

По всему городу висят знамена с черными ленточками, около домов стоят поминальные свечки, а на фасады домов и деревья прикрепляют фотографии убитых.

26-летняя львовянка Мария Погорилко - невеста одного из бойцов "небесной сотни", как сейчас сторонники Майдана называют погибших во время столкновений в Киеве.

Мария и Богдан Солчанык, преподаватель Украинского католического университета, были вместе больше четырех лет и недавно обручились.

"Несколько дней назад мы говорили, что наша страна изменится, и мы поженимся в новой стране. В Украине, о которой он мечтал", - рассказывает Мария.

Во вторник Богдан был убит выстрелом снайпера недалеко от Майдана. Ему было 28 лет.

Опустевшая львовская квартира Марии и Богдана, с большой изразцовой печью, скрипучими деревянными ступеньками в подъезде и входной дверью на балконе - яркое напоминание о европейской истории Львова. Города, государственная принадлежность которого менялась за последние века более 10 раз.

Мария Погорилко признается, что на польском и английском языках ей говорить проще, чем на русском.

Язык и политика

Image caption Игорь Мосесов ведет единственную во Львове русскоязычную музпрограмму

Однако во Львове, вопреки расхожим стереотипам, живет значительное количество людей, для которых родной язык - русский. По оценкам, в городе с населением примерно 700 тысяч человек около 20% русскоязычные.

На одной из самых популярных местных радиостанций "Львiвська хвиля" ("Львовская волна") выходит передача на русском языке - правда, единственная.

Трехчасовую программу под названием "Музыка из ящичков и не только" уже более 20 лет ведет местный диджей Игорь Мосесов.

"Я один остался такой во Львове ведущий, которому позволено вести на русском языке", - говорит Мосесов.

"Давно когда-то истерика была по поводу того, что я это делаю, но я им честно отвечал, что, естественно, мы все на улице общаемся на украинском языке, у себя дома, со своими знакомыми общаемся на русском, никому ничего не мешает", - рассказывает он.

61-летний Мосесов свободно владеет и украинским; его вторая передача - о джазовой музыке - выходит именно на этом языке.

На вопрос, комфортно ли живется русскоязычным во Львове, ведущий говорит, что отношение людей друг к другу зависит только от уровня их внутренней культуры.

"Тут нет какого-то гонения, но есть некие негласные вещи, которые надо соблюдать. Например, если ты пришел в учреждение, желательно, чтобы ты разговаривал на украинском языке", - говорит Мосесов.

Но означает ли разница в языке и иные партийные предпочтения? "Совсем нет!", - уверяет радиоведущий.

На парламентских выборах 2012 года во Львовской области за Партию регионов проголосовали 4,7% избирателей, причем политические границы, по словам Мосесова, совсем не совпадают с языковыми.

"Скажем, некоторые бизнесмены тогда голосовали за регионалов, но как же они просчитались!", - с улыбкой резюмирует он.

Отстраненного от власти президента Януковича радиоведущий называет "неадекватным" и поддерживает акции протеста на Майдане - немного, впрочем, опасаясь радикализма "Правого сектора".

На тех же парламентских выборах 2012 года жители в основном русскоязычного Харькова отдали Партии регионов почти 50% голосов.

Означает ли это, что жители украинского Востока и Юга живут по сути в другой стране и по другим принципам? Большинство львовян убеждены в обратном, и думают, что все дело что дело в отсутствии информации и стереотипах восприятия.

Разрушить такие стереотипы очень сложно - особенно если учесть, что самый быстрый способ добраться из Львова в Харьков - на самолете с двумя пересадками: через Варшаву и Москву.

Но вне зависимости от того, чем закончится нынешний политический кризис, будущим властям Украины придется строить между "западной" и "восточной" столицами Украины скоростную магистраль.

Абсолютное большинство жителей Львова уверены, что украинский поезд по этому новому пути должен двигаться в европейском направлении.

Новости по теме