Город Ровно и "Правый сектор" после похорон Сашко Белого

  • 27 марта 2014
Майдан в Ровно
Image caption Майдан в Ровно сейчас довольно символический

Ровно считается западным городом - и географически, и политически. Искать в нем тех, кто хочет объединения с Россией, практически бессмысленно.

К примеру, местный "Русский культурный центр" - организация, официальной целью которой заявлена "поддержка русскоязычного наследия на Ровенщине" - объявила о том, что в нынешних условиях она выступает за "творческое развитие политической украинской нации".

Глава и создатель общества Михаил Кириллов - отец нынешнего главы областной Рады, которого зовут точно так же. Однако говорить о каких-либо симпатиях по отношению к Кремлю у местных жителей, наверное, не стоит.

Ситуация, когда человек, зная русский язык, на Украине отказывается с тобой на нем говорить - не редкость. Язык здесь - часть национальной идентификации, и люди таким образом часто просто декларируют свои политические взгляды.

Практически каждый человек из "Правого сектора" спрашивал, на каком языке я хочу, чтобы он говорил, предлагая давать интервью на русском - по всей видимости, в какой-то дополнительной украинской идентификации они не нуждаются.

Евромайдан

Отношение к "Правому сектору" в городе неоднозначное.

Когда в городе хоронили ровенцев, погибших на Майдане в Киеве, на улицы вышло около 15 тысяч человек. На похороны Александра Музычко пришли от силы две тысячи человек. И это наглядно демонстрирует то, что для местных жителей Майдан и "Правый сектор" - не одно и то же.

В центре города на площади перед памятником Тарасу Шевченко - местный евромайдан.

Сейчас он скорее символический - несколько палаток, зеленые мешки, в которые засыпали зимой снег, разумеется, покрышки, небольшая сцена.

Возле нее - несколько пожилых людей беседуют с молодым человеком, который сворачивает аппаратуру. Святослав Кличук - активист евромайдана, дежурит на нем с первого дня. Мне интересно, какую роль, по его мнению, играл "Правый сектор" в Ровно.

"Мы некоторые вещи делали вместе. Были такие события, люди собирались и шли - тысячи. В администрацию, например. "Правый сектор" там был, просто люди, у нас тут все открыто, каждый может приходить", - рассказывает он.

По словам Кличука, "Правый сектор" играл весомую роль во всех ситуациях, где необходимо было силовое вмешательство.

Его активисты могли обеспечить охрану порядка, контроль над захваченными зданиями и так далее. "Но в правительстве, в органах власти они совершенно не представлены", - сказал он.

Похороны

Image caption Музычко отпевал сам архиепископ Ровенский и Острожский Украинской православной <br> церкви Киевского патриархата Илларион

Отпевание Александра Музычко проходило в ровенском кафедральном Свято-Покровском соборе, и гроб из драматического театра, где проходила гражданская панихида, несли к нему по пустой центральной улице.

Она была перекрыта милицией и активистами "Правого сектора", причем милицейских машин я видел всего пару-тройку.

Всю работу по организации похорон и охране выполнял "Правый сектор", одним из лидеров которого был Музычко.

Дисциплина членов этой организации, то, как милиция работала в тесном с ними контакте, производит впечатление. Кажется, что "Правый сектор" в Ровно - сила, с которой приходится считаться властям.

В храме Музычко отпевал сам архиепископ Ровенский и Острожский Украинской православной церкви Киевского патриархата Илларион.

Место на кладбище, как мне рассказали местные жители - на одном из самых престижных участков.

Но при этом, несмотря на то что власти явно давали добро на такую организацию, на похороны не пришел ни мэр, ни губернатор.

Все многочисленные выступавшие были только его друзьями и соратниками.

Еще до отпевания перед храмом собралась большая толпа.

Людей было действительно много - по разным подсчетам, до двух тысяч человек. Многие не стали входить в храм, там было не протолкнуться.

Image caption Салют бойцов "Правого сектора" на кладбище

Когда я подходил к кому-то и пытался заговорить с ним, вокруг моментально собиралась небольшая толпа - люди наперебой хотели поговорить с журналистом.

Те, кто пришел к храму проститься с ним, говорили мне, что он действовал в интересах простого народа, был бессеребренником и погиб небогатым человеком.

Они говорили, что он был честен и раздавал все бедным людям.

Слово "Робин Гуд", как мне кажется, на этой площади хоть раз услышал каждый корреспондент.

Однако уже после похорон я прошел по ровненским улицам и поговорил с жителями города. И далеко не все разделили чувства тех, кто пришел на панихиду.

Кто-то говорил, что Сашко Белый был как личность мало значимым в масштабах государства, и даже города, кто-то симпатизировал ему, но не поддерживал "Правый сектор".

Были и такие, кто говорил, что им откровенно не нравится жесткость, с которой выступал Музычко и его соратники. Украинцы - народ спокойный, говорили они, и он для нас слишком агрессивен.

Что дальше?

Это главный вопрос, который я задавал активистам "Правого сектора".

Сразу после известия о гибели Музычко лидер "Правого сектора" Дмитрий Ярош созвал пресс-конференцию и потребовал немедленной отставки министра внутренних дел Арсена Авакова и ареста всех причастных к убийству бойцов спецподразделения "Сокол".

Он также предупредил, что "Правый сектор" не намерен молча наблюдать за подобными действиями сотрудников МВД. А ближайшие соратники Александра Музычко в Ровно заявили, что будут мстить министру внутренних дел.

На похоронах я подошел к лидеру "Правого сектора" в Киевской области Игорю Мазуру и спросил его, так ли это.

По его словам, "Правый сектор" собирается проводить свое, независимое расследование гибели их лидера, "взяв мандат доверия у Майдана".

Что же касается действий в отношении власти, которую "Правый сектор" обвиняет в убийстве Музычко, то Мазур сказал, что воевать с ней не будут, поскольку "любая война в стране сейчас на руку России".

Новости по теме